m_levante

Грустный Джокер


     Джокер никогда не был грустным и он никогда не был проигравшим, он  всегда играл ва-банк и даже когда проигрывал,  не был проигравшим.
 

    Его история уходила корнями в глубокое  прошлое, когда он по слухам  некоторых был ещё  просто неудачливым комедиантом, хотя некоторые  предполагали, что был он гангстером, что не отменяет случившейся с ним  трагедии, когда он в надетом костюме  Красного колпака принимал участие в  ограблении карточной фабрики, и там, чего- то испугавшись,  оступился и  упал  в  чан с кислотой.
 

  В результате этого трагического падения,  этого  страшного случая,  произошедшего с ним, его лицо стало совершенно белым, как сама смерть,  под глазами, благо он не ослеп, нарисовались огромные чёрные круги, что  знаменовали Джокера, как чёрного вестника смерти, а на самом  обезображенном серной кислотой лице, которое  обрамляли теперь волосы  зелёного цвета, навсегда застыла  зловещая улыбка, растянувшаяся от  уха  до уха.
 

         Говорили,  что Джокер сошел с ума  после этого случая и  оставшись без ума, стал мстить всем подряд, убивая ни в чем не повинных  людей. Его даже поместили в псих. лечебницу, но ему не составляло  никакого труда сбежать оттуда и он снова,  и снова он  занимался тем,  что убивал людей, считая их виноватыми в своих жизненных неудачах, в  том, что он лишился ума, упав в котел с серной кислотой.  
 

     И    в чем-то он был прав, этот придуманный комиксовый персонаж,  историю которого постоянно переписывали на разные лады,  но в которых он  всегда оставался сумасшедшим злодеем   и победителем, который считал  себя повелителем хаоса, а мир театром абсурда .
 

      Но ведь этот мир, в котором жили разные люди, и впрямь  был  странен до абсурдности, он никогда не был  логичным этот мир,  и не  подчинялся правилам нравственности и законам морали, и потому Джокер,  пришедший в этот мир людей в образе сумасшедшего злодея из рисованных  мультяшных комиксов, символизировал собою  то зло, что творилось в  реальности. Он сам,  побывав в сумасшедшем доме,  даже  знал  простую  истину, что была распространена среди людей, являющейся правдой,   что  попадают туда здоровыми, а выходят психопатами,такими каким он стал  понарошку, когда говорил: “Приветствую тебя, новичок, в психушке  Джокера! Сюда  все входят в здравом уме, но на выходе всем напрочь  сносит крышу. И мозги закипают. Так что заходи, не стесняйся!”
 

      И в реальности люди, оказывающиеся в психушках, не заходя туда по  собственному желанию, что  и было одним из абсурдов их жизни,  уже редко  когда становились нормальными людьми, им от тех мер, которые там к ним  применяли,  в натуре  сносило крышу и они становились такими джокерами,  будучи раньше обычными людьми со своими недостатками и достоинствами, со  слабостями и даже со своими комплексами, но  безобидными комплексами,  не мешающими никому. Как и Джокер,  когда  однажды, в одном из своих  образов,  тоже был добродушным и веселым, а не неудачливым,   комедиантом, но столкнувшись с полностью  бездушным обществом, с тем,   что оно отвергало не похожих  на него, тех, что  не отвечали   принятым  его  стандартам,  будучи при этом сами злодеями, они насмехались над  добродушием и теплотой человеческих чувств, своими руками,  тем самым  презрительным и насмешливым  отношением  они создавали монстров,  маньяков- убийц, которые запросто могли уничтожить помимо безвинных  жертв и тех своих обидчиков и создателей, которые потом блистая своей  нравственностью,  осуждали собственное творение,  даже не догадываясь о  том, что это было их рук дело, плод их неповторимой  бездушности и  чёрствости.
 

      Потому назвать Джокера и ему подобных,  настоящих,  не комиксовых  людей, невменяемыми даже не получалось, они действовали в соответствии с  законами этого на самом деле полностью безнравственного озлобленного  общества, где всегда несли ответственность не те,  не реальные злодеи,  а  созданные ими   творения.   Это  то, на что были способны такие  люди-разрушители, когда созидая,  сразу разрушали, создавая таких  монстров,  как Джокер.
 

     Но когда среди этих людей неожиданно появлялся создатель  прекрасного, то он  сначала в своем уме, а потом  на полотне, ибо он был  настоящим созидателем, он был художником,   вот он и мог,  и смог,  и   изобразил того грустного Джокера, проигравшего.  
 

          Он не был с лицом цвета смерти, и на его лице не играла  зловещая улыбка мима, он спокойно и уравновешенно, мало напоминая  безумного,  смотрел на этот мир с полотна художника, который нарисовал в  его живых и очень  человечных    глазах печаль, отобразив всю трагедию  человечества, в котором этот Джокер, грустный и печальный, озабоченный  происходящим,  оказался к тому же проигравшим.
 

       Он проиграл злу,   творящемуся веками,  и не умолкающему  сумасшествию, так и оставшись победителем -Джокером из комиксов,   когда  как и тот злой комиксовый  Джокер, кто-то,  попадая в   психушку,   становился полностью  невменяемым злодеем.   Это и   было то мировое  зло, которому проиграл  здравомыслящий Джокер, и которому была понятна  та картина, на которой художник  в конце своего  написания, когда уже  хотел отложить кисти в сторону,   вывел   в углу буковку J, означающую  имя того человека, которого он нарисовал, и который своим искусно  вырисованным живым  взглядом из под полу-опущенных век под короткими  бровями -дугами,   рассказал людям о тех вечных  печалях и трагедиях,  что происходили с ними, когда из победителя ты мог запросто стать  побежденным, как сам этот Джокер, что на картине плотно сжал свои сочные  уста,  не желая говорить от неустанного горя,  но за которого  все  сказали его грустные глаза.
 

      Так бывает, и не только в комиксах и в кинематографе, так бывает в  жизни,  победители становятся побежденными, выигравшие проигравшими,  веселые грустными,  добрые злыми,  и хорошие плохими, и так могло бы не  быть,если бы вечное зло не одерживало  бы вечно победу над добром, и  тогда бы не только тот художник, но и все те, кто придумали образ  сумасшедшего злого комедианта, изображали бы Джокера печальным, но  печалился бы он совсем от другого,   и потому не  был бы еще   и   проигравшим,он был бы только  грустным Джокером, о чем  свидетельствовала  бы та буковка J  в углу полотна, на котором художник  нарисовал  кого-то и назвал его как назвал… "Грустный Джокер", а  в  скобках, потому  что  всё же сомневался,  приписав     “проигравший"...
 

29.12.2019 г
Марина Леванте  

© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219122900684  

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded