m_levante

Согласен и понимаю!


         Это была любовь и взаимопонимание   с первого взгляда.
 

   Сначала он прислал ей поздравление с наступающим вербным  воскресеньем, узнав, что это не к ней, сказал, что понял и через пару  дней, поздравил на правах православного с  Пасхой.
 

Снова узнал  о том, что ошибся, уже   чуть  в больших подробностях о  том, почему, когда она открытым текстом ему призналась в том, что  атеистка, сказав, что могла и буддисткой оказаться и о том, что и в    таком случае его поздравление было бы тоже  мимо кассы.
 

На вопрос, ему как, понравилось   бы, если бы она его поздравила бы  с  днём  рождением  Будды, подумал и ответил, что,   наверное, нет.
 

Короче,  согласился с тем, что права. Снова, сказал, что понял и что  согласен, и  начал присылать открытки с жизнеутверждающими принципами,  как должно быть, но только не с тем,   как есть на  самом деле.
 

     А на самом деле всё было не очень хорошо, если не сказать, что  очень плохо.
 

   Но он знал, как должно быть: о том, что друзья познаются в беде, о  том, что друзей много не бывает  и что друзья, это не список контактов,  а  те, кто о тебе помнит.
 

    Будучи без пары,  всё   проговаривал прописные   истины  про то, что  мужчина, дающий женщине понимание того, что она ему необходима, вне  конкуренции, про женский и мужской ум и   характер, тоже  упирающиеся в  избитые стереотипы, увлекался стишками, но не собственного   сочинения,  а  любил  выразить свои чувства  в стихах, снова  о  том, как должно   быть, про любовь и дружбу, про человеческие   взаимоотношения, про   слова, которые не заменят чувства,  забывая об отсутствии слов как  таковых,  и потому всё больше пользовался  рисованными цветами и словами  к ним, сам же  использовал  только два слова  «понимаю»  и «согласен»,  считая такое вполне достаточным,   всё надеясь на взаимную любовь и  такое же понимание, и  потому заранее всех понимал.
 

     Он  был таким  добродушным   крокодилом  Геной, впрочем, его и в  самом деле звали Геннадием, который никому зла не  причинит,  и мухи не  обидит,   так было проще преподносить себя, как согласного и   понимающего человека, не боясь промахнуться и не сказать ничего лишнего.
 

    И потому и дальше продолжал понимать и соглашаться, узнав, что не  корыстна, согласился с тем, что корысть это плохо, добавил, что и сам  такое проходил, родственников, которых интересовали только деньги, но не  он сам.
 

Узнал о том, что   как в "Господах Головлёвых", свои люди сочтёмся,  такие как раз и не могут найти общего   языка, когда дело касается   денег  и не только, и что  это только малая толика того, что часто  мы  имеем от родных людей,   просто, каждому везёт в жизни  по- своему,  но  это не значит, что твоё везение хуже или лучше,  чем у другого.
 

    И опять сказал:   «Согласен полностью» и снова  согласно кивнул  головой.
 

      Так как, наконец, усвоил,  что православие это не та общая  тема  для взаимопонимания,  а любить продолжал,   то,  переслал в день  объятий, пожелания счастья, чтобы и она могла кому-нибудь пожелать  счастья   и с кем- нибудь обняться.
 

      «Сегодня день объятий, отошли кому желаешь счастья. Если к тебе  вернется 5 обратно, твое счастье будет рядом…»   — гласила очередная  надпись  на очередной открытке.
 

Узнав, что ей   некому  такое  отсылать, опять не просто согласился, а похвалил за отсутствие тех, кому не переслать обнимашки.
 

      Теперь она не поняла, как когда-то он, что она атеистка, даже   сказав:
 

        « Не совсем понятно, что это означает, Геннадий...»
 

И добавила тоже прописную истину, про наличие друзей, которых хорошо  если  в реальной жизни бывает один друг,  а два это много,  как и три  такого не бывает.
 

На что он сообщил:  « В  жизни по-разному бывает, поэтому прекрасно вас  понимаю», —  обратившись к ней на «вы» хотя уже собирался переходить на  «ты»,  он же её любил, а главное понимал, и со всем, чтобы она не  сказала и не сделала, соглашался. Так надо было, так было написано  на  его любимых открытках с цветами и женщинами, с пупсиками и утятками,  кошечками и собачками, и обязательно   с прописными истинами, о том, как  должно быть.
 

    Ещё раз,  узнав про то, что она ровно дышит  ко всем людям, и к  православным тоже, потому что не знает их лично, сказал,  «всё правильно  говорите» и добавил:
 

               —  Да, жизнь преподносит нам много сюрпризов и не всегда  приятных, но я стараюсь быть оптимистом и надеяться на лучшее, уверен,  что и у тебя всё будет хорошо.
 

Поняв, что она с ним и за него, Гена  всё же перешёл на «ты», закончив  так удачно начатую фразу, словами:
 

               «Спасибо, тебе, что уделяешь мне столько времени...»
 

     В конце концов,  пора было уже переходить от обнимашек к поцелуям,  потому в ещё  один праздничный  день прислал ей чмоки-чмоки, поздравив  её с днём внезапных поцелуев, не забыв прислать открытку с надписью,  которую, как и с обнимашками, надо было переслать тем друзьям, которых у  неё не было.
 

      «Чмок тебя, сегодня день внезапных поцелуев!
       Если вернётся пять, то будешь счастлив,
       Кидай дальше и меня не забудь»
 

 Гласила очередная надпись, украшенная красными рисованными  губками.
 

     И  всё бы ничего, она уже давно привыкла к тому,что  в основном  люди слепы и глухи, и страдают отсутствием памяти, и даже не удивилась  тому,    что вчера у неё был день рождения, а  этот её знакомый тоже  успешно  позабыл об этом,  хотя  накануне  она ему  сообщила,  что у неё  ипохондрия  в связи с наступающим событием, и он даже привычно  понимающе  согласился с этим,  сказав: «Так бывает!»     и потому видно  решил, что б не расстраивалась не с днем рождением поздравить, а  чмокнуть её  в щёку или ещё  куда, но с тем, чтобы она  и  о нём всё ж  таки не забыла.
 

     И она не забыла, не забыла поблагодарить его,  с тем, что  поздравил, на что тут же была осыпана рисованными букетами роз с  единственными его собственными не написанными словами, что лучше поздно,  чем никогда.
 

      Она махнула на это рукой, сказав, что день рожденья был вчера, и  что, кто не успел, тот опоздал,  и тут он, теперь забыв обо   всех своих  жизнеутверждающих постулатах,  означающих, что   со всем надо   соглашаться и понимать, обиделся, заявив, что надо же понимать, что не  всегда он дома и не всегда у него  наготове открытки поздравительные,  забыв, что чмоки были под рукой.
 

      Она даже извинилась, добавив, что забыла о том, что люди слепы и  глухи, и что вот это-то она и не учла, и потому «Извини!», хотя  претензии вроде, она  не предъявляла.
 

    Он замолчал, не зная как быть, соглашаться или понимать, потому что и  то, и другое  уже явно не получалось, у него под рукой ещё было много  открыток с жизнеутверждающими фразами, и с  теми же не увядающими   цветами, и  с  кошечками  и собачками, но у него самого не было ничего, и  потому он продолжал молчать, уже не понимая, любит или нет.
 

     Так как он больше ничего не сказал и видно,   не собирался,  она,  не верящая   ни в бога,  ни  в черта с облегчением вздохнула и про себя  подумала  «И,  слава богу! » и закрыла эту страницу  не прочитанной и не  понятой  любви.
 

31.05.2019 г.
Марина Леванте  

© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219053101201     

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded