m_levante

Лицо


     Странно, почему многим так хотелось видеть его лицо...
 

   Им не хватало его слов и мыслей, мыслей, облаченных в слова и предложения, они всё равно хотели видеть его лицо.
 

     Что они рассчитывали  увидеть на этом лице?  Думали прочесть  правду, считая, что он говорит ложь? Ту ложь, с которой соглашались,  всё  же имея её  за правду?  Или что?
 

     Сказанные им слова, те самые, что он облекал в предложения и даже  больше, формируя из них свои опусы, с которыми они вроде тоже  соглашались, должны были изменить свой первоначальный смысл от того, что  обозначится  его лицо? Тот смысл, который он всегда вкладывал в то, что  говорил и думал?
 

    Для этого им  так хотелось увидеть его живьем, вместо того, что видели?
 

     Но на его лице только лежала печать, грубо поставленная самой жизнью.
 Его лицо украшали душевные раны  —  колотые,   рваные, заштопанные и не  совсем, затянувшиеся и болящие,  да  ещё  с такой силой болящие, будто  только вчера были им получены.
 

     Свеженанесённые,  они кровили и сочились прямо с его лица, стекая ему на грудь и затекая в  душу.
 

    А в глазах вечно  стояли горькие, солёные слезы, которые мешались с  его смехом и  там же застревали между мокрых крупных капель,  называемых  кем-то  слезинками, которых не было видно в его глазах.
 

      Их прикрывала вечная бесконечная пустота, удивляющая своей  бездонной глубиной, где не было возможности что-либо разглядеть, а тем  более понять, плачет он или смеется,  или и то и другое вместе,  в его  глазах всегда присутствовала такая отстраненность, что даже пустота,  которой он вечно прикрывал свои истинные чувства, отступала, уступая  место той непонятой никем отстраненности от этого мира и  от  людей,  которых он знал  и не знал одновременно,  не знал, что можно от них  ждать, зная их самих.
 

       И потому,  что хотели увидеть на его лице  те, кто знаком был с его словами  и мыслями, не совсем было понятно.
 

    Кроме шрамов, что закрыли полностью  его настоящее лицо, избороздив  его вдоль и поперёк,  и той пустоты, они ничего бы больше не увидели,   и  им пришлось бы и дальше верить ему на слово, не понимая врёт он или  говорит правду,  даже когда врёт.
 

    В этом  вообще не было никакой существенной разницы.
 

    Достаточно было довериться его словам и мыслям, чтобы не хотеть увидеть его настоящее лицо.
 

      Да и лицо не хотело, оно  не хотело, чтобы его видели, оно само не  хотело смотреть в этот мир теми пустыми глазницами, в которых вечно  стояли,  словно глубокие озера среди выжженной пустыни, слезы радости и  печали одновременно, не хотело  смотреть, чтобы не видеть, потому что  его душу переполняли не лучшие чувства, всё  еще не убитые теми, что  оставили  те шрамы в огромном количестве на его лице, искаженном маской  боли, что являлась его настоящим лицом, тем, которое так хотели увидеть  многие.  А могли просто  читая его мысли, облаченные в слова,  видеть   его и  без тех пустот,  и без той отстраненности, без  той маски,  которую  он  вечно вынужденно надевал на себя, дабы ещё  существовало  его лицо, а не полностью исчезло за шрамами от душевных ран,  и тогда  даже  просьба  их  о том, чтобы он показал своё настоящее лицо,  будет  полностью бессмысленна, как и слова его и мысли потеряют всякий  смысл,  потому что их автор перестанет существовать...перестанет их  произносить...
 

       Что говорит лишь  об одном, не в лице было дело, а в тех шрамах  на этом лице, без   которых оно не могло бы существовать,  без той души,  которая всегда говорила,  нужно было  только услышать её,  даже не видя  глаз и слёз в этих глазах, наполненных горечью и смехом, и даже той  пустотой, которой наполнила  эту душу  сама жизнь и всем тем,   что в  ней происходило, которая грубо поставила печать на его лице, ни  минуты  не сомневаясь в том, что это правильно.  И была права, потому что, если  бы не она, то всё  равно душевные раны глубокими шрамами легли бы на его  лицо и  там бы и  остались бы на века.
 

     И всё же  это  всегда было только  его настоящее  лицо.
 

30.04.2020г
Марина Леванте
 

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220043000829 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded