Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Люди-пингвины


      Они  собрались в одном месте, чтобы пощебетать,  как птицы и не просто как птицы, а птицы-пингвины, в надетых для важности чёрных фраках  и в  красных башмаках,  и  с красными, словно напомаженными,  клювами-губами, которыми они без перерыву щёлкали и щебетали,   щебетали и щёлкали,   и   щебетали о том, что всегда возможно  даже то,  что невозможно  —  совершить невозможное,  особенно, когда ты птица, да ещё и   не просто птица,  а птица-пингвин.



   Но и  это  ещё  не всё, это были не просто птицы-пингвины, это были  люди-пингвины, зачем-то собравшиеся среди людей, хотя должны были бы находиться на ледяном белом материке среди себе подобных и там в надетых чёрных фраках и в красных башмаках, широко  раскрывая красные рты-клювы,  важно говорить о том, что возможно, даже невозможное —   быть непререкаемо, невероятно  умными,  изрекая истины, от которых людям, находящимся вдали от них, не в надетых чёрных фраках из птичьего оперенья,  было страшно   смешно, ведь они понимали, что это невозможно,  совершить невозможное, даже тогда,  когда кажется такое возможным.  И потому  они даже,  ни  минуты в этом не сомневаясь, опираясь на свой человеческий опыт, сказали об этом тем, что на самом деле,  сидели на дрейфующей льдине в мировом Ледовитом океане и изрекали прописные истины,  не замечая того, что давно оторвались от реальности, и балансируют на грани  между тем и этим,   чувствуя себя при этом мудрено-умными, они же были в надетых фраках и в башмаках цвета бычьей крови и им очень хотелось, чтобы все остальные, оставшиеся на настоящем, не ледяном, материке люди, относились к ним с уважением из-за того, что они, эти пингвины —  люди-пингвины могли совершить невозможное, даже там,  где это было   вовсе  невозможно, например, стать самыми умными среди всего человечества, ведь для этого и надетые фраки, и громкое щёлканье клювами с птичьим щебетанием  вообще-то,  ни о чем, с одним лишь основным посылом о том, как важны они  и  как умны, как те пингвины. Но не люди же!


    И потому да, им бы лучше на том, на  ледовом материке среди себе подобных и среди белых медведей  и тюленей   поговорить и пощебетать, всё  равно те ничего бы не поняли  из того, что хотели сказать пингвины, потому что и впрямь невозможно совершить невозможное, даже тогда, когда  кажется, что это возможно, стать самым умным среди всех остальных, ну, если только надев птичий фрак и назвавшись пингвином, отчего ты всё  равно не поумнеешь, а так и останешься всего лишь глупой птицей, которой не доступно понимание простой вещи  —    хочешь, чтобы тебя  уважали, будь просто человеком, а не стремись стать птицей высокого полета, ибо станешь всего лишь пингвином и достигнешь высот возможностей его полета, хоть и во фраке, хоть и в красных башмаках,   и с красным громко щелкающим клювом, изрекающим прописные истины, которые тебе самому показались верхом совершенства человеческой мысли, но так и остались непонятыми остальными людьми, которые видели в тебе только птицу,  напыщенную  высокомерную птицу-пингвина,  и которая говорила на своём, только ей понятном языке, балансируя на грани, а на самом деле сидя на дрейфующей льдине посреди огромного бесконечного и совершенно пустого Ледовитого океана, окружённого холодной тишиной, тонущей в молчаливых глубинах его вод, погружённых   почти в  ледниковый период, когда не было ещё ни людей, ни  пингвинов и можно было говорить, всё, что захочешь,  и даже считать себя самым умным, всё равно никто бы не оценил и не осудил бы  тебя  лишь за то, или уже за то,  что вознёсся надо всеми, будучи одним из всех.


18.08.2019 г
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219081800598


Subscribe

  • Моралист

    Он аморален был уже лишь тем, Что обвинял других в отсутствии морали, Не зная броду, он совался в воду, К тому, с кем не был…

  • Вся жизнь на экране в кино

    Дождь на экране и в жизни дожди, Капли воды, что стекали с души, Мокрые лица, что мокли в ночи, Будто бы крики поникшей души,…

  • Нравственно глухой слепец

    Ты ему об Иване, а он тебе о болване, ты про то, что не Фома, а он тебе, нет, Ерема, что Ерема есть Фома и тот болван…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments