December 20th, 2019

"Притча про людей и разные страны, в которых живут эти люди."




     Гепард загнал мартышку на пальму и стоя внизу,  радовался тому, что унизил ту, и одновременно бесновался, от того, что  не может достать ее, приложив столько усилий, чтобы увидеть ее унижение.


  А обезьяна, сидя на пальме, вовсе и не чувствовала себя униженной.  Это была ее вотчина, ее родная среда обитания. Вокруг нее, на пальме  росли бананы, хоть и не было ничего другого, но мартышка не была  голодна.


    А главное, это то, что она находилась среди своих сородичей, таких  же мартышек, которым было абсолютно все равно, что внизу скачет  довольный и недовольный одновременно гепард. У них были свои дела на той  пальме, хоть и растущей в тех же джунглях, где обитал гепард, которому  явно нечем было больше в жизни заняться и потому он только и делал, что  искал себе жертвы для унижения, не зная простой истины, что нельзя  унизить того, кто не считает себя униженным, и того, кто не унижается, а  вот смешным стать в чужих глазах можно и очень просто, ибо твои усилия  останутся даже не заметны, в тот момент,когда ты будешь в пустую  кидаться на дерево, которого по сути для тебя и нет, и выглядеть при  этом очень комично, будто желающий наесться, но хватающий при этом  зубастой пастью пустоту или простой воздух, так и оставаясь голодным, и  не утолившим свои ненужные никому амбиции, ну, тем мартышкам, уж точно  они не нужны были, чужие, еще и нереализованные амбиции. У них была своя  жизнь, в которой они иногда вынужденно сталкивались с тем гепардом...


20.12.2019 г
Марина Леванте

Без шлема и забрала




Душа не на замке подобна твоему лицу,
Которое идет в народ с открытым шлемом без забрала,
И по которому ударит враг мечом
И вынесет ей мозг и сердце,
Которое он изуродует своим мечом,
Да так, что не залечишь шрамы.
И можешь инвалидом стать с израненной душою,
В которой ни доверия, а только смерть будут владеть тобою.


Ты инвалид в душе, но опереться  не на кого  будет,
Ты это знай  и помни, это факт,
И шрамы что внутри, что ноют всё  нещадно,
Видны тебе  и только ты страдаешь,
От боли,  от удара, что нанесен врагом
По твоему лицу без шлема и забрала,
Вот потому, коль хочешь жить и не страдать от боли,
Держи всегда свои душевные порывы при себе,
Не открывай тот сундочок с душою,
Держи всё на замке, а ключ в своем же сердце и в узде.


Не надо выходить в народ,
Не надевая шлема,
Как  и забрало всё  ж закрой,
Прикрой же наконец,  лицо,
И защити от нанесённого удара
Всё  то, что дорого тебе
И без чего тебя б не стало.


Не дай же повод всем врагам
Рубить, махая шашкой,
Нещадно наносить удар
По закаленной, словно сталь,
Но столь же уязвимой части,
Той части, что есть ты,
С тою душою бестелесной,
Из за которой мучаемся мы,
Нося в себе ее,  и честно,
Всё думая, что та душа,
Что не полна сомнений,
Всегда будет здорова,  весела.


Но до того момента,
Когда удар по ней противник нанесёт,
А ты забрало не закроешь,
И вот тогда ты наконец, поймешь,
Как уязвим и ты,  и все твоё  начало,
Которое концом всё  ж может стать,
Коль ты не проявил заботу,
И молчаливо двери не закрыл в своей душе,


Когда увесистый замок ты не защелкнул,
Потому что ты не смог,
Тогда и жди того удара,
Который смерти лишь подобен,
А в лучшем случае те шрамы,
Он оставит, что  до  самой твоей  смерти
Будут ныть в   твоей израненной  душе.


20.12.2019 г
Марина  Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219122000875