Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Category:

Соц сети - это вам не посиделки у камина

Когда грохнули 90-е, то есть  на момент развала  Союза,   ему   было  15, и он, не успев толком пожить при советах, вместе с   родителями, как и многие желающие  распада, желающие новой жизни в России,  наполненный до предела  ненавистью ко всему советскому,  уехал.   Уехал куда подальше, не сумев потом объяснить, как же так, так хотели этого, а как случилось, так его и ему подобных,  здесь  не  стало. За какую Родину,  если что, сражаться будет с оружием в руках, тоже не смог сказать, у него ведь теперь было две родины, хотя правильнее, два гражданства, российское и канадское, так за какую  страну всё ж, а не родину…?


   Но  так и не сказал, просто продолжил  ненавидеть лютой ненавистью   тот строй, называя  его преступным, почти  не живя при нём, но слушая и внимая и проникаясь.


Прочно  поселился в соц сетях, вальяжно развалился в русском сегменте, вот это уже объяснив случившейся демократией и свободой выбора, где хочу там и гажу, что хочу то и хаю…  И  продолжил уже тут,   дёргая новости из бывшей родины про нынешнюю, постить и хаять, возмущаться и почти печалиться.


          —    Да, как же так, как жить- то будем теперь, уже   всем миром, когда на голову радиоактивные отходы сбрасывают?   Я не хочу, что б вместе со всеми мне голову мыли незнамо,  чем.



   А то,  что ему эту голову и так уже промыли и хорошо так, знать не желал. И потому всё сидя там, думая, что сильно умный, выглядел    дураком здесь, не зная, что тут, да, как,  но с важным видом всё обсуждая,  что есть и как будет.


  И  таких,  как он,  было  и есть  ведь   не мало, тех, что отъехали и всё не могут успокоиться, как же тут без них то!  Они —   там ,   а мы —    здесь, и что надо?   Вам,   тем, кто предательски  повернулся спинами к своим согражданам, а потом начал их ругать по чём свет стоит.


         —    Какие же дураки, а вот мы-то умные, что уехали, когда вам жрать нечего было,  ну и нам соответственно тоже, и потому мы,  умные, вам оставив ошметки хлеба, поехали за маслом на этот хлеб.


       —   И что, получили масло? —    Всегда хотелось  спросить тех, кто взял, хорошо,  если, в руки мётлы, а не лопаты с кирками,  и встал в ряды чернорабочих, получив здесь  высшее образование,  правда,  плохое образование, они об этом постоянно говорят, каким плохим было это ненавистное им  советское образование, но оно было бесплатным, а вы захотели ещё и тут   навариться   на халяву,  и потому, видно,   позабыли  в раз   о нём  там.  Вернее помнили, но вслух всё   громко кричали  о том,  что забыли, потому  что,  кто из них  вынуждено  улицы метёт, кто  роет землю, хорошо,  что  лопатой, а не рогом, а кто  работает риелтором, так и здесь мог, так же метрами не своими торговать, или  вытирает  задницы престарелым  богатеньким  теперь своим  уже согражданам.


       Этот тоже, не лучше, получил кое-как образование, уже не бесплатное —     там, тут только среднее успел,  и стал в похоронном бюро работать, но, всё той же  лопатой рыть   могилы    и трупы туда  закапывать. И это было супер достижение, и потому, конечно же, надо было оттуда кричать сюда, о том, какой преступный режим здесь, какой новый Нюрнберг тут нужен, сидя там, и забывая о том, что и американцам не мешало бы за все их   преступления против человечества   устроить показательный судебный  процесс.  Но,  нет, он вместе со многими, только сравнивал нас   с немцами, вернее, с нацистами, вот как они покаялись, и до сих пор, уже 21 –е  столетие давно,  а они всё пеплом в денежном измерении  головы свои посыпают, всё не могут перед евреями,  убиенными Гитлером в    начале 20-го,      отмыться.  Так и здесь, тем, кто был благодарен  советскому  строю, а таких тоже не мало,  это те, кто в 17-м  из царских драных  лаптей в обувку какую-никакую  приличную залез,  как и из  тех, кто его ненавидит уже сейчас лютой  ненавистью, не успев уехать в 20-е годы прошлого столетия, когда как классовый враг вынужден был покинуть,  им тоже надо всем хором и их детям и внукам  на  свой собственный суд  прийти и тоже покаяться. Фу, ты! Да как же вы   достали  со своими судами. Не судами, а судилищами уже!


     Но нет же этот молокосос, которому сейчас 45, всё про свою молодость, в которой он Канта оставил, изучив его Золотое правило вдоль и поперёк,  о нравственности   и морали,   всё успокоиться не может, да как же так-то, до сих пор не осудили?


И потому вместе со  всеми в соц сетях, всё жжёт глаголом, обчитавшись  ещё  и Пушкина, а иначе же  как, он интеллигентен   до мозга костей, не то, что  те, что здесь и сейчас, те шариковы,  что не уехали, не побросали свою  землю родную, куда им до этого молокососа,  должно же ещё ни одно поколение смениться тут, пока всё встанет на свои законные рельсы, что значит, Нюрнберг состоится  и   прочее, царь   наверное,  вернётся, лапти и прочее,   а он- то,  что  вшив, как интеллигент,  и  даже не  дождавшись  смены поколений,   уже всех осудил, всё   понял, и потому,  как Ленин «Искру»,  в соц сетях, всё  листовочки с прокламациями распространяет   о   том, как плохо и как надо, чтобы было  хорошо, всё внося лишний  раздрай    в  наше общество, которому сейчас и так не сладко.


    Вот, снова выбрал себе жертву, для своего пиара, пиара отличной западной жизни и  обхаивания прозябающих граждан из современной  России,  той, что раньше и его родиной была, но с другим строем. Ну  и что? А что это меняет? Родина, она всегда одна, как и мать, двух не бывает, даже, если и мачеха очень хороша оказалась, но рожала-то  мать! Так и с землёй родной.


   Но желающих поплевать  на мать родную  нарисовалось  не мало. Особливо злобливыми   оказались евреи,  бывшие советские, те, что отъехали на свою этническую родину, ту, что им  Сталин организовал, и тоже сев в соц сетях, закудахтали,   и не на своём родном  и этническом, а на русском, громко кроя матом тот и этот строй, видно, желая, чтобы  их  тут поняли все, кому  это сто лет в обед не надо.


 Этот 45-ти летний отпрыск  тоже среди них и за них, с той своей жертвой всё  вошкался,  всё спрашивал:


      —   А  что же делать, как жить, жечь глаголом и всё?


 И всё про образы, про образы в соц сетях рассуждал, о том, как с этим образом не плохо бы  так у  камина разожженного  посидеть, трубочку раскурить и поговорить  о том,  о сем.   И довошкался, и договорился,  пока не узнал, что жертва-то, оказалась не жертвой сталинских репрессий, и не объектом для    его  жертвенной пропаганды,  а из  бывших советикус  партноменклатурщиков,  и не известно ещё,  не из сегодняшних ли,  а как узнал, так   в бан сам себя и  отправил.


        Ну, дурачок же ты, не шариков  образованный,   надо помнить всё ж, что это соц сети и что  за каждым образом стоит майор фсб или на худой конец,  работник  цру, а ты образы и образы, судебный  процесс и Нюрнберг, а тут глядишь, и без Нюрнберга   допрыгаешься и     договоришься,  и осуждён будешь, правда, не совсем понятно по какой статье и по  какому уголовному   кодексу, ты же с двойным   дном гражданин, ни вашим и не нашим, но наших, то есть   бывших своих,   с радостью  вашим.
вам


04.06.2019 г.
Марина Леванте


иллюстрация к произведению Васи Ложкина


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219060400702


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments