December 19th, 2019

Она таки пришла.



Зима нагрянула нежданно,
Когда её  не ждал никто,
Сковав уста морозом прочно,
Она вошла в свои права,
Когда на землю липким снегом
Вдруг опустилася она.


Хотелось радостно рыдать и плакать,
Ведь мы её  все ж дождались,
Готовясь к осени зимою,
К прогорклой сырости в сердцах,
Всё   зиму ждали мы с того начала,
Когда привычно одеялом
Она накроет всё  подряд,
Луга,  равнины и поля  с лесами,
Мы ждали всё ж прихода того  дня.


Тот день никак не наступая,
Всё бил дождями по душе,
Как и зима   не наступала,
И  мы всё будучи в печали,
Утратили надежду дня,
На своевременный приход того,
Что зимним чудом назовется,
И  сладкой болью в сердце отзовется.


Когда украсит окна иней,
Схватив в морозные тиски,
Все стекла, из узорчатого мима,
А ты по окнам пальцем проведешь,
Толкнешь окно, замерзшее от снега,
Пытаясь  снег очистить со стекла.


На самом деле,зарываясь в комья снега,
Который,  как в лесу ложился не стыдясь,
На окна  и на подоконник,
Когда кружился снегопад,
Из тех снежинок запоздалых,
А ты не мог  под шум их песен  спать.


Всё утопая в ритме вальса,
Что исполнял тот снежный ряд,
Весь состоящий из снежинок,
Что звёзды в небе голубом,
Которые крушили тайны,
Того, что есть теперь зима.


Она со снегом, со слезами,
С застывшими  её глазами,
И с гололедом,  с  чудесами,
Всегда нас радовала
Белыми  снеговиками,
Что всё  ваяла детвора.


Всё  так совсем не замерзая,
А украшая,  морковкой белое лицо,
Того заснеженного человека,
Что зиму мог бы пережить,
Не таять и не растекаться,
А так же  радовать всё  детвору.


И просто тем, что наступила
Она снегами на поля,
И что устами ледяными,
Сказала, что она пришла,
Та долгожданная старушка,
Вся из седых волос, что мать,
Что по ночам, когда ты вырос,
Все пела песни, как во сне.


Так и зима, что  та старушка,
Седая полностью с лица,
Что  каждый год не умирая,
Ждала  момента, что б прийти,
Чтобы своим приходом чудным
Смогла  порадовать народ.


Чуть чуть, слегка вдруг задержавшись,
Немного,  может быть,  поколебавшись,
Сойдя с порога в мир людей,
И охватив всех зимней стужей,
В тепло обьятий заключит она,
Того,  кто ждал её всегда.


А вьюга зашуршит снегами,
И  теми же студеными ветрами,
Всё охватив  морозной дымкой,
Не дав возможности вздохнуть,
Перевести морозное дыханье,
Что означает, что она таки пришла.


19.12.2019 г
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219121901186  

Прогулка

Вышел с утра на улицу выгулять своего карликового пуделя...


     На дворе не пойми что, то ли весна, то ли осень, но не зима точно.  Под ногами склизкая гадость в виде песочно- земляной грязи, того и  гляди подскользнёшься и упадешь,   а вроде не зима и не гололед, а то ли  весна,  то ли осень. Тут  же бегают радостно каркающие   черномазые   чумазые  вороны, а я веду на поводке своего карликового пуделя, которого  покупал как тоя, а он,  как в анекдоте про купленного хомячка,  выросшего в  медведя, тоже не заставил  себя ждать  и хотя бы до  королевского пуделя  не вырос, а то я бы точно не пережил бы такого  события в своей и его жизни.  И  всё  равно, хоть и мал  он размерами,   веду его на поводке, знаю, как бывает и потому, боясь потерять его,  не  спускаю не только глаз с него, но и с поводка. Так люблю его.


     Но вот среди этой  грязи появляются те самые неожиданности из-за которых не отпускаю от себя любимого пуделя.


   Из подъезда напротив выходит   какая- то непонятного вида  тётка и  благо на поводке,  тащит за собой, что-то подобие лайки, но чисто   дворняцкого происхождения.  От лайки  у этого дворянина  по большому  счёту только хвост, закрученный баранкой.


   Мой чёрный рыцарь, завидев чужого пса, а он тут впервые нарисовался,  на своей территории, не выдерживает такой наглости,  открывает свой рот  и следом  высказывает всё   то, что считает  нужным сказать  в такой  ситуации.


Тут   же, тоже следом, надо сказать, совсем не неожиданно,  почти  срывается с поводка сама  хозяйка этой дворовой лайки и начинает лаять в  нашу сторону, что-то возмущенно прогавкивая про то  что, как же так, да  что такое,   какая-то  шавка на моего пса кидается.


     Ну, во первых, не  какая-то,  а моя, а во вторых, не шавка,  а  почти той пудель, во всяком случае так в документах сказано.


  И потому я тоже   не выдерживаю  и почти захлебнувшись от  такой  несправедливой заявы и   по такому случаю   со словами "Это же, мать  вашу,  собака!"   посылаю сорвавшуюся с поводка хозяйку,  куда подальше,  туда, куда принято обычно посылать в таких случаях,  и мы продолжаем  свой путь   с моим карликовым пуделем дальше.


       Снова  по краям тротуара голые неприветливые деревья, их пес не  обходит стороной, а  смачно поливает, лихо задрав заднюю лапу и стоя с  гордым видом в надетом костюме камуфляжного цвета,    несмотря на тёплую  погоду и  летающий в зимнем  воздухе  ярко выраженный свежий запах  весны, но кругом же непроходимая грязь, а он мал ростом и может весь  извозиться в этой серо- черной жиже, больше напоминающей непроходимые  болота или непролазный автомобильный   тракт.


      Мы стоим у детской песочницы рядом с сетчатым забором,  в  металлических ржавых дырах которого застряла  прошлогодняя листва,  а на  песке лежат  крупные капли воды, как в парной,  вместо пушистых   снежных хлопьев.


        Пудель,  идя на поводке,  тщательно обнюхивает почти не   мерзлую землю, не смотря на декабрь месяц,  и среднюю полосу России, и   пытается зубами ухватиться за конец   жухлой травы, пробивающейся сквозь  земляную корку, и не   успевшую полностью зачахнуть, как положено в это  время года,  с тем, чтобы пожевать и почистить  привычно желудок.


    В  этот момент я краем глаза вижу направляющуюся  к нам со  стороны  дорожного шоссе, а правильнее со  стороны мусорной свалки,  устроенной    жильцами  частного сектора, пару бесхозных гулящих псов.  Прикидываю  на глазок их размеры, они  оба достают мне до бедра, а я  совсем не мал   ростом,  не как мой пёс, успеваю оценить ситуацию и наши шансы на если  что,  и потому продолжаю спокойно стоять дальше, не дергая лишний раз за  поводок.    Гляжу, как опасность дружно и величественно  с абсолютно   равнодушным видом, что значит, сейчас  сыты,  рысью,  а больше вальяжным  прискоком,  плавно  виляя задами и  стукаясь мохнатыми плечами друг о  друга, гордо  проплывает мимо.  И снова, вздохнув с облегчением,   мы  идем дальше. Гуляем.


   Снова шествуем   по той,  не пойми какой, но не зимней точно,   слякоти, почти утопая и проваливаясь каблуками в эту нанесенную уже  вековую  улично - дворовую грязь.


   С голых   веток деревьев на нас  молча   взирают какого-то   непонятного происхождения птицы,  а мы идём дальше. Что значит, гуляем,  меся песочную  грязь под ногами.


     Из-за поворота показывается дама в спортивном костюме без  отличительных фирменных наклеек -лейблов,  зато   с собакой бойцовской  породы, то ли  мастифом,  или  стаффордом,  то ли еще   какой.   Я  в  них не разбираюсь, они для меня все на одно лицо с  огромной зубастой  харей  размером  в баскетбольный мяч,  и конечно же без поводка и  намордника, они ведь тоже гуляют,  отдыхают так сказать.


   Я притягиваю к себе поводком своего карлика и со словами   "Такого-то  все же  надо на поводке выводить"   иду  дальше и  одновременно  понимаю, что говорю полную бессмыслицу.


    Когда это и где это видано, чтобы  таких боевых  слонов,   "элефантериев" на поводках  и в намордниках выводили на прогулку?   Их  хозяева же короли этой жизни. И  потому, не чувствуя себя  полностью   защищённым,  в последний момент уже почти заходя в свой  подъезд,   всё   же подхватываю  на руки своего карликового пуделя в камуфляжной одёжке,  так как на пороге дома нарисовался ещё    один бездомный пес,   добросовестно подкармливаемый моим сердобольным   соседом по этажу.


       Захожу под сопровождаемое недовольное  ворчание  этого чужака    в свою  квартиру,   весь перепачканный,  ведь на улице не пойми что,   то ли  весна, то ли осень, но не зима точно, а пятна грязи на моей  одежде свидетельствуют всего  лишь   о том,  что мы только что  погуляли,  вышли,  так сказать,   в свет   с моим карликовым пуделем и   на прогулку, что вовсе  не означает, что завтра или послезавтра, когда  наступит всё же настоящая зима, или придёт сухое без дождей  лето, я не  буду снова стирать грязь со своей одежды, потому что прогулка в нашем  районе может быть только такая, с матерными ругательствами в адрес  хозяев, но не их собак, которые всё же  не  являются  хозяевами этой  жизни, хоть  и подумали о   таком, как и те, что сочли себя великими   гуманистами и решили накормить всех бездомных собак  этого мира, забыв о  том, что и сами являются для них тем  же  съедобным лакомым кусочком, а  не только я со своим пуделем, в виде приманки,  как для дурака.


19.12.2019 г


Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219121900971