Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Печень утки барбарийской Hepatis Anas Barbariae

Пришёл с утра   на приём к врачу,  ну-с, с  чего начнём, а с того, что у кого болит, тот о том и говорит.


—    Вот у вас что, болит?  —   Спрашивает дядечка в белом халате,  вроде невролог, на  стене кабинета которого висят рисунки человеческих   кистей в оскальпированном виде, то есть кости  без кожи и даже без мяса.  Видно для того, чтобы всё было нагляднее.


    —        У  меня болят руки. Кисти рук.   —  Уточняю я.


    —       И что?


    —       Ну, что-что?  Болят,  а что делать не знаю,  может,  это карпальный синдром?


Предположительно  ставя себе же диагноз,  говорю ему я,  косясь на рисунки кистей без кожи на стене.


Врач мне:


 —    А  что это?


Пока я открываю  рот от удивления,  всё продолжая взирать на рисунки,  на которых тот самый карпальный синдром и   изображен, почти как  открытый, а не закрытый перелом, ему уже   говорит мед сестра,  давая  подсказку и тоже показывая  на висящие  картинки, как видно для больных,  а не для врача:


     —    Доктор,  у вас это за спиной, на стене,  на плакате.


     —    Ах, так.  —     Не оборачиваясь,  говорит врач и опять мне:


     —    И? И что вы делаете?


     —    Я  пью  диклофенак.


     —    И как?


     —    Что как?


     —   Помогает?



     —   Вроде…   —    С  сомнением  уже  почти шепчу  я,  потому что  перед глазами маячит  текст  аннотации  с перечисленными  побочными  явлениями  от этого препарата  с прободением    стенок желудка и  кишечника заодно  и прочей нелицеприятной угрожающе опасной для моего  здоровья  ерундой.


Врач:


   —   Ну так и пейте, раз помогает.


   —   Спасибо!


  Встаю, ухожу, иду в стоматологу:


Захожу в кабинет, сажусь в кресло, сценарий  почти тот же, что у кого болит, тот о том и говорит.


На вопрос  «Что у вас?» очень хочется сказать  «В квартире газ, а у  вас?» потому что уже заранее понимаю, что у него ничего, ничего в  голове,  а у меня всё же опухли и воспалились до ранок дёсны, и всё же  на всякий случай кидаю пробный шар, говоря:


  —    Да, вот, дёсны воспалились. Ранки.    —      Опять уточняю я.


Врач, не имея плаката, то есть наглядного пособия на стене  своего  кабинета, вынужден заглянуть мне в рот, и потому изучив мой  вопрос,   задаёт свой:


    —     Где? Не вижу!


    —     Как не видите?


    —     А где?  —    Снова удивляется доктор зубной врач.


    —     Ну,  вот же,  тут,  не видите?


  И   я тыкаю пальцем по своим многострадальным  дёснам с ранками.


    —     А! Теперь вижу!  — Отвечает врач, теперь стоматолог, тот был невролог, но  разницы между ними нет никакой.


     —       И  что?  —      Вопрошаю я,   без какой-либо надежды глядя на его раскрасневшееся от умственных потуг    лицо.


     —      А ничего. Что делаете?


     —      Как что?


     —      Ну,  чем лечите?


     —      Полощу настоем из   коры дуба.


     —      И как?


     —      Что как?


     —      Ну, помогает?


     —      Ну,  вроде.


Отвечаю  опять с сомнением я, уже по другой причине, не из-за    побочных явлений от коры дуба,  а потому что ещё и не очень,  не очень  помогает, иначе не пришел бы к врачу.


 —    Вот и полощите, раз помогает.


 —    Спасибо!


Встаю,  иду в аптеку напротив,  потому что ещё и простужен.


Опять двадцать пять, хоть это уже и не врач,  а фармацевт, но из той же шайки-лейки, знатоков всего и вся в сфере медицины.


—    Что можете мне предложить от простуды, вот, горло болит и всё остальное.


   Уже без какой-либо надежды на  помощь и  желания упоминания   подробностей спрашиваю я, исподлобья глядя на молоденькую девушку тоже в  белых одеждах, больше напоминающих цвет  савана,  а не свадебного  наряда, он больше подходит к моей,  да и не только к  моей, ситуации.


Фармацевт для начала  внимательно посмотрев   список лекарств  в своём   компьютере, который вряд ли ей в помощь, как и   тот плакат на стене  в  кабинете врача, сходу  вываливает на меня всю таблицу Менделеева, с  помощью которой, по её мнению, я и должен излечиться от простой  простуды.


   Тем временем,  на витрине на самом видном  месте я  замечаю  коробочку с завернутым названием  «Оциллококцинум» , которое по латинице  читается как «Oscillococcinum”,  широко рекламируемое гомеопатическое    средство, запатентованное французским  производителем,  как средство  для профилактики  лечения простуды и гриппа.


Спрашиваю работника аптеки, кивая на коробочку   с  экзотическим  названием:


    —      И  как, берут?


    —     Что вы, ещё как берут, это же  прекрасное  гомеопатическое средство...


    —        Но вы  же,  конечно, знаете, что это экстракт из утиной печени?


  Фармацевт,  молодая девушка в тех белых одеждах, похожих на саван,  что называется,  в первые в жизни, внимательно читает, что написано на  коробке, и удивлённо глядя  на меня широко   открытыми глазами, говорит:


 —  Но  здесь  ничего такого не сказано.


Тогда я прошу её дать мне  коробочку с содержимым  стоимостью 600 рублей, и зачитываю  ей по латыни вслух название:


 “Anas Barbariae Hepatis et Cordis Extractum “, что в переводе на русский язык означает:


“ Эстракт печени и сердца барбарийской утки” .


А   в википедии ещё указано то, чего  не написали,  забыли или не  захотели,  на этой  коробочке  с волшебным средством, что  название  птицы не соответствует действующей научной терминологии, то есть утки  такой, барбарийской,  просто нет  в природе вообще.


        Сказать, как те деятели в белых халатах, её соратники по   знаниям медицины, “вот и принимайте!”, у неё не получилось, потому что я  сразу не собирался принимать то, что мне наверняка не поможет, она,  фармацевт,  за плечами которой было  какое-никакое учебное  медицинское  заведение,   только  и  сумела произнести  “Вот это да, действительно” и  посмотрела на меня уже   откровенней некуда,   просто   как на миссию,  осталось теперь  только  выяснить,   кто же это такая,  утка  барбарийская  и можно  будет  снова смело  продавать этот  гомеопатический препарат из   утиной печени и сердца  всем подряд,  особенно тем  наивным гражданам,которые  желают  быть здоровыми и верят  всем и каждому,  когда всё же давно  известен   факт, что твоё здоровье  всегда находится  только  в твоих  собственных  руках, а не в руках  врача, особенно такого врача,  который только и может сказать тебе, “вот  и принимайте, раз помогает”, и на этом всё, то есть все его знания нам  этом заканчиваются,  да и просто, о  чем  с таким, вообще,  можно   говорить, если он даже не знает, кто такая утка барбарийская,  из печени  которой делают такой замечательный  препарат.


12.10.2019 г
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219101201324


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вечная ипохондрия, что поселилась в мозгах

    Может у вас тоже приступ за приступом, Не приступ депрессии, не сахарного диабета, А вечная ипохондрия, что поселилась в…

  • И вот опять про псевдологов

    Безумие людей, которое граничит с нормой, С той нормой, которой не могло и быть, Лишь с той, что вывел сам безумец, Решив, что…

  • Мой ответ Губерману

    Когда я сам был молод, И когда я блядовал, Тогда покой меня не волновал, Теперь, когда я вырос и когда я стар, Когда от…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments