Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Category:

Жуткая правда о золотом ключике


Марина Леванте


    Во все времена писателями создавались вымышленные истории, но основанные на реальных событиях, герои этих и других рассказов и повестей  имели своих прототипов, реальных людей из реальной жизни. И часто придумывались сказки, которые не всегда предназначались только для детей, но и служили неким напоминанием взрослым людям, что в любой сказочной истории заложена иная подоплёка, намного серьёзнее и глубже, чем может разглядеть ребёнок.


И то, что из года в год, из века  в век порою переходила такая правда жизни, описанная в сказке, но отразившая горькую реальность наших будней, не было каким-то из ряда вон выходящим явлением.



Вот, и  всем известная история о деревянном человечке, сначала придуманная итальянским писателем-журналистом Карло  Коллоди, тоже была взята из жизни настоящего мальчика, родившегося в Италии  в небогатой семье Санчесов, которого назвали Пиноккио, что на тосканском диалекте  означает «сосновый орешек».

 Он ничем не отличался от ровесников: так же, как  и они, бегал по узким улочкам Флоренции, только вот рос плоховато. Прошло время, и пришлось признать: Пиноккио — лилипут, карлик. Но, как ни называй, стало ясно, что мальчику не вырасти выше 130 см. Однако он все-таки пошел на войну, которую Италия тогда вела за свою независимость, и в 18 лет стал полковым барабанщиком. Война для Санчеса растянулась, аж на долгие   15 лет, но долгожданная встреча с родной Флоренцией радостью не стала — домой он вернулся калекой. Правда,  если бы не   случай, который свёл его   с чудо-медиком, то так и сидел бы Пиноккио в одиночестве на подоконнике и наблюдал бы  жизнь, проходящую мимо его окна.


 Короче, не важно,  продал  эскулап душу дьяволу или нет, как поговаривал народ, но  сделал   Бестульджи  пациенту деревянные протезы ног и даже деревянную вставку для носа,  и в 30 с лишним лет Пиноккио  из фактически обрубка снова превратился в человека,  правда, деревянного.


Зато позже с этой удивительной жизненной истории итальянский писатель, который не то, что сказок не  писал, а детей вообще,  не любил, написал всем известную историю  о приключениях деревянного человечка.  И было это  в 1880 году 19 столетия.

 Ну, а уже позже, по  мотивам рассказа Коллоди, наш писатель,  Алексей Толстой, который очень любил сказочного итальянского героя, и пересказывал эту сказку своим товарищам,  из раза в раз что-то в ней меняя,  написал свою историю и назвал её  «Золотой ключик или приключения Буратино»… Да-да,  про того самого итальянского калеку-барабанщика, ставшего  потом культовым героем не только в Италии, но и во всём мире.


И самое интересное то, что всё же больше эта история, написанная сначала одним писателем, потом слегка интерпретируемая,  другим, предназначалась для взрослых, хотя и дети читают её  до сих пор  с удовольствием, понимая, что это о добре и  зле, которое всегда должно быть наказано.


Но то, что эта,  написанная несколько столетий назад  сказка,  полностью  отражает наши будни уже в  21 веке,  причём настолько ярко и подробно, что становится страшно, говорит о том, как мало чего  изменилось всё же в жизни людей с тех пор  —  как  тогда были дураки и умные, так и сейчас присутствуют и  те, и другие. Только с маленькой оговоркой, что этим умным приходится мириться  с тем, что они вынуждены жить не  в  сказочной, а  в  реальной  стране дураков.

           А  « Карло жил в каморке под лестницей, где у него ничего не было, кроме красивого очага — в стене против двери»  —  Так начиналась, написанная уже Толстым сказка про деревянного человечка.  —   «Но красивый очаг, и огонь в очаге, и котелок, кипящий на огне, были не настоящие — нарисованы на куске старого холста»


И потом все уже знают, как у него  в руках оказалось деревянное  полено, как выстругал плотник из него  куклу:


         —  Назову-ка я ее Буратино. Это имя принесет мне счастье. Я знал одно семейство -  всех их звали Буратино: отец  —  Буратино, мать  —  Буратино, дети  — тоже Буратино. Все они жили весело и беспечно.


   И сейчас многие родители мечтают о такой же праздной жизни для своих отпрысков, если  ещё  и самим пришлось туго, много работали, не покладая рук, то им очень хочется, чтобы их ребёнок не испытал на  себе все тягости их жизни. Или наоборот, богатый и сытый отец делает всё,  для того чтобы его сын продолжил традиции семьи и был  таким же как он,  миллионером, но заранее сколотив состояние и  оставив его   в качестве   наследства для своих детей,  которое они не всегда способны не то,  чтобы увеличить, а удержать в руках ешё  на начальном уровне,  и  тоже предварительно немало    потрудившись.


 И как  было написано в начале сказки, так и в настоящей жизни у людей, всё происходит по  тому же сценарию,  и здесь ничего не меняется.


     «Не нужно забывать, что Буратино шел всего первый день от рождения. Мысли у него были маленькие-маленькие, коротенькие-коротенькие, пустяковые-пустяковые»


И как тогда сверчок сказал неразумному деревянному человечку, так и сейчас можно было бы  повторить слово в слово  любому ребёнку, мечтающему о  беспечной  жизни  на  раннем этапе   своего  жизненного пути:

        —  За твою жизнь я не дам и дохлой сухой мухи.  —  Жаль мне тебя, жаль, Буратино, прольешь ты горькие слезы.

        —  Потому, что у тебя глупая деревянная голова.  —  Сказав это, старый умный сверчок тяжело вздохнул, пошевелил усами и уполз за очаг, навсегда из той комнаты, в которой папа Карло сваял свою куклу из полена.


     «После случая с Говорящим Сверчком в каморке под лестницей стало совсем скучно. День тянулся и тянулся. В животе у Буратино тоже было скучновато»


И   Денису,  тоже, который некоторое время работал планктоном или «белым воротничком»  в каком-то пыльном офисе, однажды стало  так же  скучно.  Ему надоело изо дня в день вставать в одно и то же время, завтракать одним и тем же, съедая бутерброд с сыром или колбасой, выпивая чашку  чёрного кофе, катиться на автобусе с неизменными номером 48 до своего офиса и потом целый день выполнять одну и ту же работу, монотонно перекладывая  бумажки из одной папки в другую. И совсем не важно, что получив после школы вузовский диплом, он спокойно мог не стоять на одном месте, а учиться по своей специальности дальше, совершенствовать уже полученные знания, что обеспечило бы ему карьерный рост на рабочем месте.


Но ему надоели даже его коллеги, одни и те же лица,  мелькающие перед ним, сидящим за своим столом в офисном кресле за  прозрачной пластиковой перегородкой, за которой неизменно находился его бывший однокурсник по ВУЗу, Шура Зайцев. Тот постоянно что-то читал, жуя на месте один и тот же  пирожок с капустой, купленный в ближайшем кафе, и запивая его колой из пластмассового стаканчика. Тем самым раздражая Дениса, которому наскучил вид неменяющегося обеденного меню  его товарища. А товарищ, не хотел тратить время на походы по общественным столовым, а использовал его для получения новых знаний, черпаемых им  ещё и  из  интернет -  пространства, считывая со своего рабочего компьютера. У него была поставлена задача, уже давно,  ещё со студенческой скамьи он мечтал  стать учёным, писать научные труды, доработавшись до академика,  а может быть,  и до нобелевского лауреата,  но для этого ему не хватало знаний, а  полученных во время обучения  в институте, явно  было не достаточно для достижения намеченной им  цели.


И Шурик с удовольствием вгрызался в новый гранит наук, испытывая огромное удовольствие от процесса  обучения, не зная наверняка, станет он, как хотел,  академиком или  нет. Но для него важным было то,  что он делал в данный момент, а цель служила лишь стимулом для получения удовлетворения здесь  и сейчас,  сидя на рабочем месте, и уйдя с головой в   книги  и  в интернет пространство.


              ***


         Хоркин Денис, наверное,  даже и  не читал  сказку про Буратино или очень давно и  в глубоком детстве,  и  воспринял  её  содержание, как и все его сверстники,  и потому позабыл   про слова Сверчка, сказанные  тому, что за эдакую  жизнь, о которой мечтал человечек с деревянной головой,   он не отдал бы и дохлой мухи.


 И, заскучав, как  и герой «Золотого ключика» после исчезновения мудрого советчика  из  своей  жизни,  Денис резко сменил свою профессию, став из планктона курьером, пояснив это  тем, что устал от одного и того  же, а особенно от постоянного шелеста переворачиваемых страниц его коллегой-однокурсником, ещё  и жующим  неизменный пирожок только с капустой. Потому   вооружился  Хоркин листочком с кроссвордами, и,  сидя на кухне или даже просто  стоя в дверях очередной квартиры, куда он доставлял теперь заказанный   товар из интернет магазинов, познавал таким макаром  разнообразие мира, чего ему,  как выяснилось,  так не хватало на прежней работе.

          —  Это так здорово! Каждый день что-то новое, разные люди, интересно!!! – С  неизменным,  неприкрытым восторгом не уставал повторять он.


       Да, это было совсем не то информационное пространство, в котором сидел постоянно Шурик Зайцев, и которому там не было скучно. Почему-то  Денис предпочитал наматывать километры по городу на машине, простаивать  часами в пробках, потом опять двигаться вперёд к новому адресу под шум свежего   ветерка, задувающего  из окна,  и лёгкую музыку, несущуюся из наушников, надетых на его  смоляные волосы,  украшенные   седой прядкой на виске.  Кроссворды тоже были предпочтительнее чтения  книг. И он, заходя к очередному клиенту с картонной коробкой в руках, под мышкой всегда держал тот листок, в котором ещё не успел заполнить до конца  все клеточки, угадывая слова.


      Хоркин был  уже не молод, когда совершил такой крутой вираж в своей жизни, заскучав на рабочем месте. Его внешности очень  подходило  обращение  «молодой человек средних лет», ибо ему действительно  было 42, и седая прядь у виска полностью соответствовала его годам.


Небольшого росточка, поджарый,  стоя в дверном проёме, если не пригласили пройти внутрь,  в ожидании, пока человек рассмотрит привезённый им  товар, он напоминал Сатира со смешинками, мелькающими даже из - под опущенных ресниц. Казалось,  его глаза откровенно смеялись над происходящим в жизни, он видел и знал,  кто его окружает, но каждый раз зачем-то добавлял: «Люди разные...»


    Да, мир полнился разнообразием,  но больше  напоминал ту,  сказочную «страну дураков», из которой вышел Буратино  с совершенно  пустыми карманами, из которых выгребли абсолютно  всё,  до  последнего сольда хитрые Лиса и кот, называющий себя —    Базилио, прототипы современных профессиональных бомжей, зарабатывающих точно таким же способом  себе на жизнь.


Или сегодняшние финансово -  торговые пирамиды, приглашающие побывать на их поле чудес,  как и тогда, в той сказке про золотой ключик, и вложить свои средства, чтобы потом с одного дерева,  на котором было два листочка, получить  двадцать  две  зеленоглазые  долларовые купюры, при этом ничего не делая, не производя, а  только посадив это дерево их будущего  счастья, которые  рассчитаны  на таких же дурачков с деревянными головами  по  имени Буратины.
Только настораживало одно,  герой настоящей сказки был один, а в нашей жизни таких персонажей  становилось всё больше.


     И Денис не замечал,  говоря о людском  разнообразии, что давно и прочно влился в ряды этих любителей амбициозно и пафосно поговорить о высшей цели, к которой надо идти, не унывая и не останавливаясь на  достигнутом. Но действительная  цель была у его бывшего теперь коллеги, Шуры Зайцева, а Хоркин  сорока двух лет отроду, решил опустить планку своего развития,  заделавшись курьером, когда для этого даже не было повода. Он давно не был студентом,  и подработка ему не нужна была, и потом  не плохо сидел на своём крутящемся дерматиновом стуле, что значит,  не являлся  безработным. То есть безысходности в его ситуации не наблюдалось, а только обуявшая его скука и однообразие.


Правда, и    не был он  в единственном числе,  эдаким скучающим элементом, представителем клуба «Поле чудес».  Количество членов  этой становящейся  всё более модной и  топовой  организации увеличивалось   в огромной прогрессии. Они представляли собой класс Буратин, у которых давно уже отформатировали мозги,  а потом предложили с этим согласиться, зная,  что  деревянная кукла не способна даже на какой-то   мыслительный  процесс, не говоря уже о логическом умозаключении, ведь   у неё, как на раннем  этапе развития   у  Буратино,  мысли  были «маленькие-маленькие, коротенькие-коротенькие, пустяковые-пустяковые»…


     Вот, как у Кости Белкина, который устроился на службу в мелкий банк, и  уже через два  месяца  работы  оперился до состояния  воробьиной  стаи. Потому и  громогласно,  в общественном месте, так,  чтобы все знали, что он теперь из себя представляет, вещал своему товарищу в мобильный телефон, горделиво  манипулируя новыми выученными терминами, вперемежку с "чуваком" и  "овцой", имея ввиду старшего менеджера их  учреждения, поучая,  как надо    считать, что делать и хорошо бы   никуда не лезть сверх  своих обязанностей, чтобы  в конце месяца гордо  получить заработок, которого хватит  ровно на два обеда в солидном  дорогом ресторане.  Ну, ещё, можно хорошенькую старшую  сотрудницу отыметь, чтобы потом отправить ту  в кредитный отпуск,  а  самому  занять  место повыше. На этом его интересы  и цели в жизни заканчивались,  а дальше он мог с  готовностью начинать конкурировать с Хоркиным Денисом, стоя в дверях  квартиры у клиента  и держа подмышкой журнал с неразгаданными кроссвордами. И так же из -  под опущенных ресниц  с любопытством,  а не с  понимающей смешинкой в глазах, как могло показаться,   наблюдать за происходящим разнообразием, то  есть наслаждаться  найденным инфо пространством, где  так много всего  для него  интересного.


              ***


       Однажды Денису повезло, заказов было мало, и уже после часов трёх в списке  маячил последний клиент,  он уже мечтал, как к пяти будет дома, ляжет у телевизора на диван,  откроет свой любимый журнал, верный спутник  в дороге на его теперешней работе, и займётся  своим главным интересом в своей  жизни, заполнит пустующие клеточки с буквами, которые не получилось до конца угадать, ввиду  того, что разные люди  сегодня почему - то одинаково  дальше дверей своего коридора его  не пустили,  заставив мяться в ожидании   в знакомом проёме,  изображая из себя беспристрастное  молчаливое изваяние.


Но поговорить всё же  хотелось, или получить новую информацию, ради чего он и оставил   скучную должность планктона, и  возможность такая представилась,  да ещё и неожиданно в лице  его старого однокурсника Шуры Зайцева,  который тоже ему надоел до чёртиков своим однообразным получением знаний  из других источников, сильно  отличающихся от  его,  Дениса Хоркина.


Бывший ещё и коллега по службе, встретил Дениса,  стоя у подъезда своего дома, потому что звонок не работал, домофон тоже недавно поломался, а починить он его не успел, не было времени, да и нужды  особой тоже.


Пожав друг другу руки уже на пороге квартиры,  находящейся по адресу, который был последним в списке курьера,  сначала от неожиданности этой  встречи оба минут пять-десять  молчали. Денису такое было привычно, хотя друг пригласил его в комнату. Но, через какое-то время удалось,  наконец,   разговориться.  Всё же интересно было, как у кого дела,  кто чем занимается, ведь прошло  года два, а то и  три  с того момента,  как планктон стал обслуживающим персоналом в  транспортной фирме, развозя заказы  на дом покупателям.


Сначала Денис поведал, почему неожиданно  ушёл из офиса, радостно  повторив уже  многократное: «Каждый день что-то новое, люди разные,  интересно!» и следом: « А было одно и то же. Скучно!»


А  потом, когда его бывший коллега слегка затронул тему, которой сейчас  занимается, произнося незнакомые слова, даже не встречающиеся в Денисовых кроссвордах  — квантовая физика, торсионные поля, биоэнергетика, психотроника... и,  увлёкшись, чуть-чуть   рассказал о своих достижениях, ради которых и  сидел на рабочем месте, жуя   пирожки с капустой и  поглощая те знания, которыми теперь обладал, Хоркин, не дослушав до конца товарища и  прервав того  на полуслове,  неожиданно спросил:


              —    И что мне теперь делать со всей этой полученной информацией?


От неожиданности Шурик, чуть не поперхнулся, будто в этот момент держал во рту кусок   пресловутого пирога, а стакан с колой ещё не успел даже взять в руку. Едва заметно сглотнув сквозь сухость от только что ораторского многословия, вспомнив,  чем занимается теперь Денис, спокойно философским тоном  произнёс:


           —  А ничего. Заворачивать в бумажку и  сверху клеить бантик не нужно. Но ты же, вроде, собираешь новую информацию.  Вот и воспринимай это как новость дня,  не более.


Денис обиженно поджал губы и добавил,   как всегда одно,  что люди разные.


Но его бывший друг и коллега  ещё до начала их  разговора предупредил, что беспощаден к дуракам и к  идиотам,  в ответ на только что вновь  сказанную фразу Хоркиным.  И что   он  не собирается уподобляться, вспомнив  тут же того молодого работника банка,  Костю Белкина,   свидетелем беседы по мобильному телефону которого  он тоже стал вместе  с остальными  людьми, которые вынуждены были выслушивать такую полезную информацию про овец и чуваков. Тот,  тогда как загрузился в пункте «А»,  так до конечного  пункта «Б» без устали всё  твердил о своём  смысле и интересе в жизни, который должен был, видно,  стать всем сидящим в  транспорте   эталоном для подражания.  Только почему то, один из пассажиров, покидая эту лекцию, на выходе из салона  поинтересовался главным —   названием этого кредитно -  финансового учреждения,   о котором шла речь, что б уж наверняка,  никогда в него даже случайно не забрести.


  Глянув  из под очков  на бывшего скучающего планктона, уже привычно стоящего в дверях, потому что после его странновато  прозвучавшей, недоуменной   фразы,  вроде же  он  хотел узнавать что-то новое,  сам же   сказал об этом,   Шурик поспешил расплатиться  и проводить старого знакомого, в  голове же  у него   в тот момент   крутилась всплывшая сходу сказка про золотой ключик, и он   не удержался и на прощание, уже не пожимая руки,  вдруг сказал:


        —   Знаешь, я  только что   решил, когда закончатся все источники информации,  я,  наверное,  тоже стану курьером, как думаешь?   Буду черпать,    что-то новое от разных  людей, это же интересно,  стоять, вот,  как ты сейчас,  подпирая дверной косяк и узнавать.  Идейка- то ничего, прям скажем,  с твоей подачи?!   А, так как несколько научных  работ я  уже написал,  защитив  кандидатскую,  то  накропаю ещё пару, пополнив их информацией,  полученной  на ходу, забежав и выскочив от  очередного клиента. Класс! Разве,  нет?


Денис, ничего не поняв,  надулся ещё больше, оторвал глаза от пола, куда  по привычке успел  уставиться,  и не ясно,  как больше,  зло или миролюбиво воскликнул:


        —   Не злись,  ты,  Шурка! Ты чего? Люди же  разные!  — Добавил тут же своё  он.


      Но Шурка уже ничего и  не слышал, он мысленно перелистывал не  раз прочитанную и зачитанную  до дыр книжку, и  уже во взрослом периоде, под названием « Золотой ключик или приключения  Буратино»,  и понимал, что прав оказался ещё в 19 веке итальянец Коллодо, и не ошибся уже через сто лет наш Алексей Толстой, и что ничего не изменилось  в наступившем  21 веке, такие симпатичные дураки, как его однокурсник и бывший планктон, были и есть, никуда они  не делись, желающие  осваивать и дальше халявную ниву, под названием  «поле чудес», и  живя,   по сути,  в стране таких же  дураков, как они  сами.


    Одно спасение было и есть у этих  харизматичных простаков, что живут они в полном соответствии со сказкой про золотой ключик, где не  только Денис, Костя  Белкин,   а и  их соратники по разуму, готовы в любой момент опустить планку своего развития ниже всяких возможностей, чего явно, даже  не предполагала  парадигма зарождающегося человечества,  такого количества желающих  стать членами клуба под названием  «Поле чудес». Но   глупость  и ограниченность этих людей не является  каким-то    пороком, ещё и   не виданным до селе, просто  минус их блеклому пресному  мировосприятию  можно было бы  с лёгкостью поставить о-очень  огромный и даже очень  преогромный. А это и  есть, ничто иное,  как   жуткая состоявшаяся,  и  вовсе,  не сказочная правда нашей жизни.


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219022800426


Subscribe

  • Вечная ипохондрия, что поселилась в мозгах

    Может у вас тоже приступ за приступом, Не приступ депрессии, не сахарного диабета, А вечная ипохондрия, что поселилась в…

  • И вот опять про псевдологов

    Безумие людей, которое граничит с нормой, С той нормой, которой не могло и быть, Лишь с той, что вывел сам безумец, Решив, что…

  • Мой ответ Губерману

    Когда я сам был молод, И когда я блядовал, Тогда покой меня не волновал, Теперь, когда я вырос и когда я стар, Когда от…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments