December 25th, 2019

Весь мир, коварно потонувший




Зеленый лес, сосновый лес склонился над водою,
И чаек он с собой позвал, что плавали, летая над рекою,
Смеялись люди, сидя у реки и в лодочках качаясь,
Была то летняя пора, и знойная погода,


Когда кричали чайки,  призванные полетать
И  крыльями  подоставать, ту воду, где сосна отображалась,
Куда и  солнца блик, и чаек крик,   всё так же  окунался,
И  там же словно в зеркале,  отображался,
Касаясь водной глади тем лучом, что солнцем был и тем сияньем,
Что освещал путь чайкам и сосне к застывшей в зеркале  воде.


Когда бы чайки не кричали, вода,  прозрачной что была,
Как лед зимой,   такою гладкою б  была,
Без дребезжанья  и без ряби на гладком  водяном круге,
Но чайки громко гоготали, всё так же быстро над рекой носясь,
И  воду крыльями всё задевая, где сосны жили, что почти в реке,


На  самом деле над рекой они склонились и в  воду кроной погрузились,
Всё глядя на себя, на мир, что сверху,  что   отражался он в воде,
И  лодки дно,  что  тоже  плыло по верху той водной   глади,
Все это   и всё остальное  казалось, будто   карта искупалась,
В той глубине речной воды, что дама пика, в карте снизу оказалась.


Весь мир тонул в глубинах той   реки, не только небо голубое,
Не только сосны, те,  что там росли,  игольчатые дамы, не только чайки,
А   весь мир, что тихо трепетал под небесами, коварно падая в ту гладь,
Оттуда ловко выплывая, и снова уплывая вниз, все так играя, но   не с нами,
С   теми людьми, что в плыли в лодках, и кто сидел на берегу реки,


Со всеми  теми,  кого еще художник своею творческой рукою
Удачно водрузил на полотно картины, и там  забыл их навсегда,
Чтобы другое поколенье, пришло и глянув на его пейзаж,
Застыло в жутком изумленье, от красоты чарующей их глаз.


Марина Леванте
24.12.2019 г


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219122401083

Кукушка стерва



Сурово смотрела кукушка
Прямо в мои глаза,
Все  сидя на стенке из камня,
Вся белая, стерва, была.


Она зеленея от злости,
Что год подступает к концу,
Потом побелела с досады,
Когда наконец, поняла,


Что стрелки часов на том доме,
Где вечно жила она,
Стоять будут в том же режиме,
И ей куковать до утра.


Все  так же кричать на округу,
Что снова пришла весна,
Когда было лето и зимы,
Она всё  кричала одна,


В лесу она всем говорила,
О том, что последняя будет весна,
За что её  не любила
Всем хором людская толпа.


Потом она наплевала
На вечный кукушечий вой,
Про то и кому сколько сталось,
И  сколько кому все ж осталось.


Кукушку засунули в домик,
Она побелела за раз,
И стала белее той ночи,
Что выросла из гнезда.


И вот потому, что есть мочи,
Кукует она на стенах,
А то, что всё год наступает,
Который ей всё  обломает,



Что в лес она всё ж не слетает,
Не навестит там друзей,
То поводом ей это стало,
От злости сереть и белеть,



Тем боле, что в зиму без снега,
Её  белизна всем видна,
Пускай и со стенки бетонной,
Но стерва- то там лишь одна.

26.12.2019 г
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219122500842