January 15th, 2019

Беспринципный Махмут


Марина Леванте


    Его звали Махмут,   хотя на самом деле он был Юсуп  Махмутович, но почему-то окружающие его люди, знакомые и  друзья предпочитали обращаться к нему по имени его покойного отца, и не потому, что его пращур заслуживал какого-то отдельного уважения, а потому что Махмут, на самом деле, это  была   кличка   этого   маленького росточком  человечка,   уже располневшего и не слегка, а  дошёл он до  шарообразного состояния, напоминая при этом газообразную   сферу, наполненную всем-чем, не только воздухом.  У этого шара была   такая же круглая голова,  а огромная лысина   венчала  макушку, не предусматривая на  ней  ни  шапки Мономаха, и просто никакой шапки,  и чуть ли не заканчивалась на этом. Правда, при ближайшем рассмотрении, видно было, что  лысая макушка    плавно переходит   в  высокий лоб,  на котором фиксировались     чёрные в разлёт  брови -стрекозы, а уже из-под  них на мир взирали   детски-наивные глаза  небесно-голубого цвета. Не хватало в них только весенней после дождевой разноцветной радуги, которая висела бы дугой над  прямым, как у  римского философа, носом.   Всё это уже потрёпанное первозданное  творение, потому что был Махмут давно не молод и потому не первой свежести,  завершали красные сочные, вечно чмокающие губы, под которыми почти нарисована была чёрным  карандашом небольшая  благообразная бородка клинышком.


Collapse )

Всё плохо!


Марина Леванте


 У него в жизни было всё плохо: семья, потеря жены и детей, одна ушла, другие давно выросли и тоже покинули, потеря работы и служебного статуса, он не замечал, что вся страна, вернее, народ этой страны находится почти в таком же бедственном положении, как и он сам. Плохо было ему одному. И однажды, когда чувство безысходности  впритык подкатило к самому его  горлу, он, не видя выхода, решил на последние деньги напиться. Купил шампанского, потому что помнил, как ещё недавно жил и что мог себе позволить, а так как не ел уже дня три, а то и больше,  то бутылки с пузырчатой искрящейся  жидкостью ему хватило.


 Проснувшись наутро, отойдя от тяжёлого похмелья, пост алкогольный синдром снять было нечем, на дне бутыли не виднелось даже капли так нужного сейчас напитка в качестве лекарства, понял, что ситуация не изменилась, всё плохо, как и прежде. Пошарил по карманам старого пальто, в котором в последний раз  в непогоду выходил в магазин за покупками, ничего там не обнаружив, догадался, что на мыло с верёвкой не оставил, накануне думая только о том, как бы заглушить понимание и ощущение  полной безысходности.


Что делать теперь не знал, но покончить с этим надо было и незамедлительно,  иначе грозила долгая и мучительная смерть от голода, да и холода тоже, учитывая, что на дворе стоял январь, а батареи в его квартире были полностью холодными, счета жкх он тоже давно не оплачивал.


Collapse )