Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

ЗАД

Этот зад не был чем-то примечателен, он не сильно отличался от других таких же, но всё же кое-что особенное в нём было… Ну, хотя бы то, что принадлежал он, этот зад одному человеку по имени Гера, а не всем людям одновременно, и не украшал стол в «анатомичке», подготовленный к препарированию и изучению своей жизнедеятельности для пользы или назидания будущим поколениям. Хотя лучше бы это было так, и кто-то всё же усвоил бы для себя лично, что такое и зад, и что он порою, значит.

Но этот зад, что имел Гера, прошёл в жизни очень многое, а так и не понял основной и главной истины, что же это такое, когда неожиданно наступает огромная задница, на которой он неустанно ещё и ко всему прочему катался. И делал он это так часто, и так упорно, что штаны, которые он по утру натягивал на свои ягодицы, однажды протёрлись до одной большой дыры, периметр которой украшали тканевые лохмотья, а из-за бахромы выглядывал теперь совершенно голый, ничем не защищённый зад Геры.

Да-да, тот самый зад, что был как у всех в младенчестве, гладкий и пухлый, мягкий и нежный, любимый папой с мамой, которые ласково в него целовали своего сына.

А потом Гера подрос, и эта часть его тела тоже… Что значит, увеличилась в размерах, хоть и не покрылась, как у некоторых особей мужского пола, волосатыми завитушками, а так и осталась такой же гладкой, как в детстве и юности, тем не менее, кататься на ней стало гораздо удобнее.

И напоминал этот безволосый зад, больше, чисто выбритое мужское лицо, хоть и отдающее всё же какой-то первобытностью, некоего Тарзана, вечно скачущего по деревьям, хватающегося за лианы и ищущего тот баобаб или пальму, где ему будет поудобнее, где он сможет навсегда зависнуть среди кокосов и бананов в позе мартышки, зацепившись длинным хвостом, что превратился у людей в атавизм, за сук и застряв головой вниз между веток в вечно – зелёной молодости.
Но молодость Геры не была столь жива и сочна, как зелёная ветвь дерева, и его весна, как и любая другая, однажды закончилась, что, однако, не позволяло сказать, что он вошёл в иную стадию, встав на тропу мудрости, напоминая вековой дуб, потрескавшаяся кора которого изборождена множеством морщинок, означающих опыт и длинный пройденный путь.
И всё же, его гладко выбритое лицо, стало не таким ровным и безупречным, возрастные изъяны таки нарисовались на нём, что было ожидаемо, ведь, ни что не вечно под луною и молодость тоже. А вот его зад по - прежнему оставался таким же нежно-розовым, без единой извилины, поделённый как у всех, на две половинки, в которые ласково, по очереди целовали его родители, так самозабвенно любившие своего отпрыска, так холившие и лелеявшие его, что, наконец, стало ясно, что это и есть самая значимая часть тела их сына… Его зад…

****
А Зад вёл себя так, что оправдывал все критерии и назначения своего места, но всё больше вилял и юлил, почему-то каждый раз ощущая себя на горящих раскалённых углях, будто кто-то услужливо пытался подставить под него сковороду с налитым в неё маслом, и потому издающий неприличные звуки от шкворчащего жира на тёмной, чугунной поверхности.

Но на теле мужчины при этом не оставалось даже следа, какого-то мало - мальски красноватого пятнышка, что называется ожогом, и потому он, не обжёгшись ни разу на молоке, и на воду не дул никогда, а так и ехал дальше на своей любимой гладко-выбритой попе, что извергала по пути, как и положено ей, экскременты, так называемые, продукты своей жизнедеятельности, оставляя позади себя кучу дерьма и попутно подсовывая даже не лопату, а телегу со своим же дерьмом окружающим его людям.

И многие, давно знавшие Геру, не только имели его в этот круглый, с годами ставший плоским, зад, и не бесплатно, конечно же, в котором уже нарисовался сильно кровоточащий прыщ с геморроидальной опухолью, а и самого Геру имели за задницу, что значит, знали, что думает Гера не головой, как все нормальные люди, а исключительно своей попой, поделенной как у всех на две части-половинки, и потому и звали его давно и просто, но ни как всех, - «этот Зад», даже позабыв его настоящее имя…

Вот, потому-то, когда кто-то обращался к нему, даже прекрасно зная при том, что он из себя представляет, этот мужчина с дряблыми мешками в синюю прожилку под хитрыми глазками и огромным носом, глядящим всегда влево, но, тем не менее, всё пытаясь хоть что-то человеческое в нём ещё разыскать, понимая, что не может человек состоять только из одного плохого, или только из одного хорошего, всё равно этот кто-то утыкался в тот означенный Зад…
Потому что в этом случае, если что хорошего у Геры и было когда-то, давно это хорошее протёр он своим мягким местом до дыр и пустот в своей совершенно бессовестной душе…

И потому, Зад, имя которого многие уже позабыли, а звали его всё же Гера, то тупо молчал и не отвечал окружающим, когда мог помочь кому-то в беде, а так было чаще всего, его глухое молчание в ответ, то тупо отвечал, совершая какие-то невразумительные действия, короче, поступал в зависимости от ситуации и своей личной выгоды, называя это безопасностью, что на самом деле, являлось просто подлостью.
Но зато, когда обращались конкретно к его трусоватой Заднице, пояснив, как прославят на весь мир, когда пахло для него жареным, а он это всегда чуял за версту, а то и две, Задница сходу, почти молниеносно вскакивала, трепыхаясь, как сладкое, прозрачное желе, резво и радостно при этом хлопала двумя своими розовыми мягко-рыхлыми половинками друг о дружку, и тут же отчитывалась о проделанном…


Но Задница на то она, ведь, и Задница, чтобы делать всё через задницу и потому так она всегда и поступала, у неё просто всё и всегда было через жопу… По-другому же ей, этой Заднице не дано было…


****

Но такое происходило не только у Гериной Задницы, так бывает зачастую и у тех, у кого вместо головы, как вообще-то предназначается природой и анатомией, думает и делает всё за неё давно жопа… А какими качествами обладает эта часть тела человека и какие функции она исполняет и вообще, для чего нужна она людям, тоже очень хорошо всем известно…

И всё же, когда уже вместо головы лишь одна большая жопа, считай пришёл тебе, как человеку, кирдык… И вот тут-то и надо помнить при случае, кто перед тобой, чтобы не удивляться ни тому, почему, она то тупо молчит, то тупо отвечает, почему всё время виляет, напоминая при этом не собачий хвост, движение которого из стороны в сторону, означает радость и благие намерения по отношению к окружающим, а трусость ужа, которого положили на сковороду, но не всегда с желанием зажарить и съесть, тем не менее, все качества Задницы всегда оказываются на лицо и на лице у таких, не совсем людей, как Гера, которых и имеют исключительно за зад и в зад, это тоже в зависимости от ситуации, что не отменяет всегда одной огромной ставшей для них уже вековой Задницы…
Марина Леванте
24.03.2016 г.

Свидетельство о публикации №216061500118

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вечная ипохондрия, что поселилась в мозгах

    Может у вас тоже приступ за приступом, Не приступ депрессии, не сахарного диабета, А вечная ипохондрия, что поселилась в…

  • И вот опять про псевдологов

    Безумие людей, которое граничит с нормой, С той нормой, которой не могло и быть, Лишь с той, что вывел сам безумец, Решив, что…

  • Мой ответ Губерману

    Когда я сам был молод, И когда я блядовал, Тогда покой меня не волновал, Теперь, когда я вырос и когда я стар, Когда от…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments