m_levante

Прощальный минет


  (Для тех кому за 18 и у кого понимание имеется, что такое порно с  эротикой и что есть реалистичная проза, без эротического подтекста, но о  безнравственности.
Короче,  дуракам и ханжам не рекомендуется к прочтению...)
 

                —   Я даже не вижу больше эротических снов.   —     Сказал полностью не обеспокоенный половой  темой  мужик со шрамом на  щеке при первом же разговоре с незнакомкой.
 

     Ему было глубоко плевать на эротику, он только жаждал порнухи,  лёжа  ночами в одиночестве  под холодным скомканным одеялом, и пытаясь  согреться,   дрочил свою мягкую вялую плоть, не желающую твердеть и  подниматься под напором даже его мужской руки, хотя бы ради того, чтобы  стоя поприветствовать своего хозяина, взяв под козырёк,  и сказав: ты  крут, мужик!
 

   Но у него ничего не получалось    ни так,   ни эдак, стучащие от  холода зубы, вызывали такой же мандраж   во всём его с неутолённом    похотью теле, и он всё время промахивался, пытаясь  ухватиться за  кончик своего пениса, как за рычаг переключения  скоростей в автомобиле.
 

Воспоминания о том, как бывало раньше, тоже не помогали, в конце   концов,  он снова плюнул и на эротику,  и даже на порнуху  и решил  давить на жалость. Но не  на свою, а   той  незнакомки,  которой со всей  присущей ему пафосностью и состраданием к себе самому заявил:
 

                —   Я не знаю, сколько ещё проживу, потому и не завожу пса.
 

Да, такие как он,  этот мужик со шрамом на щеке,   могут пережить  даже  слонов, а не  только своих  собак.
 

Но ему этого было мало, он хотел увидеть слёзы отчаяния на её  лице, что  б  поняла  и убедилась в том,  что сейчас потеряет, так и не сделав,  хотя бы напоследок и перед смертью, его смертью, он ведь постоянно  умирал, когда, что-то не сходилось, не сделав ему  хотя бы минет.
 

      Но минет она всё же не сделала, с удивлением посмотрев на его    зардевшееся не от счастья, а от стыдливого ханжества,  лицо, когда на  экране его телевизора, бряцая по струнам гитары, дешёвый бард пел о том,  как твердеют женские соски.  Он мог только представить это в своём  убогом ограниченном уме, где вечно не складывалась картинка, лишь  потому, что он   постоянно был   обеспокоен только тем, что ещё было у  него между ног, не беспокоясь о том, чему  полагалось находиться на  плечах, путая принципы нравственности и морали со своим вечно стоящим на  повестке его глупой жизни ханжеством.
 

         И  всё же он был крут, когда ныл и стенал на темы своего бытия,  когда всё не решался отойти в мир иной, а хотел, хотел, чтобы хоть   кто-то,  пусть даже та незнакомка, которую он видел  всего пару раз,  сделала ему минет, и вот тогда он с сознанием, что мужик и ещё со шрамом  на правой щеке, отойдёт,  испустив напоследок дух сожаления о том, что  не смог таки признаться,   хотя бы самому себе,   в том, что больше  всего   на свете  ему  не хватало секса, а не  любви, которой он каждый  раз прикрывался, думая, что ему это поможет получить желаемое,    не  зная, что не все появились на этот свет в одном инкубаторе и потому,  кому-то ещё нужна любовь, ну, и  эротика с порнухой, уже  как  прилагающиеся  к основному.
 

25/10/2018 г.
Марина Леванте  

© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218102501119 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded