m_levante

Ненастоящая любовь


       “Я  так тебя люблю”,  -  говорил он ей почти каждый день, каждый  час признаваясь в любви.  И ей не было этого  мало, ей наоборот, это  было много, его постоянных признаний в любви, которые выглядели,  как те  бесчисленные  звезды, которые он тоже вечно обещал достать ей с неба и  вручить лично ей в руки.
 

     Но она кроме пустоты  в своих руках ничего не ощущала, потому что в  них не было тех звёзд, о которых он постоянно говорил, обещая их ей  достать, как и ту любовь, те чувства, в которых он вечно с первого дня  их знакомства  признавался, она не чувствовала.  Потому что он только  говорил о любви, но вовсе не любил.  Нет, любил, но сначала себя, а   потом свою любовь в ней, те чувства, в которых признавался постоянно,  говоря: "Я так тебя люблю!"
 

    И поначалу она даже  верила ему, она купалась в его словах,  означающих его чувства,  его  любовь к ней, это было приятно,  осознавать, что кто-то без тебя жить не может, что ты единственный  человек на этом свете ради которого готовы и  жизнью пожертвовать,  и  достать все звёзды с темно-синего неба, и положить их  к твоим  ногам,  лишь бы  сделать тебя  счастливой. Она млела и тонула в его словах  признания, и действительно  была  счастлива.
 

     Но со временем она не просто устала от вечных его признаний в  любви, ей стало казаться, что он так часто об этом говорит, будто хочет  не её, а себя убедить в том, что любит, что жить не может без этой  любви.
 

     Но он и вправду не мог жить без этой любви, только к своим  признаниям, к тем обещаниям, когда чувствовал себя великим  и  благородным, он же, вон, и звёзды мог достать, он это обещал, достать,  но не доставал, потому что всё же не мог.  Это было из разряда его  личных фантазий, чтобы ещё лучше выглядеть в своих и её глазах.
 

       И она устала! Устала постоянно выслушивать его, подпитывая своей  верой в  его слова   его веру в себя,  когда слов было так много, а  того,  о чём были эти слова,  даже не было видно, оно не чувствовалось,  не ощущалось той теплоты,которой по обычаю сопровождаются такие   чувства,  и когда    слова  уже больше  напоминают  те холодные звёзды,  что ярко светили на небе, но тепла от них не было, от них исходил только  холод.  Как и его слова, его чувства, которые яркими были только на  словах, а в действительности так и оставались теми холодными звёздами.
 

      Может и к лучшему,—  однажды подумалось ей, —   что он не достал  ей обещанных звёзд с неба, иначе она ощутила бы весь тот пронизывающий  насквозь холод, окажись они у неё в руках, и сама перестала бы любить  его.
 

     Хотя она и так больше уже не любила его, потому что любить  только  те красивые слова, которыми он вечно обозначал свои  чувства к ней, как  прикрываясь ими, делая себя красивее,   невозможно,   и слова могут   кончиться,  и просто надоесть,  одни и те же, по десятому и сотому  разу  сказанные, а любовь не должна,  вроде кончаться, и не должна надоесть,   если она настоящая, а не придуманная  и состоящая только из тех  слов о  любви и чувствах.
 

     Более того, она почувствовала, как его постоянные признания в любви  мешают ей видеть его самого за теми словами, и даже любить его. Кого?  Кого она любит, —  часто спрашивала она себя.  Того, кто красиво  говорит  и даже не ровно дышит при виде неё, а дальше, дальше что?   Дальше те далекие недоступные звёзды  и его чувства, затерявшиеся среди  этих мрачных на самом деле  светил, где место было только для него  самого, ибо он любил только себя и желая быть хорошим даже в собственных  глазах, придумал ту любовь, которой не было, но была жертва этой любви  —  она, поверившая на время в те слова о любви, которые всё же однажды  кончились, как и её любовь закончилась.  Она не бывает вечной, эта  любовь,  когда она не настоящая,а придуманная.    Чувства её  угасли,  как погасли в одно из случившихся  лунных затмений звёзды.   Она не  смогла больше любить то, чего не существовало в природе. Некий миф,  придуманный не ею, но с попыткой внушения ей, что это реальность.  Реальность, спрятавшаяся за мифом. Так не бывает. Миф,  как и мифическая  любовь,  всегда останется только мифом.
 

      И ему пришлось остаться с самим собой, и продолжить любить  себя  таким,  каким  он был, без навязанных и придуманных  чувств к кому-то  другому.
 

      И это и была та самая настоящая любовь, когда любишь всего  целиком  и без остатка,  и без разбора, без глупых обещаний совершить  невыполнимое.  Ведь ты прекрасно знаешь, что себя обманывать не  захочется.
 

      И потому он продолжил любить себя, таким каким был, не лучше и не  хуже  кого-то,  больше не совершая плохих поступков, то есть не ища себе  жертв  для собственного  самоудовлетворения.  Он даже стал порядочным в  глазах  других, чего так хотел тогда, когда делал  признания  в   несуществующем, на что ещё и не был способен, любить  кого-то ещё кроме  самого себя.  И любил, зато по-настоящему, без лжи и лицемерия, на  которые оказался временно способным, не будучи на самом деле таковым.  Просто поддался всеобщему влиянию,   мнению большинства  о том, что    надо живя,  в этом мире, любить ещё  кого-то, не быть эгоистом, любя   только самого себя, и тогда ты снискаешь уважение, а на самом деле  одобрение окружающих, тоже привыкших думать, как все и как принято, и   плюя при этом   на собственные чувства и эмоции, которые в этом случае  будут такими же ненастоящими, как и  была его любовь к ней.
 

31.03.2020 г
Марина Леванте  

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220033101285 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded