m_levante

Category:

ИНЬ И ЯНЬ на Колин лад


       Всем известно, что такое Инь и Янь? Ну, китайцам во всяком случае точно известно, потому что ими самими и придумано.
 

     Ян и Инь  сначала  служили для выражения светлого и тёмного,  твёрдого и мягкого, а потом, когда они, китайцы,  возвели  это в ранг  философии,то всё  более понятия инь и янь стали символизировать   взаимодействие крайних противоположностей, таким к примеру, как  свет и  тьма, день  и ночь солнце и луна, небо и земля, жара и холод,  положительное и отрицательное, четное и  нечетное, ну  и т. д
 

    Исключительно абстрактное значение инь-ян получили в спекулятивных  схемах неоконфуцианства, ну, да и как говорится, бог с ним, хотят  спекулировать,  пусть спекулируют, но вот то, что философия  эта дошла  до иных противоположностей на физическом уровне, касающемся людей, это  иное, и вот тут китайцы и превзошли,  кого только можно, дав позже почву  для негативных гендерных стереотипов,  ибо
Инь стало  восприниматься   китайцами,  как нечто  негативное,   холодное,  темное и женское, а уже Ян, как позитивное,  светлое,  теплое  и  мужское начало.
 

      Ну  то ,что  китайцы и сейчас к женщинам относятся, как к чему- то  негативному, правда,  и  не только  они, это давно известное дело,  тем  не менее, зачем увлекаться чужеродной философией, пусть  бы китайское  оставалось китайцам, так нет, же, кое-кому из европейцев и славян  захотелось,   будучи мужчинами, как видно  не  просто китайцами   себя    ощутить, а стать позитивным, теплым и светлым в качестве начала на  земле, ну, а женщины, пусть уже, так и быть, остаются  в статусе  сплошного  негатива,  пускай  уже будут  эдакими холодными и   расчетливым стервами, полностью на тёмной  стороне  зла, ибо вся  светлость уже досталась  мужчинам,  ну и что, что китайским, чем  остальные мужчины хуже китайских, им тоже охота быть белыми и  пушистыми,  ни в чем не виноватыми, когда виноваты кругом только   женщины, потому что несут в себе по китайским понятиям один негатив.
 

           Колька не был исключением, и тоже хотел сорвать  позитивчик в  этой жизни и примерить  его на себя, потому считал, ещё и будучи, как и  многие, доморощенным философом,хотя,  по большей части всё гири таскал,  качая свои стальные  бицепсы,  но считал,  что  в отношениях мужчины и  женщины важны два  главных качества: психическое здоровье женщины и  успешность мужчины.   Тот самый Инь и Ян.  Когда женщина  Ян,  по его  мнению,   обязана, а мужчина Инь, только  тогда может. А если нет?
 

     Но  не  мог понять, Колька   только одного, потому что во всём  остальном был уверен, отсутствие чего из них, из этих двух пунктов,    есть причина неустойчивости этого альянса  Инь и Яна, которые, как  две  противоположные субстанции, как  утверждали при  всей парадоксальности  своего  заявления о противоположностях  китайцы, что они едины и  неделимы,  как же так случилось и  что же или кто же всё-  таки был   виноват в том, что у него у Кольки всё не сложилось.  Ведь, он, как и  многие,  свои суждения  делал, ориентируясь на свой личный жизненный  опыт, где он был белым и пушистым, тем светлым китайским  началом, а его  Ян была холодной расчётливой стервой, присутствующей  в  жизни Кольки   на тёмной стороне зла.
 

         Иначе он на эту ситуацию посмотреть не мог, ещё и начитавшись   книг разных  по китайской философии, она ему к тому же, эта философия,   гири помогала поднимать  немерено тяжелые, чтобы тренировать  мышцы  своей изболевшейся натруженной   спины.
 

    И потому поменять местам Инь и Ян  он просто был не в силах, перед  глазами  у него  маячила его личная Ян, та стерва,  и на этом его разум  заканчивался, он же не был холоден, и холодным разумом не обладал,  он  был теплый и позитивный, русский   китаец,  и объективностью потому  здесь даже не пахло.
 

     Короче, по его теории выходило,  что  опять женщина обязана, а мужчина только  тогда может.
 

      И это было  классно!  Потому что   без женщины, которая   обязана,  мужчина просто  не сможет.
 

          А что он тогда вообще,  за мужчина?  И просто,  кто он вообще, тогда такой?
 

Аппарат искусственный? Или что?  Жизнедеятельность в котором обязана поддерживать женщина?
 

    А на хрена  тогда женщине,  той самой Ян,  такой мужчина по имени  Инь, если все удары судьбы холодная  негативная Ян будет  принимать на  себя,  при этом пытаясь  не  слететь с катушек, и всё  это только ради  того, чтобы этот козёл Инька  достиг в жизни успеха, а потом оставил эту  тёмную  сторону своей жизни,  в конце её собственной    жизни в  сумасшедшем доме?
 

     Отличная перспективка для козла  Иня, но только не для злыдни  Яны,  которая не замедлит  всё же однажды   прийти к одному неутешительному  для Кольки  выводу, что  мужчина без женщины никто, ноль.  Абсолютно  беспомощное существо, которое говорит одно, предлагая ей   своё  сильное  плечо, а делает совсем  другое, ложась всем своим огромным  весом на  хрупкие плечи женщины. Так выходило по теории русского Кольки, ставшего   китайцем  до  мозга костей.
 

        Но беда была  в том, что так думал не  один только Колька,  намучившись  со своей личной  Ян, а очень многие, даже не будучи  знакомыми с  китайской философией  про Инь  и Ян,  и  вечно  делали  заключения, ориентируясь на   свой  личный  негативный опыт, не имея  желания или  не умея  шире взглянуть на проблему, и плодя среди себе  подобных такие нелицеприятные  стереотипы про  стерв баб и белых  и  пушистых, ни в чём не виноватых  мужиков, в  отношениях  между которыми  ещё и должно присутствовать  “она обязана”,  а “он может”, иначе  хана  этим отношениям.
 

          Но Колька имел в своей философской шкатулке в запасе  ещё  кое-что помимо того измышления про “обязана” и “может”, он давно    пришёл к выводу, что  люди с быстрым умом привыкают быстро понимать,  иногда не дочитывая до конца текст и/или не дослушивая оппонента или  собеседника. И потому не могут понять  его,  Кольку, его философские  измышления  про Инь  и Ян.
 

     То, что это были  совсем   две разные вещи,  видно не знал, что    быстрый ум и быстро думать,  можно было  приравнять к не думать вообще,  и то, что есть в природе  живой ум, и  это   тот,  который гибкий и  компромиссный, и  способный увидеть то, чего не видят другие.
 

   И это -то и  являлось   живым, а не быстрым   умом,   играющим  на  опережение событий,  как в шахматах.  А у Кольки не понятно было,  проблемы ли имелись с "думательным"  процессом  или он просто ленился.
 

     Во всяком случае, называя себя компилятором,  он,  пеняя кому-то на  его непонятливость, лишь мониторил, увы, и свою жизнь, всё базируясь на  чужеродной китайской философии, не выработав  всё же своей собственной,  да, хотя бы, оглянувшись вокруг и увидев может,  что-то ещё, помимо  холодных негативных Яней, ибо не мог в своей выведенной теории про   “обязана” и “может”  даже  для интереса поменять местами психическое  здоровье женщины, когда женщина обязана была  не быть  идиоткой, быть  стрессоустойчивой, не истеричкой,   это и  было в его понимании   психическим  здоровьем,  с успешностью мужчины, успех которого не  совсем  понятно  было,  в чём же заключался, и    отнеся эти два понятия  к расхожему мнению, и  одновременно ориентируясь на своё  личное    наблюдение.
 

    То, что в его теории была куча пробелов,  он не замечал,  он же, как  умный человек, коим он себя считал,  обладал быстрым умом, и то ли   ленился  думать,  то ли не думал вообще,  но   не видел   в ней,  в  своей теории   обычной  дискриминационной составляющей в отношении   женской половины населения, и  личного    предпочтения  в отношениях  полов, отдаваемого    как всегда,  мужчине,  по  которой  один должен  быть нормален, а второй  успешен за счёт нормальности второго, но при  этом вполне себе может быть и   не нормален, потому что уже успешен и  этого хватает для  мужчины.
 

       В общем,  не рассматривая в  обратной проекции  данный  альянс  Инь и Ян, что было сожалительно, ибо именно  из второго варианта, вернее  из его  отсутствия, как такового,  в обычных представлениях о прочности  в отношениях полов,  и росли  те самые ноги деградации, о которой всё  говорил Колька,  всё опираясь на свой личный опыт и на китайскую  философию.   Хотя, что б совсем уж не могли обвинить его в негативном  отношение к женщинам, он всегда  прибавлял:
 

        — Мои слова  — лишь предположение и одна из степеней свободы разрушения Вселенной Инь-Ян.
 

     Что в принципе,  ничего не меняло  и можно  было  и так, в  обратной  проекции  посмотреть на его  умозаключение, и снова  поговорить, а потом снова прийти к тому с чего начал  он сам, сказав,  что   в отношениях мужчины и женщины важны два  главных качества:  психическое здоровье женщины и успешность мужчины.   Тот самый Инь и Ян.
 

    В чём и  обвинять-то   его  даже  не получалось, просто у него так  жизнь сложилась,  по китайски, а его быстрый ум не позволил ему даже  допустить и  подумать   об обратной проекции, об ином сценарии жизни у  кого-то,  если не у него самого, но  не на китайский манер, и когда  обстоятельства в этой жизни могли  заставить   какого-то человека  не  то, чтобы не верить, а  попросту  не доверять всему тому, что он   видел,  слышал   и читал.
 

    И не верить  в  ту же  китайскую философскую догму, и ту теорию,   придуманную Колькой.  Просто он мог, этот другой человек   и умел  сомневаться во всём, не будучи уверенным ни в чём, а тем более,  зная  ещё и то,  столько лжи осталось   за  миллионными плечами людей, и то,  что   результаты её    сказываются уже  на сегодняшних   реалиях.
 

И поэтому  не склонен  был  доверять всему,  и не потому что маятником  являлся  по натуре,  и не потому что не имел  своего мнения  и готов   был идти на поводу у каких-то общепринятых авторитетов, которые, между  тем, тоже люди и тоже могут ошибаться, а потому что имел  ту самую  склонность, уже ставшую привычкой, все анализировать,  и по сей причине   порою мог  менять со временем свою точку зрения, тем более, когда дело  касалось прошлого, которое  всегда отражается на настоящем, и когда   вдвойне сложно сразу прийти к правильным выводам,  даже, если суметь  отбросить личные эмоции, что тоже, кстати, не всегда получалось, ведь  люди  не роботы всё же.
 

      Ну, а тут, так и вовсе  древний Китай, V-III вв. до н. э. ,   с  чужеродной   философией   жизни, которая просто оказалась ещё  и удобной  для Кольки и ему подобным, желающим быть в жизни белыми и пушистыми и  свои грехи скинуть на  другого, и в частности на ту Ян, которой была  женщина.  Но не всегда была она холодной и расчетливой,   не всегда  была  она на тёмной  стороне зла, не была она и   тем негативным,  холодным и  темным  женским началом Инь   в противопоставлении   Яну,    как позитивному, светлому, теплому  и мужскому началу. Часто бывало всё  совсем наоборот.
 

 Тут всё зависело не только от личного опыта, но и от умения шире посмотреть на жизнь и на  ситуации,  происходящие в  ней.
 

      Правда, китайцы забыли в своей философии  сказать о том, как  же  быть с тем, когда принято говорить,  что муж и жена одна сатана,  то  есть,  когда нет  в альянсе никаких противоположностей, нет того Инь и  Ян, а есть два Иня или  два Яна с абсолютно одинаковыми  негативными   или  положительными  качествами.
 

      Но  Колька продолжил глядеть  на мир и  отталкиваться в нём  от  своего  личного опыта, как самого   близкого  и наглядного  примера   для  себя, что в общем-то было   вполне не только закономерно, но и  нормально, но при этом, правда,  так и  не сумел увидеть он,  что-то  ещё, помимо своего  негативного опыта, всё продолжая повторять, какой он  компилятор и что  его  личная жизнь, это  лишь частный случай общей  тенденции, игнорируемой большинством индивидуумов, считающих себя  активными участниками своей судьбы.
 

   —  Увы, Энерция и Энтропия царят во Вселенной Иллюзий. —    Со  вздохом безысходности  и  с видом бывалого  философа добавлял каждый   раз  он, так и оставаясь сиротой в отношениях  полов, ибо не узнал, что  бывает как-то иначе, чем было у него,  хотя   знал и то,  что   не  участвовать в своей судьбе не получается, как бы того не хотелось, но и  управлять ею тоже  нет  возможности, если  только,  как птица в полете с  одним и то сломанным крылом,  за которое зацепиться может любой, а  главное,  что и  цепляется, и  как это не прискорбно, все кому ни лень  цепляются,  и кого еще совсем и  не просили.
 

        Вот так и управляет человек    своей судьбой, когда без пафоса и  без   лишнего самомнения о том, как всё   может, стоит только захотеть.
 

    При всём этом, всё же главное,это   —  не жалеть себя слишком долго.
 

   И это  тоже знал Колька, но тем не менее жалел, уже через призму  неприятия женского пола, из философии  про  Инь и Ян,  не зная, как  видно того, что нет в  этой жалости к  самому  себе  никакого смысла.
 

          Впрочем, у него по- любому  не было поводов вообще,  жалеть   себя, он ведь был белый и пушистый, и всегда знал, в каком направлении   искать виновника  всех своих неудач и в  личной  жизни,  в первую  очередь. Китайцы ещё в V или III вв. до н. э.указали  ему этот  путь в  век сегодняшний. Вот такая философия оказалась живуче-незабываемая, что  даже те, кто не имел отношения ни к Китаю,  ни к его народу,  впитал  её  в себя, как с молоком не своей   матери.
 

30.12.2019 г
Марина Леванте
 

© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219123000833  

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded