Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Качок



       Когда открылись железные  ворота, выпустившие наружу всё то, что залежалось при советах  и так хотело перемен, то вместе с  состоявшимися- таки переменами хлынули в обратном направлении, оттуда  и сюда  то, чего так многим не хватало тогда, пока жили за высоким забором, за который по большому счёту не выпускали и  не впускали.


И вот, наконец, кто так хотел,  укатил на вожделенный Запад, а кто хотел и не хотел одновременно, не хотел оставить место,  где родился и вырос, получил всё то, что так хотелось тогда, но не было, не сходя  с насиженного места. Короче, променявшие шило на мыло, бодро махали рукой оттуда, думая, как здесь хуже некуда, чем там,  куда рванули, ну а оставшиеся в местах родных и можно сказать, обетованных, наслаждались полученным счастьем и в общем-то,  понимали, что им не хуже,  а может даже и лучше,  чем тем, кто, взяв низкий старт,   оказался   в чужеродной  среде.


В общем, каждый был доволен и не доволен по-своему, тем более, что так желаемые  ценности бывшие советикус  делили почти пополам, то есть, что было там, то  было и здесь, то есть принцип мыла на шило был в действии. Как и каждый брал то, чего ему тогда так не хватало, и пользовался им на полную катушку теперь.



  Вот Жене Муслову, к примеру,  хотелось до жути опробовать сайты знакомств, а   не шуршать тайно в  туалете газеткой, выискивая себе подходящую пассию для знакомств. Правда, когда настали времена и появились сайты знакомств,  он был уже женат и дважды отец.  Но ведь хотелось тогда, а возможность появилась сейчас, и потому упустить её он не мог,  да,  и к тому же, в браке он  уже  не мало посостоял, поднадоело и можно было расслабиться, отцовский  долг тоже  почти выполнил,  то есть  дети к тому времени  повзрослели,  так что, будучи  официально женатым, он был официально свободен, не важно, что как сопля в полёте,  но,  тем не менее,   мог делать что  хотел. И делал!


Потому что    он,  получив  ещё    в советские времена  профессию инженера, уже  в нынешние  прослышал про специальность   психолога, это сейчас такая мода пошла, быть всем подряд психологами, чтобы разбираться в жизни и в людях,  и он тоже не хотел отставать,   хотелось идти в ногу со временем и быть модным, не важно, что одним из многих.  И он записался на курсы психологов,   а  таких было пруд пруди, все же хотели быть умными, и потому отбою  не было от клиентов – будущих умников   у таких мошенников, которые   назвали  себя очень   круто   —    курсы по НЛП, просто  курсы  по психологии,  по  парапсихологии и прочие, в общем,  выбор был богатым, а при желании можно  было охватить  абсолютно     всё, тем более, что каждый из этих шарлатанов выписывал тебе официальный диплом об окончании своего научного грааля знаний   и  о   том, что  ты теперь дипломированный психолог и разбираешься   в   жизни  и в людях.


Вот и Муслов разбирался на все сто, он же тоже, хоть и   одним из многих, но  закончил такое же  не пойми что,  но этого хватило для того, чтобы ощутить себя птицей высокого полёта, воспарив высоко над остальными людьми. То, что он сам, будто пьяный в собственных ногах, путался в разных терминах, подхваченных им на этих занятиях, как птица крошки хлеба на лету и,  растеряв основное в дороге, было сущей ерундой. Главное, что он мог теперь позволить себе щегольнуть непонятными словами, правда,  приставив их, как корове лошадиный хвост, ни к тому месту. Тем  не менее, на кого-то это производило должное впечатление, когда Муслов-психолог использовал в своей речи, скажем,  слово    реципиент, ставя его не в том контексте, которое подразумевает его значение,  или,   говоря   фарт, а следом фартовое  настроение, в общем, звучало такое малопонятно, и потому круто.
Ну, а где мог он вести такие речи на малопонятном, но крутом языке, разумеется, не в научной же среде,  и потому производил он впечатление своей ученостью на тех самых сайтах знакомств, на которых, как  сам говорил, зависал некоторое время.


    Для зависания выбрал Муслов сайт не абы какой, а тот, на котором проводил свои исследования   журналист и психолог,  Владимир Шахиджанян, написавший  книгу «Мне интересны все люди», и  которую Муслов, конечно же,  тоже полистал, как будущий специалист и знаток человеческой психологии.


    —      Большой сайт.  —   Говорил Женя об этом сборище человеческих индивидуумов,  желающих познакомится и не только.   —     По числу посетителей он превосходил даже фейсбук сейчас.


Таким цифрами обладал Женя Муслов,  тоже желающий познакомиться, но не для «этого», как он потом оправдывался.      И обнаружилось по статистике уже, не Муслова, а  Шахиджаняна,  что примерно 25 - 30%  пользователей находили здесь  свои половины. Но, вроде у Евгения Санныча  уже  была половина, это его жена Анастасия.


              —      Правда,  сроки таких браков,  как правило, бывали   порядка трёх-четырёх  лет.  —  Уточнял он.   —     Потом разваливались. С другой стороны у дочери одной моей коллеги все получилось боле-мене.  Старшая дочка уже в школу ходит.   —     Всё продолжал философствовать и вносить ясность а похожие ситуации  старый ловелас, которому  « это» не надо было, но зачем-то на сайте знакомств он зависал, не для  «этого», а для чего тогда?


    Но он же был психологом и  дипломированным, не надо забывать, и,  наверное, для этого и  зависал, даже плюя на то обстоятельство, чем такие знакомства могут закончиться, что это совсем не безопасно, но он ведь был психологом и бояться,  конечно же, ему было нечего. Тем более, что он не для «этого» там висел, но, правда,  не пробовал, «это» не пробовал, как  он   сам говорил.


            —      А встречаться приходилось пару раз.  Но не для «этого» опять, а только для убедительности.


Какой  такой  убедительности,   тут без принятия на грудь пол литра вряд  ли можно было разобраться, тем более, один из пары раз,    один раз случайно получился.


      Дама работала главбухом в одной конторе по продаже железнодорожных  билетов в каком-то  другом городе, потому что  сам Муслов с женой  и с  детьми в столице проживал, и ей, как человеку региональному,  ничего не видевшего в своей жизни, понятное дело,  очень хотелось  попасть в Москву.


Психолог Женя Санныч   написал ей  в сообщении ещё    на  сайте знакомств,  что надо бы   визуализировать всё  и о том,  как ей   поступить, тут речь шла про  использование скандинавских рун. Он же диплом психолога имел, знал много чего интересного, но не знал насколько всё это небезопасно. Тем не менее,  дело было вечером,  делать было нечего,  и они созвонились. Поговорили. Из разговора с этой провинциалочкой, психолог и знаток людей вынес одно, что ей как раз - таки и  надо «это», и не просто «это», а бдсм.  Как он к этому пришёл, одному богу или больше,  чёрту,  известно, но,  тем не менее, позже он  сказал, что для него это было,  что-то новенькое, и он к такому как видно, не готов был ещё, тем более, что ему-то «этого» не надо было, ему только убедительность нужна   была.


И потому, когда на утро   дама с сайта знакомств, любительница бдсм позвонила ему на работу   конечно же, не домой, дома жена была, которая бдсм не практиковала, потом каким-то раком, эта любительница  острых ощущений поговорила с   его начальницей,  и та велела ей приехать с отчётом в Москву. Тёмная история.   Бдсмэмщица была страшно удивлена такому раскладу дел и потому попросила дипломированного психолога для убедительности её встретить. Но психолог не смог, а правильнее испугался, там же плетка  и наручники его  ждали,  а он к такому не привык, живя всю жизнь со своей женой в любви и согласии и с вечным сладким сдобным пряником.  И потому для убедительности сослался на дела и какие-то заботы. И  отказал ей. То  есть, сначала хотел, а потом отказал.  Дамочка же,  сидя в грусти и печали в номере в  столичной гостинице, позвонила ему оттуда, но Евгений Санныч был стойким оловянным солдатиком и снова отказал ей, тем более,  что он  же не для «этого», и там же бдсм, а он не привык или не готов был ещё к кнуту, а не прянику, он уже и сам не мог определиться, не привык или не готов, и он снова для убедительности ей отказал, а на следующий день, всё же пожалев бдсмщицу, поехал к ней в гостиницу, чтобы на самолет в Шереметьево проводить. Вот тут- то они и познакомились.


         Ему —   54, ей  —     48, у обоих  —    семьи и по двое детей, ему «это» не надо, ей нужен жёсткий секс, и потому она была в обиде, она же хотела с ним, с психологом,  ночь провести,   с наручниками и с плётками, всё как полагается, правда, всех  этих аксессуаров Муслов не видел, а только,   как дипломированный психолог,  предположил, что дама —     любительница жесткача.


Короче,  жесткач,  не жесткач, а даму  с ночью  Муслов   прокатил. Но он же не для «этого» зависал на сайте, который исследовал Шахиджанян,  а для убедительности в своем понимании  её женской   сути,  вот и потащился он в Шереметьево, ещё и  для того,  чтобы убедиться, что она  есть то, что он   в этом плане представлял     на основании предыдущей переписки.


       —  Я всё   же имел уже психологическое образование и практику...  —  Не уставал повторять стареющий  ловелас, давно даже не с остатками волос на голове, а с гладкой  лысиной, будто только появился на свет из чрева своей матери и потому ничего не боялся, только жёсткого секса, потому что ещё не успел его опробовать.


            —  И мой мозг устроен именно так,  —   всё не уставал петь   самому себе хвалебные оды и слагать эпические легенды на свой счёт  доморощенный психолог с дипломом.  —   Так,    что я всегда любил исследовать крайние состояния.  Поэтому я,  хотя и отказал ей в сексе,  не сказав да, решил всё  же проводить её   домой, чтобы   заодно понять —     насколько она может быть привлекательна, как женщина.  Не ожидал немного. Но заочно себе представлял её.  Однако,  дальше дело не пошло.  Так, что переделки не получилось.


 И  потому он продолжил  с ней иногда переписываться, раз ничего другого не  оставалось, на бдсм так и не решился, видно опоздал уже, раньше надо было, пока ещё  молод и при волосах был,  но продолжил  уже не на том сайте знакомств, а через «одноклассников» и    даже  был  в курсе её  домашних дел, этой бдсмщицы с двумя детьми и с одним   мужем.


    А  на сайте, тем временем,   тогда  же   хватало и других дам,   причём очень активных, выражаясь словами дипломированного психолога,  и из разных стран, хотя и из   бывших наших соотечественниц, но он выбрал ту, которая не уехала, а как и он,  Женя Муслов,   осталась на родине и   зависла на сайтах  знакомств, только она для «этого», а он не для  «этого», а для убедительности, что все для «этого», а он нет.


     И  всё позже в разговоре со знакомым, тоже из провинции, только из другой, не  оттуда,  откуда  дама была,  всё проговаривал, как на запись магнитофонную:


       —      Она относится к категории женщин,  любящих грубый секс.  Так я это понял.  Это не значит, что секс для нее всё, но именно так она любит.  Я  не сталкивался до этого с такими женщинами. Поэтому контакт такого сорта был для меня либо  преждевременен, либо на тот момент не приемлем.


              И   всё же,  как ни крути, но    он,  этот  психолог и знаток людей и жизни,  тоже планировал  секс,   но не сошёлся   во мнениях и взглядах на этот процесс с той дамой из провинции.


  Но этот оловянный солдатик,   как  на допросе в НКВД,   всё стоял на своём, и всё повторял  уже, как мантру:


        —     Я  вообще,  сексом не планировал заниматься... А тут неожиданность... С другой стороны даму не хотел обижать... Здравый смысл с моей   стороны победил.


    Короче,  старый ловелас,  вышел   победителем в той ситуации,   не сказав  любительнице грубого секса   "нет",   но и не переспав с ней, и сохранил свою целомудренную невинность, даже не догадываясь, что для него,  отца двоих детей  потерянная невинность и даже хлысты и наручники,   могли   оказаться   самым малым и самым приятным   в такой истории знакомства с незнакомой женщиной.  Но  он же был лыс, и не труслив,   потому что только что появился на этот свет и не знал, как    бывает  такое,    часто,  а даже не порою,   опасно,  и не понимал, насколько ему тогда просто повезло и дама не подсыпала ему в чашку с кофе клофелину и не раздела его до трусов  и не обчистила  его  до ниточки. Вот это точно бы был  жесткач,  а не секс по типу  бдсм.


       Ну, а потом он,  будучи инженером, получил же   диплом психолога,   и тогда же   стал  руководствоваться в жизни  двумя вещами, для лучшего распознавания людей   —     логикой  и интуицией. Его так научили, сказав, что  их схождение даёт хороший предсказуемый результат.


             —    Конечно,  от неожиданностей это не гарантирует.   —   С сомнением в голосе добавлял уверенный во всём и   в своих способностях, в первую очередь,   Муслов. —      Но мои наблюдения показывают, что обычный человек просматривается почти насквозь, он стандартен до    мозга костей.  А вот личность более сложная —  тут, да, тут можно ожидать подводные камни.


  Под обычным человеком Муслов подразумевал тех  счастливчиков, которые не интересуются другими людьми, ну, а  к  более сложным,  с кучей подводных камней,  причислял себя, конечно же.  Да   и,   тем более, что он же  пролистал книгу Шахиджаняна «Мне интересны все  люди» и  был поклонником его передачи «Всё возможно»  и  потому, зная, что всё возможно,    тоже сразу  заинтересовался   всеми  людьми.


   Он не был самоуверенным, говоря, что  самоуверенность  —     это ни   к  нему, он,  всего лишь  зная теорию, считал, что  всё  остальное, это  дело  его внутреннего состояния. Что он имел в виду, когда произносил эти слова про своё внутренне состояние, не понимал почти  никто,  кроме него самого.   Но Муслов, не будучи самоуверенным, уверенно  считал, что   виртуальная,  да и любая переписка, пусть хоть  в эпистолярном жанре,   даёт  примерно 60% схождения.  Ну, а  уж  личное знакомство, так  и  до 90-та.


        —    Так я примерно это оцениваю. —  Каждый раз    заканчивал он  одной и той же  фразой   свои рассуждения на тему психологии.


     Потому,   в первую очередь, он   был качком, не инженером  и не   психологом, а качком, просто это значило, что он    прокачивал  собеседника по полной и считал такое вполне достаточным  для дальнейших и окончательных выводов.
Потому  и прокачав ту даму по телефону, он сделал окончательный вывод, что она не просто ночь с ним хотела провести, а и что она любительница, как он говорил, грубого  секса,  ну, то есть бдсм.


   И  потому, считая, что нет  ничего скрытого, что не  может не стать явным, он прокачивал людей,  выявлял скрытое, правду  делал ложью, называя это выявлением скрытого.  Снова говорил,  что-то про недоступность,   чего-то  там обычному человеку,  каких-то тонкостей,   доступных только ему, сложной   и с подводными  камнями личности,  называл психологию  искусством, а не наукой, считая,  что если сам не владеешь методами психологии, а он-то ими     владел и  на профессиональном уровне, то даже грамотный психолог  не поможет тебе  разобраться в твоей жизни и в своей второй половине. Психология, как наука,   может только нащупать некие закономерности,  ну,  а как  искусство,  она позволяет понять много больше.


         —       Это не каждому дано.  Большинство так и остаётся на внешнем плане, ибо не испытывает к своим визави даже элементарного любопытства. И это чревато. —     Любил    с важным  видом  пафосного качка  повторять он.


   И это действительно,  было чревато, тем, что прожив в браке много лет,   дожив до глубоких седин и лысины, ты, интересуясь людьми и прокачивая их,   начинаешь зависать  на сайтах знакомств и  не для «этого», а для убедительности   в том, что  ещё на что-то способен, пусть и не на бдсм, но хоть на что-то, хотя и боишься сам себе в этом признаться, ориентируясь на свой вкус   и на  своё мнение по поводу таких сайтов знакомств и вообще,   соц.  сетей, где тоже можно, как ты сам думаешь, если только вообще  думаешь,  убедиться в том, что на что-то ещё способен, ну, хотя бы на болтовню о  том, какой ты великий,  и  психолог в том числе.  Всё ведь    зависит от внутреннего  развития,   насколько человек способен спокойно и отрешенно оценить ситуацию,    и  от того,   насколько   однозначно негативное отношение у   него  к таким зависаниям,  что   больше говорит о недоразвитости субъекта с одной стороны, и преобладании некоторых факторов в характере самого реципиента с другой стороны.


        И вот тут на слове «реципиент», употребленного им  в абсолютно нелепом контексте,  хотелось больше ни в чем   не убеждаться на счёт Муслова, его знаний жизни и   людей,  учитывая его опыт того знакомства с дамой, с которой он контактировал  не для «этого»,   оставаясь   в  душе оловянным солдатиком,  а на поверку пафосным трусом, любящим поговорить   о том, какой он крутой качок, и как повезло  всем тем,   кого он уже прокачал.  Всех, он же интересовался всеми  людьми.  Всех, кроме самого  себя, хотя бы на предмет, какой он к чёрту  психолог, или на худой конец,  на  счет того, зачем  же  он всё   же  зависал  на сайтах знакомств, имея жену, не будучи обычным человеком, а с подводными камнями,  и не для «этого»,  а для чего? Тут его  мускулов не хватило,  чтобы прокачать   самого  себя,  а правильнее  смелости, чтобы  признаться в том,  для чего знакомился, просто бдсм не было его любимым стилем в занятиях  сексом, как и не был он никаким психологом,   диплом имел,  это да,  а в остальном так и оставался реципиентом. Причём, реальным реципиентом, то есть  объектом,  получающим   что-либо от   донора, а  в данном, и в   его конкретном  случае,  знания, а так    как  пересадку основного  органа,  мозга ему, как реципиенту,   не произвели, то и оставался он тем реципиентом, которого сам  имел   в виду, рассуждая на темы недоразвитости людей.


06.07.2019г.
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219070601121


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments