Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Мыслеформы-Мыследействия


Ч 1.


— Хотите, мы можем вместе полежать  на одном диване и посмотреть одну передачу по телевизору?


    —  А зачем, зачем нам лежать на одном диване, и смотреть одну передачу, принесенную  одному,  из того  телевизора, где всё равно нас нет.


  Стоя на парапете у городского канала он долго смотрел вниз на воду. Потом разогнался.  И…  больно ударился о ледяную кромку льда, так и не поняв, что мороз  сковал  реку, ту, что приснилась ему под  утро.


  Он спросил разрешения  поцеловать  её в губы. Поцеловал в щёку.  Она не поняла,  и оскорбилась. Больше они никогда не виделись.


 —   Вам чай с сахаром или без?
  —    Мне  чай с заваркой.


  —   Не надо кукситься.
   —    А что это значит?
   —   Кукситься? Это когда сначала куксятся, а  потом плачут.  А я до слёз не люблю, когда   плачут.


   —   Позвольте вас проводить.
    —   До дверей?
    —  Нет, за двери.


   —  Я не буду молчать, пока он разговаривает.
    —  А о чем  ты будешь молчать, пока он будет  разговаривать?


      —  Мы можем поговорить?
       —  О чём?
       —  О чём хотите.
       —  А можно ни чём?
       —  Можно, но тогда зачем вообще,  говорить?


       —   Нет на вас    управы.
        —   А на вас?
        —   На меня тем более.


    —    Вы хотите управлять домом или бизнесом?
     —    А что лучше?
     —   Это вам решать, что лучше, дом или бизнес.
     —   А можно я буду из дома управлять  бизнесом?



         —  Не можете нормально разговаривать шепотом, так хоть крикните  то же  самое, но только тоже   шепотом.


          —   Мне вас как, пригласить на вальс или сами потанцуете соло?


    Врач долго, пристально   смотрел на пациента, по коже того уже побежали  даже  мурашки. Врач понял, что больной похолодел, и от ужаса вызвал патологоанатома.


        — Чего припёрся?
         — Я хотел поговорить.
         — Тогда надо было приходить, а не препираться  с самого утра.


 Мы сидели в  баре. Он курил. Я вдыхала лёгкими его аромат. Было уже поздно, что-либо говорить даже на выдохе. Мы замолчали.


    —  Обождите, не уходите.
     —  А что, вы что-то ещё хотите?
     —  Я просил только обождать.


         Он был полон жизни и сил, но у него было больше сил жить.


        У него в жизни всё было хорошо, за исключением всего остального.


     —  Нам с тобой не по пути.  — Сказала  она и перегородила тот путь, по которому им было не идти вместе.


    Он явно был лучше других, но  явно другие  так не думали.


   —   Мне всегда хотелось, чтобы меня носили на руках, но вечно эти руки росли не из того места,  — думала она.  Кто их сажал-то, оставался единственный вопрос, потому что о другом она  уже и  не спрашивала.


      —   Вам лимонад или виски?
       —   А вы сами как думаете?
       —   Я не думаю, я уже наливаю. Поздно!


   — Бей в спину, противник не узнает. — Сказали ему.
И он попробовал, ударил, остался стоять на месте и остался подлецом.  Противник не узнал.


   - Вам что, еще мало?
      Тогда  оставайтесь и получите больше.
      Уйдёте, не получите ничего.


        —  Хотите,  жмите на педали и двигайтесь дальше, а не хотите, не жмите, но все равно двигайтесь  дальше.


     Давно известная истина, среди самих виноватых нет виноватых.


    Он  всегда метил далеко, но никогда, никуда не попадал,  ни далеко, ни близко.


      —   Мне вас будет сильно не хватать,  особенно ваших отсутствующих фоток.


      —   Вы знаете,  за что его посадили?
       —    Нет, а вы?
       —    Я  теперь тоже, нет.


      —  Не хотите и не надо.
       —   А  что надо?
       —   Ничего не надо.


   Жизнь сломалась,  будто стукнули зубы о ледяную кромку  граненого стакана…


12.06.2019г


Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219061201244


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments