May 6th, 2019

Однозначно бывает только лишь у дураков...


Полу-вопрос, полу-утвержденье,  ни есть сомненье,
Ведь однозначно верно бывает лишь у дураков,
Полу-вопрос, полу-улыбка, что живописец на устах сваял,
Лишь означал загадку Моно Лизы, так и не разгаданную им,
Он спрашивал, глаза  молчали, и губы молча лишь страдали,
Когда та дива, что прекрасною была, смотрела в лица с полотна,
И однозначно женщиною не была.


Не зря ж художник заложил загадку  в уста рисованной красы,
Чтобы веками мучились в догадках те, кто не являлись дураки,
Чтобы могли сказать потомкам, о том,
Что полу-вопрос, полу-утвержденье, ни есть сомненье.


Хотя всё однозначно лишь бывает у  тех,  кто дуростью страдает,
Кто рад поверить первому признанью, кто верит на слово врагу,
Не сомневаясь даже  на   мгновенье в той правде, что как на духу,
Он в уши высказался громко, потом в сраженье  победил,
Лишь потому, что тот, что верил, полу-вопроса даже не задал,
Не улыбнулся, словно Мона Лиза, не стал загадкою для всех,
Открылся будто книга сказок, где тоже высказался, как на духу.


Которую читали все -  друзья,  враги и   просто люди,  мусоля те страницы,
Что были болью пусть и не твоей души, но больше даже не задав вопроса,
Они закрыли крайний лист, и больше не было сомнений  в том,  кто есть ты, и кто они,
Они не встали пред тобою, как перед образом того, что до сих пор народ гадает,
Кто та загадочная дама, или то  всё же не она,


Collapse )

Иная порода


Марина Леванте


        Мне всегда казалось, что солнце для всех людей светит одинаково   — одинаково,  ярко и жарко или одинаково, блекло и холодно, что облака,  разливающиеся бесконечной  синью в высоте и водным потоком на земле, тоже для всех и каждого, кто ходит по этой земле. Но по мере взросления,  из книжек я узнавал, что не всё так, как мне думалось и хотелось, что даже солнце на севере очень студёное, а на юге оно разгоняется до температуры шкварчащаго масла на разогретой сковороде,  и что там,  где холодно  живут одни люди, а там где парит и жгуче ярко светит – совсем другие.


     А песни,  что неслись с экранов кинотеатров о том, как нам всё равно, а нам всё равно, будь  ты хоть белый, хоть чёрный или в полосочку и серо буро малиновый,  мы всё равно к тебе, как к себе,  были банальной лживой пропагандой о братстве пятнадцати республик, чтобы дружили, словно не разлей вода, так было задумано партией и правительством, дабы отличиться и выпендриться при построении нового общественного  строя. Потому что, как оказалось,  уже зомбированных раньше не перепрограммировать ни за какие коврижки позже.


Collapse )