Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Category:

Следы улыбки замызганного мурзика


***


              В течение нескольких недель им  никак не удавалось встретиться, зато  каждый день Вике на телефон приходили смс-сообщения  с казённым текстом   «Этот абонент просит вас  перезвонить».  Не зная и не понимая причины такого,   почему этот самый абонент сам не набирает её,   а только на этот номер присылает такого  рода  просьбы, женщина после каждого такого смс-сообщения  сама набирала его, слышала в трубке знакомый голос, говоривший о том,  как много важной работы, но увидеть  её   он  очень хочет.


  На самом же   деле, не смотря на свой возраст, Николай Степанович очень хотел работать   директором     хоть чего-нибудь, не важно даже чего, получать за такую  работу директором чего-нибудь,  тысяч так 50-60, в большее он себя видно не оценивал, и вот тут даже не лукавил, знал, что ничего не стоит, но продолжал  тешить свои амбиции   теми развешанными   по всему интернет пространству объявлениями  о  том, что  он ищет,    готовый даже  на переезд. И потому,   разумеется, на любой звонок, не только исходящий от Вики, он на всякий случай, не боясь промахнуться и не ответить такое потенциальному  работодателю, говорил,  что он страшно занят и потому пусть перезвонят, если им это   нужно.



            Короче, как-то  им, Человеку-бутылки и Солнцу - Вике  всё же   удалось-таки  договориться о встрече, но  в момент,  когда неожиданно    грянул дождь,   к удивлению Вики пришло не обычное  смс с просьбой перезвонить,    а раздался звонок, и   голос в трубке очень  быстро и  совсем  невнятно произнес:   «Так как,  зонт не захватил, но белый костюм замочить не хочется…»  в общем, ещё и   в качестве извинения этот   голос    пообещал   чашечку кофе с ликером, сказав вот тут,   как обычно: « За мной! »   и  быстро распрощался, что означало, что  встреча их снова отложилась.


     В общем, опять их долгожданное свидание не состоялось, а раз не вышло, то Николай Степанович сел в свой джип, из окна которого виден был только его пегий чуб и кусочек мятого лба,   и укатил к себе на фазенду, благоустраивать участок, огороженный косым забором-частоколом, находящимся в окружении огромных высотных зданий современной постройки,  но которым он очень гордился, и потому отсутствующий, по сути,   забор и не только, он засаживал теми самыми пластмассовыми бутылками из-под  напитков, планируя их даже сдавать в тарный пункт по старой советской привычке, чтобы получить за них деньги, за что и был, собственно,   прозван Человеком-бутылки.


       А  тем временем   Вика,  проживавшая  вместе  со своей  младшей сестрой, которая  неожиданно приболела и потому   возможности вырваться на  ещё одно свидание у  женщины-Солнце   не было, но она была уверена, что тот  мужчина, что был даже не чуть красивее обезьяны, а точь в точь, что мохнатый шимпанзе, очень   хочет её видеть, она не знала того, что после белого костюма и ещё  дорогостоящего звонка ей   на мобильный, он уехал  за город с целью  прийти  в себя после случившегося ужаса, и   поэтому после недолгих   раздумий   она пригласила так желающего её  видеть  кавалера к себе в гости, сообщив в смс-сообщении о том, что в доме больная.


   Но прошло ещё какое-то время, пока Человек-бутылки не закончил свои дела с закапыванием бутылей вдоль своего участка, пока не развесил, правда, сам не зная для чего, те же пустые пластмассовые тары на деревьях, тоже растущие на его дачном участке, пока не сделал ещё несколько фото сессий самого себя, умудрившись   сфотографироваться не только в привычном виде ню в одних трусах, но и  пару раз с чашкой кофе в руках, что даже ему самому показалось чем-то диким, в общем, он так стремился увидеть своё новое очередное Солнце, что,  наконец, спустя четыре или пять дней после полученного приглашения он явился, что называется, не запылился, опоздав на два часа, когда в домофоне прозвучал его  бодрый,  ни в чём не сомневающийся   голос,  доложивший о прибытии дорогого  гостя.


Ещё минут пятнадцать- двадцать он поднимался пешком на восьмой этаж, проигнорировав наличие    в доме лифта,  и вот уже в носках с дырками, из которых весело торчали  большие пальцы его  ног, с важным видом он прошествовал на кухню, где был заранее накрыт стол.


    И вот с этого-то   момента и началась его амбивалентность в том контексте   упомянутого книжного  героя, приправленная  ещё и  его качествами Человека-бутылки.


    Тем не менее,    он был страшно  рад   тому, что теперь светило для него сразу два новых Солнца  —     Вика и её младшая сестра, которую он тоже включил в свой пользовательский   список желаний, не зная того, что сестры были похожи  не только внешне, но   ещё и тем, что у обеих имелось отличное чувство юмора и желание разыграть кого-угодно  и когда  угодно, и сидя с набитым ртом,  он   только крутил головой с пегой растительностью на макушке   из стороны в  сторону,  и   не пытаясь шутить,  нахваливал  пирог, приготовленный по рецепту покойной   бабушки хозяек, которая когда-то проживала в Армении, что вовсе   не означало, что   Вика и её сестра  теперь увлекались армянской кухней, будучи русскими по происхождению,  зато воспоминания   о тех временах, когда пришлось   забрать  престарелую  женщину     с насиженных мест,  у них были не очень приятными, что не помешало Николаше  уже позже, снова приехав к ним в гости, радостно в домофон прокричать,  что он прибыл из армянского посольства, решив таким образом,  ещё больше закрепить уже завоёванное    доверие   от двух новых Солнц.


   Он    по-прежнему всё больше молчал,  кивая головой  в знак согласия со всем, произнося только к случаю и не к нему  свою,   уже ставшую сакраментальной, фразу: «Всё будет хорошо» и «Всё получится».    Что должно было получиться сёстры не  совсем  понимали, но получая смс –сообщение со знакомым текстом «этот абонент просит вас перезвонить», всё ж таки   понимали, что всё уже и так хорошо, исключительно  у него, у  Николая Степановича, уже зная  о его бутылочных пристрастиях и не только, когда он собирал у  раздающих   на улицах  все рекламные глянцевые  листовки     для того, чтобы потом ублажить своего горячо  любимого  кота и настелить их ему в туалетное судно. То, что он экономил на всём уже было ясно без лишних слов, только эта экономия была больше скаредностью от скупого рыцаря, которого, как и Николая Степановича,  тоже не все понимали, но кому-то он же был даже приятен, не  только  понятен. Скупые рыцари присутствовали во все времена в жизни людей, и,  наверное, им везло, когда они  встречали на своём пути полное взаимопонимание,  хотя вряд  ли их  домашние питомцы были рады подобному обхождению с ними, по типу   Человека-бутылки и его отношения   к своему коту.


Вот и сестры не совсем поняли, когда Николаша  однажды прикатил к ним, проехав   через весь город,  когда они не договорились о конкретном времени, а привычки звонить у него не было, это же было дорого, и потому двери ему открыла младшая сестра, но ему уже по всему было всё равно, какое из этих вновь обращённых  солнц   посветит ему и погреет его, Человека—бутылки,   потому он с готовностью предложил  младшей хозяйке сварить   кофе, по какому-то особому, только ему известному рецепту.


   И вот тут-то и случилась незадача, о которой потом с энтузиазмом младшая сестра рассказывала старшей.


         Николаша  стоял посреди кухни в своих дырявых носках, из которых, как всегда,  весело выглядывали    пальцы его ног, а дырок стало значительно  больше  с того момента, когда он  первый раз перешагнул порог их дома, и потому градус веселья тоже значительно  повысился, он стоял  в глубоком молчании и в растерянности только изредка крутил своей головой, оказывается в поисках кофе, который собирался сварить для Веры по своему особому рецепту. Просто этот кофе он не принёс, а как всегда рассчитывал прослыть знаменитостью за чужой счёт, сэкономив на своём кармане, но только не на своей репутации. Короче, кофе он всё- таки сварил, к его  счастью, оно  оказалось  в наличии у девушек,  правда, ещё  и турки полагающейся к его супер- рецепту  у них  не имелось.   Но всё равно.  Сварил! Угостил!    И  даже  остался доволен, как слон, и даже похлопал   при этом своими лопоухими  ушами в знак удовлетворения. Он же давно уже  обещал кофе, как и  ликёр, если не сварить, то выставить. И надо же,  вот она, такая возможность представилась.  Выставил!


После выпитого кофе, сваренного собственноручно, что ещё больше придавало ценности  его  вкусовым качествам, Человек- бутылки с гордым и напыщенным видом проследовал в комнату.  Там, не задерживаясь     в дверном проёме, быстро  подошёл к полке, он давно к ней присматривался, на ней стояли музыкальные диски в огромном количестве,  сёстры, в отличие от него, не бутылки порожние и полные собирали.   С минуту  постоял.   Посмотрел.  Ещё раз окинул оценивающим взглядом  коллекцию, и уже   с довольным видом произнёс:


            —     А  у меня больше!


И  тут же попросил парочку послушать, из тех, которых у него, конечно же, по
чистой случайности  не было.


Ну, а получив на то позволение, уже не стесняясь, просто одной рукой сгрёб  с полочки практически  всю коллекцию, второй  помог      себе  взять их   в охапку и таким макаром  ретировался домой, на прослушку!  На прощание     сказал только   своё «Всё хорошо!»  и,  прибавив    «Все получится!», исчез, совсем, как Чеширский Кот, не оставив, правда,   после себя даже улыбки облезлого мурзика.
Возвращая диски,  не забыл  снова прокаркать  в домофон:  « Это посылка ДЧЛ»   и,   конечно же,   из дорогой сердцу девушек  Армении, а откуда же ещё.  Тут уже одна из сестёр,  не выдержав,  заметила, что диски эти, вообще-то  российские. Но ему- то  было всё равно, откуда они, главное, что он сумел выполнить своё желание из того, своего  пользовательского  списка.


      Так как  его приезды не были очень частыми, как    и  его жизнеутверждающие  фразы всегда  ограничивались только   цифрой «два», то он не сильно утомил сестёр своей неординарностью, а всё ж  больше веселил  их, особенно,  когда с гордым видом демонстрировал свою работу особой важности,  что означало,  ряд выставленных им  в соц сети фотографий,  на   которых он среди японских  туристов, почти слившись с ними в виду одинакового малого роста,   со знакомым  чемоданчиком  в руках, хотя у японцев фотоаппараты по большей части висели на ремнях, на шее,   но он вместе   с  ними радостно подпирал   стены Кремля, и   это фото и называлось:  «Моя работа» и собственно,  поэтому девушкам больше  жаль было этого скупого  рыцаря не из средневековья,  не замечающего,  кем он является  на самом  деле, претендующего на статус настоящего рыцаря,  будучи всего-то   Человеком–бутылки.


    Тем не менее,  его манеры уже начинали раздражать,  и они понимали, что  пора  сворачивать весь  этот  спектакль абсурда, особенно после того,   как  Николаша  слёзно выпросил у них мобильный телефон на время,  для поездки в командировку, его кнопочный   сломался,   а  потом просто не вернул его, заявив при этом сёстрам,  что они отдали ему его  в вечное пользование, не преминув добавить:  « Всё хорошо»   и следом, конечно же,   «Всё получится».


Но кажется,   уже   и так,   наконец, всё получилось, опять у него,   у Николаши, он всё же сумел, хоть на копейку,  но что-то вырвать  на халяву из  желания поэкономить своим любимым   способом, пусть и путём обмана, как и сумел рассказать с печалью и  одновременно с  возмущением    в голосе о том, как  съездил в ту самую командировку,  когда долго в дорогом магазине приценивался к чак-чаку, который  желал  вручить мэру города, а потом, купив в супермаркете просто    завернутый в целлофан так нужный для дела   чак-чак,  не понял, почему  не только его  проекты  не одобрили, но и   дорогу туда и обратно  не оплатили.


      —    Съездил в холостую!  Понимаете? А  сувенир -  то вручил, как же так то?


 Возмущенно добавил он,    и   знакомо, как    бабонька,   всплеснул  при   этом руками.


     Но сёстрам    уже   вполне всего этого было достаточно, и  его постоянных упоминаний  Армении  сквозь жующий рот,  и косноязычных выражений чувств и эмоций с теми двумя сакральными фразами, и смс-сообщений с неизменным   текстом, и потому  они решили,  что если кто-то  хочет, его коллеги по работе, к примеру,   или ещё  кто,  то   вот пусть они ему  и  перезванивают   каждый раз, как   получают  смс  с просьбой перезвонить этому абоненту.    И   потому они,  помня  ещё одну  просьбу этого  абонента, а не помнить её нельзя было, Николаша периодически всё   спрашивал «Вы,  привезли мне то, что обещали?»,   уже не обращаясь ни к кому конкретно,  то девушки, не пожалев денег, заказали,  им привезли,  оставалось  только вручить   ценный сувенир-бутылку   Человеку –бутылки.  И они пригласили его к себе ещё раз отведать армянской кухни русского приготовления, ещё и не забыв о том, что он  с некоторых  пор боится  женщин, после того, как обманным путём вызвал искусственный выкидыш у  какого-то своего  Солнца, грозившего   ему маленьким,  но его  личным солнышком.


    Но, правда  вышло всё не смешно, потому как девушки не веселились, а  с      презрением и даже  с глубоким отвращением   наблюдали за тем, как их гость, суетясь     пытался побыстрее засунуть  врученный,  хоть и с опозданием,  сувенир в свой помятый саквояж, будучи сам помятым  со всех сторон и изнутри  в первую очередь, он опасался, что  бутылочка со спиртным  волшебным образом может сейчас исчезнуть  прямо у него на глазах,  а ведь он волшебным способом ничего не заплатил за неё,  и  такой шанс просто нельзя было упустить.


    И потому  скупой рыцарь, стоя в коридоре,   в  волнении никак не мог сначала расстегнуть  замочек своего  саквояжа,  а  потом  точно так же не в состоянии   был    поспешно застегнуть   его.  Голые пальцы его  ног, что привычно торчали из  дырявых носков,   в такт его суетливости  подрагивали,   даже казалось, что он и ими в волнении отбивает чечетку, стуча давно не стриженным ногтями    по паркетным доскам.  Наконец, всё получилось, и Человек –бутылки даже растянулся  в  знакомой  улыбке  замызганного мурзика, уже больше  не напоминая при этом  Чеширского Кота. Он стоял и в недоумении слушал,  что ему говорили.  Слушал  и не  понимал,  почему  всё у него было хорошо, как он  сам себе   и обещал всё время ,  пока произносил свою  амбивалентную  фразу, почти  книжного героя,   и почему  у    него   ничего не получилось, даже когда  на прощание ему пожелали выучить наконец-то,    армянский язык  и спустили с лестницы, прямо с 8-го этажа,  с   которого он скатился гораздо   быстрее,  хоть  и   тоже не  на  лифте, чем тогда,   когда первый  раз   прибыл в гости   и прокаркал   в домофон о своём прибытии, как важного гостя.  И  на сей  раз после его исчезновения     не осталось  даже    следов  улыбки замызганного  мурзика,   не то, чтобы   Чеширского Кота.


29.05.2019 г.
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219052901318


Subscribe

  • Мир злой, но злых в нём ещё больше...

    Мир злой, но злых в нём ещё больше, Даже не тех, кто сотворил всё мировое зло, А так, когда по мелочи он всё так злится, Что…

  • Хамство по - русски

    «Ставьте общепринятые догмы под сомнение, ведь их тоже кто-то придумал. И помните, это ваше право – думать» *** Во…

  • Разбудили сон, спугнули...

    Ночь летела не заметно, При отсутствии всё ж сна, Будто месяц стал луною, Незаметно для себя. Там деревья под луною, Тоже…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments