Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Простая жизнь без слёз


Марина Леванте



 В какой момент всё человечество  переменилось, встало с ног на  голову, когда и от головы-то почти ничего не осталось?


Вроде всегда в этом мире были люди, во все века плохие и хорошие, всегда плохих  было больше, это уже была и есть  устоявшаяся пропорция, которая во все времена оставалась  неизменной.


    А  потом в их жизнь,  распахнув широко двери  их обители,  вошёл чёрным клубящимся дымом  технический прогресс, сверкающий  зигзагами электрических   молний, крутясь колёсами со спицами внутри, обутыми  в резиновые шины,   будто белка в колесе  вечного  не изобретённого   двигателя,  счастливая и одурманенная   от понимания бесконечности этого процесса, а значит, и нескончаемого счастья.



  Сначала,   всё   казалось совсем  не плохим,  а даже наоборот, объявившийся технический прогресс в жизни людей, когда  вместо свечей появилось  нормальное освещение,  многое стало  работать на электричестве, что-то на бензине, люди смогли   быстрее находить друг друга с помощью авиапочты, начали  быстрее передвигаться по планете, используя   автомобили,    поезда  и  авиалайнеры, всё было до поры до времени очень -очень  даже   не плохо, и люди гордились своими достижениями, они продолжали  много читать, уже не при свете солнечного дня и при  горящих свечах, а сидя в своих квартирах, уютно устроившись  на мягком диване или в кресле,  они занимались тем, что изучали что-то новое,  творя и созидая, им было хорошо, всем вместе, плохим и хорошим, добрым и злым, они по-прежнему были людьми.


     Но однажды произошло такое событие, перевернувшее их жизнь с ног на голову, когда, как уже говорилось, и от головы-то ничего не осталось.


     Это было время, когда в жизни человечества уже появились компьютеры, но массово ещё не использовались, зато  теперь здесь,  находясь в новой директории, названной виртуальным пространством, можно было, как и раньше,  что-то читать, изучать, узнавать что—то новое и они так и делали,  радуясь новым возможностям обогащения своей жизни  для созидания.


И вот один из таких созидателей, по имени  Стив Джобс, известный в то время уже всему миру, как то раз,  представляя своё очередное чудо-изобретение,  произнёс фразу, сразу ставшую  крамольной и одновременно решившей судьбу человечества, а сказал он, глядя в зал на восхищённых им зрителей,  вот что:


 --- Этот гаджет  мы изобрели для того,  чтобы сделать жизнь людей совсем простой!


 В тот же момент, как только  она  прозвучала,  плавно и одновременно резко вылетев  из уст изобретателя и   компьютерного гения,   в тот же момент прогремел   гром, будто бы и впрямь среди ясного неба, которое разверзлось,  словно   широко раскрыл пасть хищный зверь,  обнажив свои острые клыки, и  засверкали многочисленные  зигзагообразные и  покатились  шаровые  молнии, что потихоньку  и незаметно начали уничтожение   людских душ, всё сверкая и беснуясь яркими всполохами  на в раз  поникшем   горизонте.  Но они  не погасли, как обычная молния,  через какое-то время, а наоборот, всё выглядело, так, словно из маленькой искры, зажжённой   Джобсом, возгорелось огромное всеобъемлющее   пламя, охватив своим  мощным  заревом весь небосвод, и больше уже  не собираясь покидать его.


    Это и был тот момент, начало новой эры в жизни людей, когда они из людей превратились   в маленьких   дворовых собачек, переняв все манеры у этих милых животных, и,   в конце- концов  стали полностью походить на них.


Что означало, что  вышла как-то раз,  маленькая собачка, мопсик или  пуделёк  на прогулку со своим хозяином…  Или нет, лучше всё же выбежал из подъезда многоэтажного дома дворовой, как ни странно,  пёс и побежал вперёд, не останавливаясь и не оглядываясь назад, оставляя  за собой по дороге  густые и жидкие  экскременты,   даже не зная, куда именно он бежит.  Этот пёс нигде долго не задерживался, он подбегал к одному  столбу, ещё помня, что когда-то он был человеком, и как читал когда-то книги, но теперь он был собакой с её родными привычками просто всё метить, и потому, как, если бы  был человеком, то читал лишь название какой-то статьи, весь материал  не открывал, ему и такого было достаточно, беглого взгляда на столб, чтобы полностью и чётко выразить тявканьем своё мнение, что он и делал,  тявкал, когда громко, а когда чуть тише и бежал дальше, уже к следующему объекту своего внимания, нарисовавшегося где-то вдали.  Там он всё повторял точь в точь, как у того столба, которому  уже всё сказал, пару раз протявкав по поводу названия статьи. И снова,  подняв голову, чтобы убедиться  в том,  что хорошо полил столб или тот новый предмет его вожделенных мечтаний, задрав  привычно лапу, он ведь теперь был собакой, а не человеком, потом уткнув мокрый чёрный нос в землю, где могли быть ещё и следы пребывания его сородичей, двигался дальше, по своим собачьим делам. Их у него теперь было немного, ведь жизнь его была проста, почти как у той одноклеточной микробины, что появилась на этой планете в виде образа  первой зарождающейся жизни людей, которую мало что интересовало на том этапе её развития, если только, метод её размножения. Она безразлично бултыхалась в каком-то неприглядного вида водоёме, больше напоминающем лужу,  и  решала дилемму  о том, как будет размножаться, делением ли одной клетки на две,  или так и останется одноклеточной амёбой и всё произойдёт само собой, без её какого-либо деятельного участия. Ведь мозгов и ума у этого создания ещё не было,  и думать ему  особо нечем было, потому она, эта полностью равнодушная даже к своей судьбе микробина,  и вела такой образ жизни, полагающийся простейшему организму.


     Пёс же,  что выскочил из подъезда многоэтажного дома, не был таким уж, простым, как его предок, амёба, и у него было чуть больше забот на этом свете, и,  тем не менее,  способы выполнения этих задач были весьма и весьма примитивны, или простыми, как и пообещал в своё время  Стив Джобс людям.


   Эта дворовая собачка даже знакомилась со своими собратьями, теми, что ходили по этой же траве   и  земле в образе человека, но вела она себя уже, как любая собака, которую раньше на прогулку выводил тот же человек. Знакомства её были кратковременными, они напоминали охаживание уличного столба, порою даже со всех сторон, на предмет выяснения, а кто до неё здесь отметился, что за человек, и имеет ли смыл и ей оставить о себе память на этой деревяшке, из которой где-то там, наверху, куда она  почти никогда не смотрела, росли, как из дерева сучья, электрические провода, по которым раньше бежал ток в дома и квартиры людей, где у них помимо лампочек и   разных электроприборов,  были ещё и компьютеры,  с помощью  которых они, попадая в ту директорию виртуального пространства,   находили себе новых друзей для общения и для обмена разной полученной информацией. Но теперь они были собачками и им достаточно было сунуть  свою  лохматую, непричёсанную  морду под хвост другой собачке, чтобы понять, что она из себя представляет, и тут же, заодно выяснить, что та  ела, оставив после съеденного  запах на шерсти под хвостом. Для  этого даже не надо было долго и тщательно изучать экскременты  своего собрата, валяющиеся  в неприглядном виде, где-нибудь в траве или   зарытые  неглубоко  под  лежалым снегом, но всё равно источающие правильные ароматы. Собственно, на этом знакомство с другой собачкой, которая в иные времена могла стать другом или знакомым человеку, и заканчивалось, потому что дворовой пёс снова, как у того столба, долго не задерживаясь, а подняв лапу и справив нужду, бежал дальше, к следующей собачке, или к следующему незамысловатому предмету, в содержание   которого ему не было необходимости вникать, ведь жизнь, как и обещал учёный,  изобретатель простой жизни, и стала такой же примитивной. Никто особо больше друг- друга не знал, а более того, не испытывал и потребности в более близком знакомстве, было достаточно поверхностного знакомства, на уровне собачки, сунувшей свою морду под хвост другой собачке, ни у кого не было желания более глубокого изучения тех книг и статей, которые раньше читались и изучались людьми, им было достаточно названия, для того, чтобы громко протявкать своё мнение. И они тявкали, на уровне дворового пса. Им нравилась их новая,  совсем простая жизнь. Они полностью адаптировали жизнь человека под  образ мышления, манеру поведения той собачки, которую они раньше гордо выводили на поводке на прогулку, ---- нюхали, лаяли, тявкали, задирали лапы, орошали траву  и столбики, шли дальше, не оглядываясь на содеянное, им это было не нужно  и не интересно, они стали полностью собачками, иногда тёрлись по старой привычке тёмными влажными носами, и тоже, больше ничего.


    Это же было так здорово, так просто, быть собачкой вместо человека, не зная, что  собака лает, ветер носит.  Вот  они,  все хором и каждая по отдельности,   и лаяли, просто так, лишь бы полаять или хуже того, протявкать, не заботясь о том, услышат ли  её,  предварительно только обнюхав тот столбик  с электричеством  наверху в проводах,  и даже не поднимая морды к верху, потом,  уже  не слушая, а протявкает ли ему в ответ что-то его собрат, рыжий или пегий пёс-барбос, а   вместе с ветром уже понестись  дальше, не останавливаясь ни на минуту, не сбавляя скорости, не думая ни о чём, потому что думать  ей было нечем, ведь всё стало  просто, проще  некуда,  с новым гаджетом  от созидателя Стива Джобса и ему подобных, в которых больше не было нужды, они уже сделали своё дело, сведя жизнь человека до состояния бесчувственной амёбы, с которой всё и начиналось, жизнь   на земле и жизнь  людей тоже, когда она, эта желеобразная сущность  лежала в грязной луже и мечтала только об одном, как бы попроще ей разделиться на два, чтобы исторгнуть из себя такое же  простейшее, которое тоже будет озабочено только своим делением простого организма, и даже не вспомнит, что когда-то у неё было четыре лапы и хвост, и нос, которого было вполне достаточно для изучения этого мира и своих  собратьев в этом мире, а о том, что она была ещё и человеком, так тем более, потому что это было почти неправдой, во всяком случае, после тех слов, облечённых в крамольную фразу, можно было напрочь забыть о том, что, когда-то в этом мире были люди, потом они стали собачками, и   на этом всё, история человечества закончилась, осталась только в виде рекламы, мельтешащей на экранах когда-то присутствующих в жизни людей телевизоров и компьютеров, когда их взгляд не задерживался ни на чём, торопясь дальше, вперёд к следующему ролику, как та собачка к столбику, с новым сюжетом, и даже  без названия, и оно тоже  стало лишним, когда всю жизнь, её целостность, позже называемую парадигмой,  порвали на  мелкие  кусочки,  принявшие образ    множества бесконечных, ничего не значащих клипов, заставив людей быть собачками с гаджетами  в руках для её ещё более простого понимания, без каких-либо  чувств,  и  эмоций, только с условным рефлексом, означающим клиповое мышление, сознание и такой же  клиповый  образ жизни, без постоянства отношений, достаточно под хвостом понюхать, чтобы узнать абсолютно всё, да и не нужно это абсолютно всё, ведь вон, впереди  другой клип с другой собачкой, с другим названием статьи или книги, новый клиповый столб, у которого только осталось задрать лапу и обмочить его.


     Мы ведь собачки, что нам ещё для счастья надо,  простота во всём, и больше ничего, как у той амёбы, что не думать и  не мечтать не могла,  просто  не хотела, ей и так всё было хорошо, в той клетке, в единственном числе, инстинкт подсказывал, что надо размножаться, а сама она  нет, ей и это не нужно было, она же простейшее,  у неё всё  просто по Стиву Джобсу, и   по- собачьему мудро.


      Правда, люди, когда были ещё людьми и выводили своих питомцев на прогулку, всегда восхищаясь их умом и смекалкой, говорили, что их пёс умён, почти, как человек, всё же не являясь человеком, который был его хозяином, а стал в итоге,  им самим,  хозяйским псом. Вот к чему привела простота жизни и отсутствие даже простого  мышления, когда уже и клипы остались позади, была только простая жизнь без слёз, потому что и плакать было нечем, как и  видеть,  и слышать, и  думать, и чувствовать,  и переживать…


08/11/2018 г.


Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218110800601


https://www.proza.ru/2018/11/08/601


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вековые взаимные претензии

    Это мир вечных взаимных претензий, от виноватого к невиновному, от убийцы к своей жертве, от жертвы к своему мучителю, от…

  • Зуд

    Вечером все было как обычно, но потом наступила ночь, тот отрезок суток, в который ты попадал как в некую параллельную…

  • Пропасть между прощением и желанием простить

    Простить могу, давно простила, Забыть всё как- то не могу, То свойство памяти, которая не отпускает, А держит цепко-крепко…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments