— Я борозды не порчу, не боись!


      /Сходила в патологоанатомичку, выбрала труп помоложе и стала с ним жить, сразу получив все его  богатства  в наследство./

      Как обычно развиваются  мужчины, проявляющие интерес к противоположному полу?  Не как Зигмунд Фрейд, знаток мужской и женской  сексуальности, вступивший в    первую    половую связь после тридцати.
 

    Нет, обычно   они, эти мужчины,     созревают довольно рано, но только   мысленно,   правда,    уже  готовы вступить на шаткий мосток половых отношений,   не развившись   физически,  и  ещё   долго после случившихся первых поллюций  оставаясь ростом ниже девочек, своих одногодок, как и умственно часто до старости, не выходя из одной возрастной  стадии и не заходя в другую, всегда пребывая  в статусе —  что  старый, что  малый,   всю свою жизнь оставаясь детьми, играющими в детские  самолетики, солдатики и  танчики,  и потому с такой легкостью потом принимающие  участие в настоящих боевых сражениях, но только  до первого разорвавшегося рядом с ними  снаряда и взлетевших высоко в небо прямо у них на глазах кусков разорванного на части  человеческого тела, и может даже их  боевого товарища, потому потом,  после увиденного,  услышанного и пережитого у многих этих только что   любителей поиграть  в детские игрушечки  —    солдатики, танчики и самолётики,  начиналась психологическая ломка, называемая посттравматическим синдромом.

Collapse )

Лень породила слепоту


Лень привела к тому,
Что люди снова стали теми,
Кем    были много лет назад,
На том  начале  своей эры,
Когда сидели дружно  у  огня.

Приняв на веру всё,
Своё же бытиё,
И  то же божество,
Которое на  время  сменила,
Красная  звезда,
И  об ином они  забыли.

О том, что вера,  это хорошо,
Когда ты веришь во благое,
Но есть  оно одно,
Когда,   тебе всего  желая,
Отправят молча  к праотцам,

Заранье зная, про ту веру,
Про то, что   веришь ты,
Любому слову и любой молве,
Написанной в газете,
Любой цитате в интернете,

Опять любому сказанному слову,
Которое ты сам  не проверял,
И потому и наступил тот для тебя обвал,
Когда тебе лениво было думать,
О том, что есть такое ты,

И потому ты верил каждому ублюдку,
Тому, что он хороший человек,
Тому что написали вновь в газете,
Тому, что ты надыбал в интернете.

И наконец, любовь всё принимать на веру,
Не пользуясь своим умом,
И привела к тому, что люди снова стали теми,
Что были много лет назад,

На самом деле выпив яду,
Когда  его налили всем,
Заранье не сказав про правду,
А  только то, что это хорошо,

И  люди, что ленивы были,
Как будто бы без глаз,
И упустив свой шанс  сейчас,
Все вместе дружно накатили,

И стали сразу все мертвы,
Оставшись навсегда слепы,
И без  своей надежды на благое,
И веры во слепое,
И в то, что верили всегда,
И  то же божество,
И даже,  своё же бытиё.

16.09.2021
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221091601091 

Странные игры, но без правил


       “Человеческая наука играет в дурочка с Богом по Его правилам, которые Он властен менять в соответствии с гармонией.”

      Какие правила и какой Бог, какая гармония  и с кем, и кто властен менять её, твою гармонию, управляя всем миром и тобой тоже.

     Ежели ты веришь в Бога,  как в Творца и  как в те силы, что управляют и руководят, то этим и объясняются  твои высказывания о человеческой науке, кем созданной и кем управляемой, играющей в дурочка с Богом,  а ежели нет, если не веришь, а только размышляешь, сомневаясь верить или нет, еврей  ты   или иудей, или   выкрест, ставший православным  не смотря на свою увы,  пятую графу в паспортных данных, ибо родился в 62-м году, когда она присутствовала в жизни людей, населявших  просторы  советской страны, да  и твои внешние данные, сильно отдающие  южно- восточным акцентом,   не исключающие, даже если кто-то не антисемит и линейкой  не измерил твои черты лица, отрицая евгенику, как ту самую науку, играющую как видно,  тоже в дурочка с Богом, но по его правилам—   интересный момент в сказанном  об играх с Богом, тем, кто не пойми кто, но размышляющим, а главное, желающим донести свою мысль до других. Но  как?

Collapse )

Парадоксальность, в которой парадоксов нет


В чем разница, между и между,
Когда достиг иных ты лет,
Сидя в своей родной утробе,
И позже сев к компьютеру навек,

То есть, продолжив то начало,
Которое должно  было твоим концом же стать,
Не выходя из той утробы мамы,
В которой зародился человек,

Не видя внешний мир, не понимая,
В иных годах ты оставался дурачком,
Лишь думал про своё начало,
Когда ошибки в своей жизни совершал,

Тогда ты вспоминал о том, что ты не вырос,
Такой же, каким был те года назад,
Ну, чуть подрос,  и потому уже ты  не в утробе,
Но головой с умом,  какой ты был,

И даже с возрастом лысея,
И оставаясь без зубов,
Напоминая сам себе младенца,
Из тех, иных и детских лет,

Как Ницше, что просил с ним обращаться,
Не как с возникшим гением, а  как с дитём,
Когда вошёл он  в фазу, я —  не гений,
Я просто малый малых лет,

И в этом-то была та гениальность,
Способность даже при маразме понимать,
Что разницы между зародышем,
И этим,  тем повзрослевшим,
Вышедшим из масс, нет никакой,

И в этом вся парадоксальность,
В которой парадоксов нет,
Есть только то, твоё начало,
Которое всегда было твоим концом.

15.09.2021г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221091500531 

Игра про смысл бытия


Жизнь тихо, незаметно,
Но покидала навсегда,
Того, кто сил лишился,
Живя на грани бытия,

Он не был чем-то болен,
Но просто он устал,
Кидать  свои все  силы,
На лишний бастион,

И то, что мог он сделать,
Не сделал он в миру,
Лишь потому, что силы,
Ушли в ненужную дыру,

Которые он тратил на всяку ерунду,
И вот настало время,
Когда и жизнь ушла,
Покинула то тело,

Где не было уж сил,
Тех сил, что б жить,
Сражаться,
За смысл бытия,

Которого не стало,
Как кончилась игра,
Игра в ту жизнь без смерти,
Где не было огня,

Чтоб мог зажечь он  пламя,
В душе где теплилась душа,
Но жизнь всё ж покидала,
И кончилась игра про смысл бытия.

14.09.2021
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221091401163 

Время, которое не властно...



 

     Глядя на то, что происходит вокруг тебя, понимаешь, что время не властно над  стихией. Огонь  и вода, что являются её главными составляющими, пожар и наводнение вместе с ураганом, как стихийные бедствия для окружающей среды и в первую очередь, для человека, они  могут запросто  остановить   время,  ведь  часы в воде не ходят,  а  в огне, если не горят, то  плавятся.
 

       Как и сам человек, рождённый  природной средой, не властен над стихией,  не способный, даже умея плавать, преодолеть  водный  океан и побороть ураган, сгорая заживо в огне, он тонет в воде, без возможности остановить время и задержать начавшуюся катастрофу, превращающуюся для него в вечный  природный   коллапс.
 

    Мучаясь от жажды, оставшись  без пресной воды  посреди огромного моря или океана, до верхов наполненных той самой водой, но солёной, не пригодной ему  для  употребления,  он высохнет и засохнет, как цветок в пустыне, не сумев,  как верблюд,  запастись так нужной ему для жизни  водой.
 

    Все несовершенство человека упирается в совершенство природы, где она и только она является единственным властителем на планете, населённой живыми существами, которым дарован разум, но  который не противостоит совершенству окружающей среды,  где все искусственные изобретения людей  меркнут перед тем,  что есть природа и её  идеал, чьё совершенство так и осталось не одоленным человеком, ибо совершенство победить несовершенству, которым  является человек,  невозможно.
 

Collapse )

Как рак


И раков съел,
И  пиво выпил,
И лавр  на голову надел,
Лишь  потому не пустотел,

А хорошо так отобедал,
Тот кот, что осень в баснях  же своих  воспел,
Когда сидел в дремучей думе,
И нависал над кружкой той,
Небритыми мохнатыми щеками,
И в лапах не держал словарь,

Что б не сверяться с умной книжкой,
Ведь пьян,  в хмелу был этот кот,
И потому венок напялил не стесняясь,
На голову, что вся  была в шерстях.

Заправил уши и поглубже,
И так сидел, насупив бровь,
В раздумье мрачном кот из наших,
Что пиво пил, медка не ел,
Но от того он всё  хмелел,

И  всё равно все в рот стекало,
А кот под хруст во рту  от раков красных,
Что так  звенел, всё говорил и ел,
Про сказку века и про то как ел,

Его давно никто не слушал,
Кот бормотал под ус себе,
Желая,  чтобы его слышал,
Хоть  рак, что был всё  же  в воде,

Но рак, вот ведь беда  какая,
В процессе варки помер он,
И от стыда, что он не слышал,
Кота и байки баюна,
Он покраснел,  как рак,  и лопнул от стыда,

То хрустнул панцирь,
Под кошачьими зубами,
Но кот подумал,  это рак.
И успокоившись мечтами,
Запил их пинтой пива просто так.

А следом водрузил венок лавровый,
Ведь победителем  он всё же  был,
В той жизни, хоть такой хреновой,
Где все мечты ты принимаешь за обман.

А где ж обман?
Ежели тот рак весь красный,
Взял, вот и лопнул прямо,
У кота  в руках.
Ибо он был не просто красный,
Он был варёный,  этот рак.

13.09.2021 г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221091300607 

Небрежность


Небрежность в отношеньях,
Приводит к недопониманию,
Иль к полному непониманью,
Казалось бы,
К кому нам быть внимательным,
Как не к своим родным?

Ах, да, к себе,
И это будет верно,
А с  остальными  пусть будет всё как будет,
И смогут потоптаться где-то рядом,
Все те, кого не понял я.
То воля всё же не моя.

Просто давно я понял,
Что б  понять, узнать, услышать,
Не нужно небрежностью той самой обладать,
Которая приводит в недопониманью,
И полному непониманью  в отношениях,

В тех отношениях,
Что строятся  на понимании персон,
Участвующих  в этих отношениях,
Которых может и не быть,

Коли небрежность встанет между ними.
Тем временем топтаться  будут те,
Кого не понял я,
Но воля всё же  не моя...

12.09.2021
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221091201143 

Морозный лист


Хрустел морозный лист,
Под чьими-то ногами,
Осенний ещё лист,
С цветными витражами,

Потом ломался он,
Как будто бились стёкла,
В окне, куда смотрел,
Морозный лист с сука,

Один он был не весел,
Хрустели хором те,
Что были под ногами,
Осенние листы,

Витраж, что был осенним,
Украсивший поля,
Стонал и горько плакал,
От боли, что была,

Когда на листья наступали,
Суровою ногой,
Они как души,  что украли,
Кричали  вперебой,

Ведь то прощанье осени,
И тот хрустящий лист,
Всё это было б  весело,
Не будь то всё ж зима.

11.0.2021
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221091101195

Рябая осень


Рябая осень, словно курица пеструшка,
С насеста слезла, к нам пришла,
И золотая , и жёлто-красная она,
И где-то голые всё ж ветки,
Но у подножия лежит листва,

Не просто так лежит,
Шуршит под  нашими ногами,
Переливаясь, словно перья у пеструшки,
На разные лады поя нам песни,

Где треснет хрипло, словно старый дед,
Где мелодично, словно арфа, прозвучит,
А где-то как на длинной ноте,
Так зависнет,  что за душу возьмёт в слезах,

И ты  погрузишься в печали,
Но от того,  что это всё  же осень,
И пусть рябая, как та старая пеструшка,
Но всё равно то всё же жёлта осень,
Которую вот-вот намочит сильный дождь,

Сотрёт он пестроту той курицы пеструшки,
Она усядется на свой насест,
А осень уж продолжит в темпе вальса,
Все поливать и поливать,
И ничего от пестроты не оставлять,

Когда вся жёлто-красная листва,
Что вперемежку с зеленью была,
Станет одною бурой кучей,
Которую потом для красоты укутает мороз,
И  белый  снег всё  принакроет,

И ничего уж не останется  от той пеструшки,
Что как та курица с насеста  вниз сошла,
До нас рябою осенью дошла,
И растворилась в снежно-бурой смеси,
Став  из рябой навечно бело-снежной.

10.09.2021
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221091000873