April 3rd, 2018

Аки мосол



     - Ты, даже не представляешь, он гложет меня, аки мосол! – делилась Сандра с подругой, сидя на грязной маленькой  кухне, со стен которой, сверху, падали   почти на голову, отрывающиеся блеклые обои.

Та непонимающе взирала на молодую ещё женщину, которая перехватив недоумённый взгляд, попыталась  пояснить:

     - Нет, ты не понимаешь   всё же, Лиса.  Он же, когда приходит, - имея ввиду своего   ухажёра, продолжила свои  пояснения Сандра, -   приносит всякое-разное, ну, там,  шоколадку,   бутылку.  Правда, ты не подумай, я не такая, - не сказав, я жду  трамвая, она  добавила:

     -  Я всегда предупреждаю,  и   какое вино предпочитаю,  и пожрать,  и вообще,  что люблю. Цветы мне не надо, а нафига ?  Завянут, простояв без пользы и выброшу уже веник дохлый.

При этих словах, рассказчица заржала,  как молодая лошадь и уже совсем разойдясь не на шутку  и разоткровенничавшись перед подругой, заключила:

       - Я  просто, если вижу, что без ничего,  что  с пустыми руками припёрся,   дверь  сходу  закрываю, не церемонюсь,  прямо   перед носом у него. Да, я такая, - опять не прибавила Сандра, я  жду трамвая, но  пожав плечами, сказала: 

       -  А чего? Я что,  просто так его должна  ублажать? Тем более, что сам  он,  аки мосол  меня грызёт.


                                   ***


     Та, что не ждала трамвая,  а считала, что он сам должен к ней подкатить,   неожиданно рано,  в 16 лет родила сына  и, конечно же, что было нормой   для неё  даже   в таком  юном возрасте,    не знала точно и определенно, кто же является отцом  её     родившегося   ребенка. Но, так как на тот момент она  закончила только восемь классов, а  все-таки учиться, хоть  чему-то надо было   в этой жизни,  то молодая мать,   оставив младенца, благо, молока  в груди  у  неё  не было,     на попечение деду с бабкой, на руках   у которых,  и сама   выросла,  пошла получать ремесло, чтобы, может быть,  заботиться о родившемся сыне.

Когда выпадало свободное время,  и появлялись лишние деньги,  ехала через весь город к родственникам, у которых находился теперь Алёша, и которые были для него и  прабабушкой с прадедушкой,  и бабушкой с дедушкой и даже отцом с матерью одновременно, ведь настоящая мать мальчика  жила отдельно, она строила свою личную жизнь, не связывая её с собственным  отпрыском, понимая при этом, что без второй  сильной половины ей не обойтись. Слишком уж,  тяжела оказалась та  ноша, появившаяся совсем не вовремя и попортившая ей  все планы на её счастливое будущее.

                                                                               
                                           ***


И вот уже с профессией парикмахера в руках, держащих ножницы,  уверенная в себе, маленького росточка, худенькая женщина с изящной ножкой, гордо несущая впереди себя, почти на уровне глаз,    своё совсем   не маленькое королевское достоинство шестого размера, нетерпеливо стояла    в ожидании той  подруги, с которой успела поделиться своими методами выживания, стояла в нетерпении   под палящими лучами жаркого  летнего солнца, с намерением снова  посидеть, поболтать,  но уже не на той грязной кухне с падающим обоями, а  в летнем  кафе.

Наконец, на дорожке, ведущей к кафетерию,   появилась  Лиса,  и Сандра, вздохнув с облегчением, уж  очень ей хотелось  поесть,  а запахи, долетавшие из-за заборчика, где виднелись тенточные зонтики, ещё больше будоражили её аппетит, и она,   сходу   ухватившись за голый локоть подруги, потащила ту к стеклянной стойке с вывешенным меню.

Долго она мялась в сомнениях, всё  сравнивая   левый столбик с блюдами   и правый с ценами, всё  сообщая при этом подруге, что шашлык-то  здесь на редкость вкусный, но   наконец, сделав свой выбор, заказала  пиво и собственно,  этим и  ограничилась. С сожалением   бросила тоскливый взгляд на выставленные в стеклянной  витрине  другие кулинарные изыски, опять вздохнула, но теперь с досадой, и  уже с    налитой до краёв  огромной  кружкой  пива, которую с трудом удерживала в руках,  не ножницы, однако,   начала  проталкиваться между тесно стоящими  столиками, всё  оглядываясь по сторонам в надежде,  увидеть знакомых    представителей  мужского пола, всё же  она    пришла сюда не только посидеть и поболтать, но и  покушать, и что было вообще –то,  главным в этой встрече  с Лисой.

И вдруг, ей просто сказочно повезло, потому что на всю кофейню раздался такой  долгожданный громкий  окрик:

     - Сандра!

Окрикнувший голос был  мужским, конечно же, и   потому Сандра,  будто  охотник, что поджидал уже не первый час  свою добычу   в засаде, от нетерпения вся  затрепетала, почти задребезжала всем своим хрупеньким тельцем, и только грудь её шестого размера плавно, не резко, заходила ходуном, не давая возможности о чём-то подумать.
Collapse )