Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Ленивия и Обещания с ленивцами и обещалкиными

Жила-была на этом свете  такая страна Ленивия, ну,  не совсем жила-была, а существовала в этом мире, и   в ней было  много-много городов, очень похожих друг на друга, и потому все они как  один,  назывались Обещания.


А  так как эти города похожи были друг на друга, как братья-близнецы, то  и правомерно было   говорить о них, как об одном.   Короче, в этом  городе Обещания, в стране Ленивия  проживали одни  ленивцы   и  обещалкины.


Именно ленивцы и обещалкины, которые были, конечно же людьми, но теми,  что обчитались   в детстве разных  волшебных  сказок.


    Тех сказок,  в которых всё случалось  волшебным образом, как бы по-  щучьему велению и по Емелиному    хотению   раскладывались скатерти -  самобранки, варились  кашки-брашки,  сами варились без чьей-то помощи,  в  волшебных горшочках,  и вообще, этот процесс варения просто никогда  не  заканчивался, как и  лились молочные реки, заточенные в  кисельные    берега,  над которыми летали ковры- самолеты, причём,  сами по себе  летали, которыми не надо было специально управлять  и учиться   управлению ими.  А  бедные девушки из тех сказок  волшебным образом  становились принцессами,  им помогали в работе какие-то коровки,  в одно  ухо которой можно было влезть, а когда вылезал  уже  из второго, всё у  тебя было готово, испечено, сшито и сделано, тем временем сама девушка  ничего не делала, только лазала где-то там между коровьими ушами.  Ну,  а  молодые люди оттуда же,  со страниц со сказочными историями  с  помощью каких-то коней-инвалидов деформатиков  добывали себе суженых,  или не сходя с места, пускали стрелы, то есть играя в лотерею,  выигрывали себе жен- лягушек, которые тоже потом каким-то чудесным  образом становились принцессами, по типу Василис Прекрасных,  которые  своим мужьям могли звёзды с неба достать  при помощи только своего  рукава от нарядного  платья.  В  общем,  в этой сказочной жизни, про  которую читали те ленивцы и обещалкины,  делать -то  по сути  ничего и  не надо   было, лежи себе, что называется,  на печи,   покуривай  трубочку, ногой при этом болтай, а ведра сами к тебе с водой придут,  воды нанесут, ноги у них каким-то образом сами  вырастут,  руки  сами   тебе в рот этой воды нальют   и ты сыт и обут, и не голоден.


     И вот такими сказками и потчевали детей с детства, а они так  вдохновились  ими, что решили, что и в  настоящей жизни можно вести  точно такую политику ничего неделания,   оно  само всё как-нибудь    сделается.


    А  так как им, этим подросшим детям  до жути этого хотелось, то они  и  стали ленивцами и обещалкиными. Что значит,  делать что-либо лень,  могут только обещать, зная при этом, что обещанного по обычаю три года  ждут, а значит,  делать в ближайшее время ничего не придётся. И  так они  и жили и размножались, производя на свет следующее поколение ленивцев и  обещалкиных, которым тоже читали те чудесные  сказки  про волшебные  сапоги -скороходы, лампы Алладина, где на услужении   всегда есть Джин,  или два красных  молодца из ларца,  готовые к выполнению всех твоих  желаний и всех твоих заданий, а для этого нужно только пальцами пару раз  щелкнуть и всё у тебя в жизни уже происходит, твоя задача, это  только  лениться.


   Тем более, что помнят те дети, про то, какими бывают в сказках  страшными бабы Ёги, растапливающие печи и сажающие на лопату  откормленных маленьких   мальчиков, до состояния боровов, так, чтобы  пальчики  у них были жирненькие и аппетитненькие,  будто для холодца  уготовленные,  а когда и девочек,  помнят они, как читая и   слушая на  ночь эти сказки  про страшного многоженца  Синюю бороду, про  бармалея-людоеда, съевшего своих собственных дочерей, пусть и  по чистой  случайности,  потому что  хотел   мальчишку скушать, а вышло, как  вышло, в общем, каннибал -отец  и бармалей в одном лице этого сказочного  персонажа,   помнят, как тряслись у них поджилки и случался  непредвиденный случай  энуреза.  А   нервишки-то уже с детства  у них   пошаливали, детская психика часто не выдерживала такого чтива  и в  кошмарных снах возвращала детишек этих в те сказочные реалии, когда в  действительности кто-то из них потом становился  маньяком или просто  убийцей, изображая то Синюю Бороду из своих снов, то  ещё,  какого  страшного монстра из любимых  детских сказок, или змея горыныча, что  вечно стремился в той жизни пожар устроить,  ну и прочие страшилки,  почти современные фильмы- ужастики, только хуже, потому что для  маленьких детей предназначались.   И    всё это под эгидой победы добра  над злом, когда на глазах у маленького ребёнка, который и так уже весь,  как  в припадке малярийном,  трясся от страха и ужаса, отрубалась    сначала одна,  потом вторая, а за ней и третья,  и пятая с шестой   голова у  этого чешуйчатого монстра,  и снова всё это почти учебник о  добре и зле, где добро обязательно  победит зло, а  Иван- дурак,  кинув  стрелу далеко и попав   в болото,  выиграет свой счастливый лотерейный  билет, а его жена- лягушка всю жизнь уже будет обслуживать  его из того  рукава, в который еду с царского  стола сначала собирала и туда же   засовывала,  а потом метала в разные стороны  синими  озерами и  заливными лугами и долинами с дворцами на них уже построенными, как по  заказу  или проекту самого  лучшего в мире архитектора.


     И всё же самое главное, что должен был вынести ребёнок из этих   сказочных историй, это то,  что в жизни всё делается само собой, без  каких-либо усилий, только надо позвать дядю Джина, потеревшись щекой о  старую лампу,  тетю Щуку  или  поймать на рыбалке нужную тебе рыбу, и  если не дурак, она тебя тоже всю жизнь твою будет обслуживать,  а тебе  же ничего не остаётся, как только  обещать налево и направо с три  короба, всем-всем-всем, что всё сделаешь, что попросят или даже не  попросят.


   Тут,  без пруда не выловишь и рыбку из пруда,  даже неуместно было  совсем, по всем показателям эта рыба просто обязана сама как-то  выловиться, чтобы твоя жизнь была жизнью того Емели, а ты снова только и  мог сказать, пообещать, ну,  в  лучшем случае посмотреть, а следом   надуть до отказа  щёки, дав понять, как хорош в своём деле,  но не  сделать.  Тебе же, если что,  и деньги- то не  нужны, у тебя дома тот  самоварящийся горшочек, который просто не остановить ни за что, он тебе  всего,  чего захочешь,   наварит.   А  если нет такого горшочка, то  есть  иной вариант, лотерея. Та,  помнишь?  Сказочно- волшебная, когда  важно правильную жену или мужа выиграть  в спорт- лото, купив всего-то   билет  и только  за 30 копеек,  и всех -то вложений,   не велики  инвестиции, однако.  И   вот это-то выигранная тобою жена  или муж в  виде той коровки, в уши которой влезала и вылезала  Крошечка Хаврошечка,  тебе всё то же и сделает —  напечёт,  наварит и сготовит,  купит,  построит,  обует, оденет, всё в рот положит, короче,  обеспечит,  а ты  продолжишь сидеть на емелиной  печи   и получать  дивиденды  с тех  вложенных тобою  30-ти копеек  в собственное  счастье, некое беспечное  существование уже не в волшебном и сказочном, а в реальном настоящем   мире.


     А корова та  или бык, да, какая уже разница, какой половой  принадлежности  ты себе Джина обеспечил, и кто именно будет тебя  обслуживать в этой не сказочной жизни, когда  прочитал  те сказки в  самом своём незабываемом  детстве, и которые так тебе запали в душу, что  ты,  став взрослым, только  и способен стал на то, чтобы быть ленивцем и  обещалкиным.  И   это уже для поднятия своего имиджа ленивца, будто и  не ленивца, хотя на самом  деле  ты всё  тот же ленивец, и не всегда  Иван дурачок, ибо знаешь толк в том, как бы  так ничего  не делать, а  получать абсолютно  всё, назвав это счастливой жизнью, не важно, что за  счет другого.


     И вот на этих сказочных идеологиях,  как на дрожжах,  ещё и когда  добро просто обязано победить зло, а это так редко происходит на самом   деле,   и выросло уже не одно поколение, ставшее ленивцами и  обещалкинами,  и их стало так много, что и город,  в котором  они все  жили,  стал называться одним именем собственным —   "Обещания",  в той  стране под названием  "Ленивия".


   Ну и как следствие,  многие,  исповедуя,  попросту говоря,  политику  иждивенцев, строя своё  счастье за счёт другого, не могли даже    пальцем пошевелить, чтобы улучшить собственные условия проживания пусть  и в той стране Ленивия, где среди них болтались ещё  жалкие  остатки  людей, которые не только сказки волшебные  читали, когда   они  только  сказками для них и остались,  но и помнили, что  труд сделал из обезьяны  человека,   и потому   не сидели, как некоторые ленивцы,   у самого   синего моря в ожидании говорящего и ходячего коромысла, думая, что у  вещей вырастут ноги и руки и они  сами всё за них тем  чудесным образом  сделают.


    Но так  как в жизни всё же так  не происходит,  всё  только по  моему велению, по моему хотению, то такие ленивцы, просто  плюя на   собственный комфорт, так  и сидели в антураже  из пещерных  времен,  почти не утрируя.   Их устраивало всё, а главное их устраивала эта  их  жизнь вечного ждуна, который ждал каких-то сказочных явлений в своей  жизни, и который единственно что не ленился делать, так это обещать.   Обещать другим, что сделает, поможет  и даже за обещанную плату, но   вдруг вспоминал, кто он есть, в первую очередь  —     ленивец  из   страны  Ленивия, и пропадал, и  иногда навсегда, не забыв потом  снова  пообещать, он же был к тому же из города Обещания,  но уже кому-нибудь  другому, потому что тот имидж великого профессионала,  по большому  счёту,   по надуванию щёк,  быстро всем надоедал, им тоже хотелось жить   и не в пещерах, там остались одни только  почти что  обезьяны,  и идти  дальше по этой жизни, а не сидеть в ожидании новых  обещаний  от  ленивцев  и обещалкиных, тех самых, обчитавшихся детских сказок, от  которых у них   от ужасов была сначала травмирована их детская психика и  утрачена реальное понимание   происходящих вещей, которые стали для них  сказочными,   а потом и укоренившейся в сознании  той идеологией  ничегонеделания, когда на волшебном блюде с ногами и руками всё само  придёт и принесёт тебе, осталось только открыть рот и получать  удовольствие от жизни.  Главное,  ещё те 30-ти копеечные инвестиции в  правильного  Джина или в Царевну-лягушку  сделать, чтобы они могли  уже   до гроба быть  твоей коровой или быком, а ты сможешь только между их  ушами елозить и   больше ничего в этой жизни не делать.


   Тем более, что и живешь в стране Ленивия и в городе Обещания,  и  называешься ленивцем и обещалкиным.   Правда страна и город этот не  сказочный, а настоящий, а ты   всё мнишь себя сказочным героем, у  которого при любом удобном случае скатерть- самобранка  разложится или  ковер-самолет прилетит,  и   на крыльях  конька  горбунка донесёт тебя  куда надо, а там, глядишь, и змей горыныч на авансцену  выйдет, а ты его  победишь, отрубишь все его горящие синим пламенем  головы,  и снова  героем станешь, и в награду тебя Джин со всех сторон оближет, а ты  Емелей продолжишь на печи лежать, и зваться,  правда, вот тут   настоящим,  а не сказочным ленивцем и обещалкиным из страны Ленивия и  города Обещания.


17.12.2019 г
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219121801063

Subscribe

  • Друзья

    Звоню как-то своему старому приятелю и бывшему коллеге по работе, узнать, как у него дела… Мы с ним в одном дворе жили и в…

  • Вся неприглядность мира разном цвете

    Плывёт весна вся в красном цвете, В разливе вечных незапамятных времен, И с нею лебеди, что на портрете, Расшиты ниткой с…

  • Виртуальный приют для человеческих душ

    Виртуальное пространство является неким приютом человеческих душ, в котором они, эти уже мёртвые, не живые люди по-прежнему…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments