December 19th, 2017

Белый Кролик

Максик всегда ощущал себя в жизни  таким белым и пушистым, почти персонажем из книги Льюиса Кэрролла -   Белым  Кроликом, с одним лишь  отличием, что    герой из  « Приключений Алисы в стране чудес» всё бормотал и бормотал  «Ах, боже мой, боже мой! Как я опаздываю!» , что на  английском  звучало, как  «Oh dear! Oh dear! I shall be too late!»,  а герой реальных будней произносил ровно чуть больше этих   слов,  меланхоличным тоном говоря -   «Абсолютно»,  «Ну, лЁгко»  и «Не вопрос».

 И ещё Максик был просто банальным пофигистом, в отличие от своего антипода и друга одновременно,  Димульки  Иванкина, который тоже всегда хотел быть белым и пушистым, но у него это плохо получалось ввиду эмоциональности его натуры. Впрочем, и друзьями-то они  были только потому, что связывала их общая работа, в одних и тех же секретных структурах, и то, работали они в разных местах, что не отменяло их одинаковых замашек, желание придать себе побольше значимости, которой на самом деле,  не обладали. Но,  тем не менее, готовы были сделать  страшные глаза и поиграть в индейца Чингачгука при любом удобном случае.

Правда, когда    были не при служебных делах, то  оба  вспоминали, что они Белые  Кролики, и пытались обаять окружающих уже другим способом, но при этом,   будучи антиподами, каждый по-своему.

У Димульки Иванкина тоже, как и  у  его друга по службе,  были свои коронные слова, он просто,  каждый раз начинал  яростно  крыть   матом,  это и  были те  его коронные слова, матерные, и потому он  не  стеснялся  в выражениях  даже  перед  совершенно  незнакомыми людьми. А так как значимости только хотелось, но на самом деле таковой не имелось, то когда у Димульки в полночь  зазвонил телефон, он тут же схватил трубку, потому что понимал, что сейчас может настать его  звёздный час...

Но на том конце провода почему-то ничего не происходило, за исключением какого-то странноватого шелестения,  больше напоминающего кваканье лягушек в болоте, тем не менее,  его это не остановило, и он, будучи человеком эмоциональным,  начал у лягушек, поселившихся в трубке, выяснять, кто такие и зачем звонят. Но так как те, так и не дали ему  ответа, то работник спецслужб вспомнил о своих коронных словах и тут же   троекратно их   употребил, возмущенно гаркнув в  ни в чём не виноватый телефон:

- А  х # ля,  мне тогда звонишь, раз молчишь, б#ядь..?

И, не ограничившись данной фразой, он же знал матерных слов и выражений гораздо больше, продолжил,  сказав ещё что-то, коронное,  означающее, « кто ты»,  опять «зачем звонишь» и «что тебе надо», но так и не получив снова ответа, сильно расстроился,  тем более, что на том конце провода, кваканье неожиданно прекратилось  и  давно, но он этого не слышал, яростно кроя матом, не понятно кого, раздавались длинные  телефонные  гудки, означающие одно, неизвестный абонент отключился, так и не назвавшись и  не  сказав,  зачем набрал номер Иванкина.

Но Иванкин же тоже был не лыком шит, и потому, ещё раз выругавшись, теперь от досады,  сам стал набирать незнакомый ему номер,  то есть в негодовании перезванивать.
Collapse )