February 3rd, 2018

Разговор о пропаганде

 Порою кошки серы не только ночью, а и днём и просто в любое время суток, и это надо бы знать, чтобы выглядеть хотя бы в собственных глазах нормальным человеком, без каких-либо лишних диагнозов, которые сами так и просятся в твою историю болезни, особенно, когда  происходит неожиданное нападение серых кошек и всех разом.

Кому-то при таком раскладе, всё же удаётся сохранить себя и свой статус- кво, а кто-то  так и метит под надзор личного психиатра. А так как такового у него не имеется, по ряду причин, то и случается то, что случается.

   А именно, как-то раз, Иван Никитич, вспомнив, что он в своей жизни всегда был ярым, нет, не  антисоветчиком, а ярым советикус, тем продуктом советского строя, из которого сам и вышел, пущенный в расход по всеобщему конвейеру,  и решил поучить уму-разуму  своих  нерадивых  соплеменников, угораздило которых, придерживаться иной  точки  зрения, не схожей с его,  хоть они и не были никогда антисоветчиками, во всяком случае, в те незабвенные времена диссидентами не являлись, а даже наоборот, вместе со всеми, с тем конвейером, кричали громко «ура» и «да, здравствует партия и ее правительство!»

Но это время давно осталось в их и  во всенародном прошлом,  и они получили, наконец, возможность, по достоинству оценить и ту партию, и то правительство, которое так благосклонно пустило их всех  скопом по конвейеру, сказав, что  это и есть тот самый Рай, о котором они мечтали, будучи ещё в лаптях и при краюшке хлеба, но без земельного надела.

Но вот, незадача, Иван Никитич, не имел к ним никакого отношения, он уже в новые времена всё так и оставался приверженцем того строя, в котором родился и вырос,  и действовал, как того требовала идеология того государства, когда любое  слово, даже не важно какое, сказанное  за или против, но идущее в разрез с мнением  опять партии и того же  правительства  этой партии, считалось не просто позорным, а не подходящим для любого человека, не важно,  какого, советского, или  из буржуазной ячейки злостного капиталистического общества. За такое нещадно карали, чаще просто бесцеремонно затыкая глотку, когда случайно вылетевшие  из твоего нутра  слова, застревали в горле,  и ты боялся    поперхнуться, чтобы не  сдохнуть, тут же не отходя от кассы местного  универмага или колхозного  сельпо.

И потому, помня, как надо и как нет,  выучив для этого ещё и историю ВКПб на зубок, Иван Никитич  решил обрушить  весь свой совсем  не праведный  гнев на первого попавшегося для этого наилучшего, по его мнению, кандидата, совершенно не  будучи  в курсе   теории  серых кошек и не только ночью, он ведь  только курс марксизма прошёл.  Хотя, по-любому,  если бы даже и знал, то всё равно его практические дела разошлись бы   по обычаю с теоретическими.

И он,  не долго думая, ведь в те времена, обязан был, если поднимут ночью, даже  в сонном состоянии ответить сколько будет дважды  два  и  не ошибиться, за это могли и по попе розгами выпороть, и чётко помня, как может быть, сходу приступил к выполнению своих партийных обязательств, грозно прогромыхав  в потьмах, будто присутствовал  на партийном собрании, а  не в новых  реалиях находился,  и тема которого в этот раз была жилищный вопрос, вернее, как было тогда и как  есть сейчас.  И,  конечно же, тогда всё было просто супер, а сегодня просто  шок и трепет, потому что никому  больше квадратные метры бесплатно не раздают, а обязан сам о них позаботиться, не смотря на обещание, записанное в конституции, что у каждого гражданина   сегодняшнего государства  должна   быть крыша над головой, правда никто там в этом параграфе не уточнил, как он эту крышу будет себе обеспечивать, и потому на вопрос, не могли бы  вы сказать, а сколько  конкретно метров приходилось на каждого члена вашего семейства, на которые вы приглашали гостей, и были ли  эти метры полностью отдельными,  или вы их делили с соседями коммунальщиками, ярый советикус, насупив брови, почти  выкрикнул,  как на демонстрации в честь  советского   праздника трудящихся, приходящегося  каждый  последующий  и предыдущий год  на  первое число месяца  мая, причём сразу по-товарищески на «ты»  обратившись к понравившемуся  ему кандидату на промывку мозгов:

- Да, всё было отлично,  не волнуйся, и метры были, и всё было у нас хорошо.

А следом  грозный  сторонник   советской  пропаганды,    чтобы уже иных вопросов    не возникало, привёл  внушительный перечень всего того, что было даже не хорошо, а отлично, а главное, уточнил он,  что и за здоровьем психическим совсем бесплатно  следили тогда, раз в году   гоняя на профилактический осмотр, чтобы не дай бог не проявился  тот лишний психиатрический диагноз в твоей истории болезни.  Врачей-то, а особенно психиатров,  тогда практически не было  нормальных, во всяком случае,    не  для всех,  а эти, те, что последние, способны были только карательной психиатрии подвергнуть, если что,   залечив до реальной « дурки» своими таблеточками,   потому и важно было так  психическое здоровье  граждан той страны, тем более, что и мест в психиатрических лечебницах  тех лет особо много  не было, и их кормить ещё надо было, тех, что туда попали по случаю и случайно.
Collapse )


Кибер-агрессия, как девиантность поведения



Марина Леванте

"Несостоятельные люди, это те,  что не состоялись, как люди…"

   "В наступивших реалиях очень актуальным  стало, находясь на смертном одре,  произвести подсчёт всем сделанным  своим постам в соц.  сетях,  написанным комментариям  и таким же полученным ответам,  и только убедившись, что полностью  выполнил намеченную задачу, можно с сознанием,  что всё сделал в  жизни,  как  надо, закрыть глаза и отойти в мир иной, и совсем не важно, что при этом та жизнь оказалась вовсе не настоящей, а придуманной, как и те люди в ней, которым ты уделял,  столько пристального внимания,   были  тоже  не настоящими…"


                                   ***
   В  заключительной  части  статьи на тему:  "Проактивная агрессия в Интернете: причины, последствия и возможные пути профилактики", написанной  Алистратовой Е.Ю.- студенткой  кафедры психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии, Оренбургской  Государственной  Медицинской  Академии, говорится, что:

   "Многообразие форм кибер-агрессии, их степень опасности для виртуального общества обусловлены целями, которые преследуют Интернет-агрессоры, их мотивами и установками, а также такими факторами, как анонимность и ощущение безнаказанности. Мы убеждены, что корни кибер-агрессии взаимосвязаны с девиантностью в реальной жизни.

Одним из перспективных направлений дальнейшей работы нам представляется изучение мотивов,
установок и свойств характера кибер-агрессоров как предикторов, обуславливающих возникновение социально-опасных форм поведения в Интернет-пространстве. С учетом специфики взаимодействия людей в социальных сетях, необходим новый подход к изучению агрессивной личности, включая разработку соответствующего психодиагностического инструментария, а также эффективных методов коррекции и профилактики кибер-агрессии."


   Что означает,  что никаких эмпирических  опытов по этой проблеме  до сих пор не проводилось, но есть  предположения,  что происходящее в соц. сетях имеет полное отражение реальной жизни, что является основополагающим фактором существования опасности для  людей, подвергающихся троллингу в виртуальном  пространстве, которое  полностью  коррелируется   с реальностью.

Но ведь известный факт, что ни одно исследование не является научно-обоснованным без проведения эмпирического опыта, и теория на деле,  так и остаётся теорией, пусть и предложенная человеком с учёной степенью. Тем не менее, в данной ситуации этот тезис  имеет отношение не к факту  присутствующей агрессии в кибер-пространстве, а к выявлению её носителей девиантного поведения в реальной жизни.


                                   ***
    Люди, пользователи соц.  сетей, по обычаю проживают не свою жизнь, а жизнь некоего ника, которым назвались, и когда такой ник  встречается в реальной  жизни, то уже не понятно, а какой он на самом деле, этот человек,  потому что, находясь в кибер-пространстве,  он  ведёт себя по одному, а в  реальной жизни совсем  по-другому.  То, что он позволяет себе, будучи прикрытым виртуальной амбразурой, зная, и будучи полностью уверенным в том,  что реальная кара его не настигнет,  повторить то  же самое  он, закономерно, не позволит себе в реальности. И это уже своего рода трусость и безнравственность, вместе взятые,   и когда можно обидеть старика, женщину, ребёнка, больного человека, инвалида, хотя эти факторы не служат многим препятствием  и в реальной жизни, но, тем не менее, здесь дозволяется всё.

    Выплеснуть всю свою злобу, агрессию, все свои животные низменные инстинкты обратить  против неизвестного человека, который всё же, находясь в виртуальном пространстве, по-прежнему  остаётся живым человеком.

На самом деле так поступают только  маленькие люди, несостоявшиеся   в жизни, в первую очередь, как люди, берущие реванш в том поле, или в той среде обитания,  называемой современным языком, кибер-пространством,  где их никто не знает, не знает, что они из себя представляют на самом  деле, таким в реальной жизни, возможно и руки бы никто не подал, а тут...

 Тут они герои в своих глазах и в глазах таких же, как они сами. Что уже напоминает не людское сообщество, а стаю хищников, гиен-падальщиков, потому что любой из этой когорты способен, а главное имеет таковое желание, присоединиться к своему соратнику и уже вместе  с ним  добить того, кого только что морально опустил сам, и  получил  от  совершённого   акта  моральное и вместе с тем, физическое  удовлетворение.

   Садисты, клопы, вампиры, извращенцы,  маньяки, действующие по принципу, пока жертва обезличена  и ты ее не знаешь, то можешь убить и надругаться,  все те, кто подвержен стадному инстинкту и готов принимать участие в общем преступлении, называемом физическим уничтожением себе подобного... Все эти вещи имеют место быть в реальной жизни, но с таким же успехом они переносятся  и в виртуальную, и более того, в гиперболизированной форме.

То, что  всё это имеет одно название -  девиантное поведение индивидуума в социуме, ими  самими  не осознаётся, то есть, это совершенно  больные асоциальные  люди, которые очень опасны как  для  общества в целом, так и  на личном уровне, и которых  совершенно нет возможности изолировать  от этого общества,  как и подвергнуть лечению. Ибо это сродни охоты на покемонов, на некий бестелесный дух, что не отменяет всего того  вреда, наносимого ими другим членам человеческого сообщества.

  Моральное убийство мало чем отличается от физического, потому что первое часто приводит ко второму, летальному исходу,  которое легко перемещается  из виртуальной жизни  в реальную.
Collapse )