Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Застрявшие в своей первобытности


      Нам всегда хочется думать,   что мы, люди,  чего-то достигли в своём развитии в нравственном понимании этого слова, а на поверку мы только прогрессируем в своих пороках и не более или просто имеем ту самую точку бифуркации в том, что из себя представляем,  и чем были всегда.


        Человечество не меняется, оно застряло в своей первобытной животной сущности, отягощенное техническим прогрессом, который ещё больше адаптировал его под какого-нибудь хомо эректус в лучшем случае.   Люди постоянно себя во всём повторяют, в принципе не придумывая ничего нового, как и страдая постоянными утопическим идеями об улучшении мира и жизни людей в этом мире, а на самом деле, не в силах победить свою человеческую сущность, всё только усугубляют, действуя по  принципу, чем дальше в лес,  тем больше дров, закручивая гайки в системе капитализма, создавая всё  большее  неравенство в социуме между богатыми и бедными, всё  больше вгоняя в зависимость бедных от чудачеств богатых, от  их неуёмных аппетитов,  порождающих вечно голодных монстров внутри того человека, который стал богат на фоне реально  голодающих и умирающих от разных неизлечимых  болезней  людских  масс.


         Никогда не победить человеку в себе первобытные инстинкты животного, то есть его природной сущности, никогда не выбить ему  из себя желания обладать и преобладать, как более сильный верховодящий в стае самец  или вожак этой стаи, которого с радостью скинут со счетов, как только он ослабнет физически.



        Всё это в полной мере происходит  в мире людей. И то, что у нас принято называть пороками, есть ни что иное,    как животные инстинкты, работающие на выживание в своей среде обитания. Попытки как-то отделить себя от животных низшего звена развития привели только к появлению разного рода  терминологии,   выработанных норм поведения, как правильно, а как не правильно поступать, чтобы  тебя считали добропорядочным индивидуумом класса людей. Но  это, как и любое навязанное правило свыше, вызывает реакцию отторжения,  и ты снова из  хомо сапиенс становишься простым хомо, пусть и   с целым багажом полученных знаний  в ходе эволюционного процесса,  ты всё равно то животное, которое ориентировано на выживание, и не просто на выживание,  а на лучшую жизнь для себя и для своих потомков, ежели таковые имеются, а для этого в обществе людей, ориентированных на всё   материальное,  залогом успеха являются деньги, и потому тут уже, как говорится,   для достижения своих целей все средства хороши, когда отставляются в сторону все сантименты Адама Смита, и все нравственные постулаты, даже вкушенные с молоком матери, и человек снова становится тем, чем он  есть и был всегда, животным, борющимся за выживание и желающим победить в естественном отборе, который сделал уже искусственным ввиду своих имеющихся всё   же знаний.


      А утописты-моралисты остаются либо где-то позади,  либо из утопистов преобразовываются в реалистов,  как это случилось на примере большевиков, когда их утопические  идеи построить государство равных возможностей, единого  равноправия и  человеческого братства, воплотились в жизнь на том уровне, что равными  в  своих правах на всё  и на  благосостояние в этой жизни оказались те, кто ими именовался народными массами, больше всего подверженные   внушаемости, воодушевленные идеей освободиться от  оков и цепей царизма, а в итоге угодили в ловушку идей большевизма, когда на начальных же этапах построения социалистического государства сформировался элитный номенклатурный класс и класс рабочих  и крестьян-колхозников,   с   малой долей  интеллигенции, в котором и наблюдалось то самое равенство возможностей, и  можно сказать  во всём. А над всем этим  снова стоял монарх, именуемый теперь  красным монархом. То есть монархическая система осталась в силе, прикрываемая лживой пропагандой о равенстве всех в стране с  социалистическим гос. устройством.


     И вся эта ложь, в полной своей мере и  красе вылезла на поверхность в 90—х, когда попросту честно легализовали всё то, что при социализме считалось наказуемым преступлением  —   валюта, спекуляция, взятки и подкупы должностных лиц и прочие нелицеприятные коррупционые и преступные  моменты.  Именуемые  сейчас чем? Тем же самым, только выведенных из подполья наружу.   А почему тогда, когда честно стали красть  на глазах у всего народа, и у этого народа, зная, что впереди ждёт полная безнаказанность, сами себе хозяева, сами себе законы пишем, и сами их не исполняем, если так хотим, то   этому народу всё  это не понравилось, то есть та внушаемая жизнь, сказка про социалистическое  равенство  и  братство,  что всё  хорошо и всё   прекрасно, благоденствие во всём, как и хотели,  была предпочтительнее горькой правды?


      И, когда все желания народных масс  лучшей жизни тогда, легализовались и осуществляются сегодня  за счёт своих же братьев,  равных  вроде бы  тогда во всём, но почему-то сейчас одни стали в открытую выживать за счет других, действуя абсолютно в том же ключе, что и сегодняшняя правящая элита в отношении своего народа, которому это весьма закономерно  совсем не нравится, но он на более мелком уровне поступает точно так же, даже не замечая за собой такой особенности, что во всем копирует поведение верхушки, стремясь всё  же к лучшему образу жизни.


       Но,  так как уже веками сформировалась система сосуществования граждан одного государства  —  низы и верхи, то и низы по-прежнему могут только надеяться на то, что снова удастся кому-то произвести рокировку и тот,  кто был внизу, окажется наверху и наоборот, но для этого надо  не год и не два, и даже не 22,   как сейчас мечтается многим обиженным своим правительством  в России, такое случается в мире  людей, но не так просто,  как им кажется, что стоит только захотеть,  выразить протест и всё,   как в сказке Пушкина про золотую рыбку,   жизнь изменится к  лучшему, и то, что только что было в руках правящих, они без боя, а по собственному согласию отдадут  в руки обездоленных. При всём этом  на поверку, оставаясь  теми животными с первобытными инстинктами,  они продолжат свою борьбу за выживание, и каждый   оставаясь  на своем уровне, пусть и в достигнутом каком-то техническом прогрессе, но  которым всегда будет управлять сильнейший  самец примат, или какой-то другой представитель  животного мира, он будет  нажимать на кнопки ядерного реактора, устраивать  психологические атаки, называя их гибридными войнами, говоря о том, что надо действовать   через насилие, развращение, уничтожение моральных ценностей,  а на самом деле,  не привнося ничего нового в этот  мир и в  жизнь   людей, которые всегда были порочны по своей сущности, и которые научились в процессе эволюции  лгать и лицемерить, чем существенно отличаются от животных низшего звена развития. Но себя же всё  равно не получится обмануть, когда зубами и локтями будешь расталкивать врагов  и пробивать себе дорогу  к лучшим условиям жизни, плюя на себе подобного, который в эти минуты будет для тебя всего лишь помехой, тем дикарем с дубинкой, преградившим тебе путь к лучшему куску мяса, к более плодоносящей самке, даже и   держа постоянно,  где-то на подсознании то, что он же цивилизованный образованный хомо, всё равно, животная сущность не позволит отдать лучшее врагу, которым для него будет такой же человек, как и он сам.


      И сколь угодно долго можно потом говорить о моральных устоях, о той правде, которой никогда не было в советском государстве, оно начиналось со лжи, с глобальной утопической лжи, но жизнь показала своё, нет равенства между людьми и никогда не будет, они готовы поступиться даже принципами нравственности и морали, лишь бы выжить в этом глубоко безнравственном мире.


02.09.2019 г
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219090200767


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вековые взаимные претензии

    Это мир вечных взаимных претензий, от виноватого к невиновному, от убийцы к своей жертве, от жертвы к своему мучителю, от…

  • Зуд

    Вечером все было как обычно, но потом наступила ночь, тот отрезок суток, в который ты попадал как в некую параллельную…

  • Пропасть между прощением и желанием простить

    Простить могу, давно простила, Забыть всё как- то не могу, То свойство памяти, которая не отпускает, А держит цепко-крепко…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments