Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Categories:

Схоластика во имя себя


Марина Леванте


   Мила с серьёзным видом подпёрла сухой рукой морщинистую щёку, поправила очки с сильными  диоптриями, за которыми   скрывались её круглые светлые глаза, увеличенные минусом шесть,  всегда жаждущие новых познаний,  и, задумалась.


По комнате разносились  звуки,  знакомого до боли,   голоса, сопровождающего передачу про здоровье,  что   вошла  в каждый дом советского человека,   а потом плавно перетекла  в квартиры  российских  граждан  нового государства, которую и  возглавила  уважаемый  доктор со многими степенями и званиями Елена Васильевна Малашева,  чьё симпатичное доброе лицо стало символом-панацеей для болящих и жаждущих  быть здоровее, чем уже есть, а иногда и  для тех, кто хотел бы  жить вечно. Она, вещала с экрана,  словно батюшка в церкви во время службы или  на исповеди,  такими же интонациями, наполненными благочестием, когда тот   обещал, что всё сбудется, надо только потерпеть, а пока, ну, что поделать,   ступай с богом сын или дочь моя.  И  они,  эти сыновья и дочери шли, крепко зажимая подмышкой Библию, учебник, из которого было ясно, что всё у них будет, но только, как сказал священник, чуть позже, не важно, что у его брата, свата, у соседа уже всё есть и прямо   сейчас.



   Ну,  а  что такого, кто-то скажет, в том, что человеку хочется быть здоровым и не умирать никогда-никогда и жить вечно.  Нет, конечно же,  ничего плохого  в этом нет. Просто не надо же доходить до маразма в своих бесконечных  желаниях,  потому что всё равно, жизнь всё же однажды закончится, сколько не уповай на математический знак   эпсилон.


Тем не менее, доктор Елена Малашева стала для многих неким светочем всех наук и образа жизни, ведь  название  её  передачи, не оставляло в этом никаких  сомнений и  говорило само за себя:  «Жить здорово!»  А кому ж  не хочется такого,  здорово и заздорово,  и совсем  не  важно,  что отличалась эта проповедница лучшего  образа жизни  ещё и своей безграмотностью,  будучи при всех своих  качествах   удостоенной   награды под названием   анти-премия  «Серебряная калоша» в  номинации  "Малышева-Удалышева". Но, возможно, поклонники её таланов не были в курсе  этой пикантной  детали из биографии своего кумира, хотя, судя по всему, их это просто  совсем не волновало, такая слава ведущей передачи про здоровье.


  Тут же как?  Можно было даже  не выходя из дома  и сидя с чашкой чая и  с бутербродом  на своём   диване, уютно забравшись на  него с ногами,  всё узнать из первых уст, не важно,  каких уст, но  говорящих, опираясь на свои дипломы и свои знания,    про точку G у женщины, как про  зону оргазма, хотя давно учёными была доказана вся безосновательность этого утверждения, ну,  или про  испускание газов во время тоже   оргазма, но уже у обоих полов.  Очень интересные и очень познавательные темы, обсуждала с экрана доктор Малышева, и как мы знаем, Удалышева.


  Вот как прошлый раз,  эта добрая и просто  замечательная женщина рассказала всем-всем–всем с того же экрана, для начала заговорчески- лукаво улыбнувшись, и чуть не подмигнув, о том,  что все  люди, после тридцати, это уже вовсе  не люди.  А  следом,  тут  сразу  хотелось бы задержать дыхание и на выдохе узнать, а кто же они, если не люди, потому что,  по словам врача, медработника,   они, ни кто-нибудь, а   просто отходы природы.  Вот, так,  если кто-то ещё  не знал, что мусором бывают не только работники правоохранительных органов, на языке ругательного  сленга,  а и тот, кто перешагнул  тридцатилетний рубеж.  Ой,  как рано-то, и сразу стало просто страшно,  а совсем не здорово, жить. Но ведь должно было бы  быть, вроде, наоборот, как обещало название этой  телепередачи.


Но,  тем не менее,   Мила, сидящая вместе со своими  соратниками  в тот момент  у телевизора, засунув в него  по самое  не могу  свою голову  с ушами и с глазами, в надетых по обычаю,  очках,  тут же согласилась с этим утверждением, почти аксиомой.  А разве могло быть иначе?   Она же безоговорочно верила каждому слову этого доктора Айболита, причём и личного и частного  одновременно,   для каждого слушателя-телезрителя,   но почти бесплатного,  почему-то позабыв, при этом  проверить  дату рождения уважаемой Елены Васильевны,  которая, на поверку, и   сама-то   давно уже  примкнула к рядам этих мусорных  отходов.  Но зачем же  тогда этот пусть и любимый многими  мусор, но мусор же,  ещё и   пытается, что-то донести до народа, ещё и больного, причём, уже на все места и  разом, коли присел всё же послушать?


  Ну, вот, как сегодня, выставила эта  докторша всей стране   на показ свою престарелую, немощную  мать, которую  для чего-то она  ещё  и  лечит, мусор же,  а главное,  вылечивает абсолютно от всего, и следом за выставленной  витриной она  рассказала об этом  подробно опять всему народу всей страны,   зачитываясь почти   взахлёб аннотация о   разных лекарствах, которыми и  врачевала она  свою родную маму.


Пардон, господа, но отходы, вроде принято выкидывать,  куда подальше, чтобы не воняли и не мешали.  А тут видно, свой,  и потому  не пахнет, что ли?  Что, получается, что  родного, близкого  человека всё же можно избавить от многочисленных недугов, помогая заодно  сбыть с аптечных прилавков  рекламируемый, и,  как правило,  не лучший,   товар на примере своего  родственника…?


Короче, Мила и этой информации, про маму и про таблетки для мусора,  не проверяла, а только  безоговорочно верила, причём не только в  телевизор   вместе с Малашевой, а и  любой новости, обещавшей ей,  если не вечность, то здоровое  долголетие, уж,  точно. И потому,  в  своих надеждах и чаяниях,  чего только не делала  пожилая женщина, чего только не   перепробовала она  за всю свою,  всё же  не короткую, а очень  длинную жизнь, когда  однажды  ей исполнилось   86 , а   с помощью таких людей, как доктор Малышева-Удалышева, оказавшейся такой  на удивление интересной и познавательной, хотя всё же больше из  разряда очевидного, которого она не замечала и невероятного, которое пожилая дама тоже не увидела.


  В общем, хотя и  не было  доподлинно   известно,  по чьему совету, полученному ли   из пресловутого сарафанного радио, или взятого   с телевизионного экрана из очередной передачи  про здоровый образ жизни, но Милочка  и  проращивала жёлтый сухой горох, желая вовремя  и точно, как часы,  облегчаться,   а   следом и  пшеницу с   овсом, горох видно, не оказал  нужного  и желаемого  эффекта,  ростки которых   она   аккуратно укладывала  в фарфоровое  блюдечко,  сверху  накрывала  его,  это блюдечко,  смоченной в воде марлечкой, а после такого скрупулёзно проделанного труда, дня  через два-три    в ожидании обещанного  чуда, так же осторожно снимала это сетчатую тряпочку, следом  процеживала через ситечко  остатки влаги, делая всё, как было указано в очередной рецептуре,  и уже только тогда,   принимала всю эту полученную панацею для улучшения своей жизни    натощак.   Этим подражательница своим кумирам, конечно же, не ограничивалась, выращиванием  зерновых прямо у себя в квартире, а не в полях,   делала она ещё   много,  чего другого, почти всё то, что   услышала или увидела  из  той области невероятного, переводя его в фазу очевидного.
При  этом,    почему-то  не прекращала  кутаться в шерстяные шарфы и кофты, спасаясь от ветров и холодов, могущих настигнуть её хрупкие лёгкие,  и снова заваривала, варила и  парила, настаивала, и  пила,  и принимала  и так до бесконечности.


В общем,  напоминала Мила очень сильно знаменитого   чеховского   персонажа Беликова из рассказа   « Человек  в футляре», и даже кое в чём переплюнув того,  полностью состоя из  того невероятного, которое означало исключительно  маразматические  идеи,  которые просто обязаны были обеспечить ей  физическое  и  душевное  здоровье,  так и живя по прошествии не малых лет   под эгидой "излечи себя сам, не важно,  как и чем, хоть тем самым  «дерьмом", потому что никто, её подружки, соседки  и  знакомые,  не знал наверняка, но предполагали, тихо шепчась между собой,   о том, что старая уже женщина  пыталась   проращивать не только культурные зерновые, но  и собственные экскременты.
     Правда, все  эти   её увлечения  познаниями и исключительно  для  собственного   оздоровления,    выглядели несколько  странновато, казалось, что  жить под  такой эгидой-лозунгом,   было  сродни  тому, как   поставить самому себе  памятник  ещё при  жизни, или  создать, что, собственно,  она и сделала, секту  тоже  самого себя, и  повесить себе на грудь награду за собственные заслуги перед самим  собой, ну   и так и далее и тому подобное.


    Но её   увлечения своим излечением не ограничивались только  фруктовыми садами и грядками с овощами, из которых она, конечно же,  активно  выжимала все  соки  и делала себе  многочисленные  примочки,   к каким только местам?   Пожилая женщина, у которой к тому времени было просто отменное здоровье, она с трудом переставляли свои натруженные  ноги, ударилась  в новое невероятное, ставшее, позже,   по обычаю, очевидным,  она с головой ушла    в чтение книги под названием нового вливания  в  слово  науки -  «Дианетика», от  известного писателя-фантаста в прошлом,  и сегодняшнего, тогда ещё здравствующего афериста -  саентолога  Рона  Хаббарда Лафайета,  заявленной целью этой лженауки   стало   достижение человеком такого состояния,  при котором   у него не будет  больше   собственного реактивного ума,   то есть мозги, данные ему от природы, будут  отсутствовать  напрочь.  И   Мила, изучив все постулаты этой теории Хаббарда,      стала прорицателем, почти оракулом в области душевного и физического здоровья, который, по всему видно, был в сговоре  с нашим  Доктором Мусор,  не ведая,    тем временем, что  это сектантское вероучение потихоньку  распространялось по всему миру, охватывая своими ядовитыми щупальцами всё больше и больше людей, желающих   жить по принципу доктора  Малашевой, что означало одно-  жить   здорово, отравляя, правда, при этом  не только разум, но и просто  жизни тех, кто во всё  это свято    уверовал.


В конце- концов,    цель всё же была достигнута, такими стараниями, прилагаемым таким усердным трудом что просто и  не могло быть иначе,  лишение собственного разума, того самого душевного здоровья состоялось,   ибо  Мила в свои немалые уже годы  выглядела  полной дурой,  голова которой была  набита,  исключительно разными  травами, только не лечебными,  как ей хотелось с самого начала этого марафона на пути к своему безумию,  а  простой жухлой соломой.
   На фоне неё  даже     герой из сказки про Элли и про Волшебника из  Изумрудного города, смешное  огородное чучело по имени  Страшило, смотрелось на порядок  симпатичнее, потому что у него ещё оставались какие-то  желания  и мечты,  обзавестись, к примеру,   настоящими мозгами, которые он, кстати получил, и после обретения которых был удостоен   титула  «Мудрый», что не угрожало пожилой даме, у неё,  невероятно, но как  очевидный факт,  такая же  солома, от которой стремился избавиться Страшила,  наполняла теперь всю  её  черепную полость и по-прежнему  увлечённой всем-чем, но повернувшейся на одной и той же теме, как вокруг своей  собственной оси, на своём здоровье,  и надо полагать,  на теме  бессмертия.


Почти к   финалу  её долгой  жизни уже не было понятно, что же больше,  на самом деле, сказалось на её умственном и физическом состоянии,    то ли  пророщенный горох и зерновые,  то ли кафеэски, которыми она тоже  успела    увлечься.  Это,   такие  пластины, помещённые  в структурированную  воду, предназначением которых являются  корректирующие функции состояния организма потому и кфс, это в тех случаях, когда   у кого-то,  что-то не так, как надо,  а у Милы  абсолютно всё было не так,    а эти пластинки  наполняли  её бесценной информацией. Какой?  Этого никто не знал и бедная женщина,  в первую очередь, короче, это было  одно из её многочисленных   увлечений -  кафеэски, как очередная панацея из разряда её саентологических изысканий и прочего.
В общем, что конкретно повлияло на оглупление  этой    ярой  приверженницы здорового образа жизни и долголетия,  заставив  поглупеть старую женщину   окончательно, так и  не  было  ясно до конца.


Но, не  смотря,  на все свои старания,  даже внешне  Мила  менялась  прямо на глазах, не только теряя  остатки разума,  но и   начав   высыхать, она  спадала  с  лица и с тела,  и это   уже  к  тому  моменту,  когда голова  её оскудела полностью, а случилось  это довольно рано,  когда она только начала заниматься проращиванием  зерновых и бобовых.


  Так что теперь она уже больше не походила  даже  на   того персонажа,  закутанного  с ног до головы,  Беликова,  стремившегося   создать себе «футляр», который защитил бы его от «внешних влияний», совсем постаревшая  и выжившая из ума  Мила, как-то   больше  походила на высохший сучок саксаула,  всё тянущийся к свету и  к жизни, всё желающий вместе с её,  бессменным теперь,   кумиром Еленой Малышевой,  посеять зерно добра, ибо горох с  бобовыми и пшеничными  она уже проращивала в блюдечке с марлечкой, оставалось только это, посадить, и  желательно в благодатную почву, унавоженную кафеэсками и всем тем,  что она успела узнать, но не успела  опробовать на себе,  и   взрастить на этих семенах   уже  новое поколение потомков  своего  схоластического учения, попутно   подвергая  почти остракизму всех тех, кто был не согласен с ней и с доктором–Мусор…


И, что было во всём этом   самым  печальным, даже не ироничным,   что  такие соратники по уму не заставляли себя долго ждать, появляясь повсюду -  в поликлиниках, сидящие   на приёмах у частных врачей,  скупающие   все запасы, имеющиеся в аптечных ларьках, причём, совершенно без разбору,  не уточняя,  что и  от чего, им надо было   всё,  разбивая на своих  балконах знакомые  уже оранжереи    из целебных трав,   заставляя  лоджии    ящиками  с   овощами и зерновыми,  вступая в секты и  пополняя ряды   молодых и здоровых, не только пожилых  и немощных, а на самом деле,  несчастных людей,   пожелавших просто здорово жить, в чём не было, конечно же, ничего плохого, но уже без  способности   здраво мыслить и рассуждать,  будто глупая корова, улегшаяся на диван перед телевизором, а уже вовсе  не человек, становясь  всё больше  похожими  на ту    пожилую женщину,  которая    напоминала теперь даже  не  на   цветущий куст с сочными  листьями на веточках, а    высохший  сучок саксаула в  пустыне, посаженного в потрескавшуюся почву солончака, из которой она пожелала  прорастить ещё и зерно своего маразма, облеченное в схоластику во имя, вообще-то, только  самой   себя.


02.02.2019 г.
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219020201666


Subscribe

  • Зачем же так рано?

    Ты поздравила меня, и я благодарю тебя. Но зачем же так рано, ты загодя выталкиваешь меня из утробы моей нерадивой матери, я…

  • Кто властелин, а кто плебей

    Рождён в утробе, а на самом деле на природе, Как Маугли, что родился среди обезьян, Родился он, как обезьяна, А до того в…

  • Один процент по Маслоу

    Почти каждый день Они созванивались, оба желая так не хватающего им интересного общения, особенно Ему. Правда, Он…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments