February 18th, 2018

Владик


-  Скажи, Владик,  ты покушал? Как нет? Ну, надо же поесть, милый, ты поешь, а потом позвони мне, дорогой,  и скажешь, что ты покушал... Ты меня понял, Владик?

С  настойчивостью, или больше с нажимом в голосе говорил мужчина в летах в микрофон мобильного телефона, сидя за рулём автомобиля, и  остановившись для этой цели на обочине автострады, по которой он только что нёсся на всех скоростях, обдуваемый встречным ветерком, залетающим   из окошка,  направляясь  к  месту  проживания своей старшей сестры…

Но эти постоянные заботы о старшем сыне, потому,  что был ещё и младший, Виталик, вечно заставляли его сбиваться не только с маршрута следования куда-нибудь по важным делам, но и с пути истинного.

И поэтому, снова, остановившись, теперь вблизи автозаправочной станции,  Егор Владимирович, и сам уже сбившийся со счёту, по какому разу он набирает номер сына,  всё вопрошал:

- Владик, ну, ты там, раз покушал, пойди с мамой погуляй… ну, не знаю, куда, куда мама захочет, куда вы обычно ходите… А что ты хочешь, милый..?  Гулять не хочешь, а что тогда хочет мой мальчик..?

Всё не уставал проявлять интерес мужчина к своему отпрыску, и что напоминало  проявление  заботы, как   в старом советском фильме:

 - А,  чего хочет  Масик?  Масик хочет водочки..? Будет тебе водочка...

  А следом ласковое:

-  Масик, ты болвасик, потому что...

Потому что,  тут можно было продолжать до бесконечности, почему  и Владик не в фильме, а в жизни, тоже  оказался  болвасиком  в глазах  собственного отца, а больше оболтусом, чего  сам Егор Владимирович не хотел признавать,  он же,  и только он,  знал, как его старшему сыну досталось в жизни, начиная с самых пелёнок, потому что мальчик появился на свет с врождённой астмой, и потому с ним  следовало носиться,  как с  писанной  торбой, ограждая от всего, не только от холодного ветра, который мог подло проникнуть под одежды сына и навести порядок в его и  так поражённом недугом  организме, и потому Владик всегда оставался для своего отца не только болвасиком,  а и просто бедным Владиком.

А следом родившийся второй сын, тоже не смог порадовать  не молодого уже мужчину... у Виталика обнаружился ещё худший недуг, чем у старшего, потребовавший хирургического вмешательства и  тоже в раннем возрасте.

В общем, тянуть на себе заботу сразу о двух детях с такими пороками по здоровью, было весьма тяжко для Егора Владимировича и потому он сумел как-то пристроить младшего, чтобы всю свою отцовскую любовь обрушить на того, у кого,  по его мнению, всё было очень и очень плохо, и потому вопрос, почти не из фильма:

- Масик, ты сегодня поболеешь или на работу пойдёшь…?

И такой же ответ:

- Я, Кусенька,  поболею сегодня…

 - Правильно, поболей Масик, немножко поболей, всё равно не оценят...

Был полностью оправдан тем, что отец собирался всю свою жизнь только и делать, что не пускать Владика в лужу, там тот ножки может промочить и ему сразу станет хуже, с температурой под сорок и не меньше,  не открывать форточку в автомобиле, и при этом самому обливаться потом от жары на улице и почти  такой же  духоты в салоне, не то его сыну снова станет плохо, он закашляется, а аппарат для астматиков, почему-то врачи ему не прописали, почему, Егор Владимирович никогда таким вопросом не задавался, ему было важно оберегать бедного сына от  всего абсолютно, без каких-либо исключений.
Collapse )


Открывайте, на вас настучали!

Стук в дверь…

- Кто там?

- Откройте, это  полиция.

- А что случилось?

- Ваш сосед сказал, что вы не спите и мучаетесь кошмарами.

- Да, это так… Мне всё время кажется, что мой сосед стукач, и что сейчас 37-й год. Это кошмар.

- Да,  это кошмар, но это не Soviet Union, это свободная Америка, что не отменяет того,  что ваш сосед стукач… Ваши опасения были не напрасны. Так что,  открывайте, мы пришли чтобы  развеять ваши сомнения на счёт Сталина, потому что  наш президент -  Рейган, что тоже не отменяет того, что кругом одни  стукачи, как  у вас в 37-м..

Сейчас на вас настучал  ваш сосед Джон Смит, потому что вы  помешали  ему наслаждаться  звуком работающей дрели, потому что вам хотелось спать, а ему – нет. Но он хороший человек, он   был обеспокоен тем,  чтобы вам  больше не снились кошмары, будто вы у себя дома в Советском   Союзе, и не кричали бы  по ночам, не давая окружающим покоя, потому что это ничего уже не изменит, где бы вы не находились, везде всё одно и тоже, у вас – Гулаг, у нас- Гуантанамо, приют для политзаключенных, который мы всё обещаемся закрыть, но никак не можем,  уж очень он напоминает нам  ваши реалии,  потому что  у вас партком,  а у нас – суд присяжных, и везде одна и та же справедливость, у вас расстреливали в 37-м, при Сталине,  у нас - линчевали   чёрных  при Линкольне и прочих...
.
Не вижу разницы, так почему бы вам не открыть нам   дверь и не написать объяснительную, почему вы  мешаете  соседу Джону Смиту  сверлить дырку в стене,   ему так лучше будет вас видно, и  в нужный  момент он всегда придёт  вам  на помощь, настучав на вас нам, а мы сможем приехать,  и постучать в вашу дверь и сказать:

- Откройте, это  полиция. Ну, не милиция, ну, так что, вы же теперь понимаете, что это абсолютно  без разницы, быть советским или американским гражданином, нас давно объединяет не холодная  война, а дружба,  не разлей вода, и мы даже почти не конкурируем в том, кто стучит сильнее, Джон Смит  или Иванов Пётр, главное, настучать  в правильные уши  и в правильное время…

Так что открывайте, вы всегда и везде у себя, будьте как дома, находясь в Америке, только не паркуйте   свою машину на газоне соседа, и не выбрасывайте свои старые  адидасовские кроссовки, купленные ещё  в Советском  Союзе из под полы у местного бизнесмена-спекулянта,  просто не кидайте их   в его мусорный  контейнер вместо своего,  а то загремите уже не  по политической статье,  а за нарушение общественного порядка, вернее, за внедрение в  чужую частную собственность. А,  так как,  вы ещё и не спите по ночам и кричите, то ответите  по всем статьям нашего уголовного кодекса,  а такое  вам   не приснится даже   в вашем самом кошмарном сне про Советский Союз и про то, чего вы там больше всего боялись? Про  ГУЛАГ…  Но, туда вы загремели бы только по одной статье, как политический, а здесь  страна  огромных возможностей и есть возможность ответить по многим статьям, а может быть, даже  и по всем  сразу.

Так что перестаньте кричать по ночам, не нарушайте хотя бы общественный  порядок, не мешайте Смиту сверлить отверстие, чтобы и у него  был шанс воспользоваться одной из возможностей, предоставляемых нашей  свободной демократической  системой…

А  вы всё Сталин, да,   Сталин и  Берия…  Вы ещё не знаете, что  такое Никсон  и все остальные,  хотите узнать? Кричите дальше… и не только ночами.

Кстати,  в Европе всё то же самое, всё,  как   у нас, так что не вздумайте, настучать и  им на нас, написав в европейский суд по правам человека объяснительную о том, почему  у нас нарушаются права человека… Просто у вас нет никаких прав, и нарушать потому нечего, и их у вас  не было ни тогда, когда вы  жили в Советском  Союзе,  ни  теперь,   когда вы  находитесь  в Соединённых Штатах Америки, являясь её свободным гражданином,  потому что партком у вас, это всё равно,  что  суд присяжных - у нас, что означает  одно, мы с вами во всём  равны и потому:

-  Откройте, это полиция, всё равно, что   ваша родная милиция, тот самый непрекращающийся  кошмар, но не во сне, а наяву, который будет преследовать вас всю вашу сознательную  жизнь, где бы вы не находились, и как бы  эта страна не называлась, всё это один сплошной и неизменный кошмар про нашу действительность и про наших и ваших  стукачей. И потому:

- Открывайте, на вас  настучали..!

02.11.2017 г.




© Copyright: Марина Леванте, 2017
Свидетельство о публикации №217110200577


http://www.proza.ru/2017/11/02/577