?

Log in

No account? Create an account

Previous 40

Oct. 16th, 2018

Статистика


Марина Леванте


Статистика, дама такая, вообще никакая,
Пока два отвечало, трое молчало,
Сидя в сортире  с  бумагой в руках,
Думая  думу о вечных веках.
Но ни один из вот этих сидящих
Не напрягался над тем,
Как бы  ответ ему  дать,
На тот же вопрос, чтобы повысить
Всеобщий народный социальный опрос.


И потому из двоих, что отвечал,
Можно сказать, что и второй промолчал,
Думал он думу про то,
Как бы  ему  купить  автомат
И положить всех опросчиков в ряд.
Ибо он знал, что статистика дама такая,
Ну,  в общем, совсем, она никакая,
Толку с неё, как с козла молоко,
Сколько не суй свой вопрос под дыхлО.


Правду не скажет, ни тот, кто спросил,
Ну, а тем паче,    что автомат разрядил,
Сунув обойму в ствол автомата,
Даже не крикнув, что всем так и надо.
Он разрядил автомат в соцопрос,
Как в тот излишний, ненужный  вопрос,
Что задают нам из века в века,
Пользы с чего, как с козла молока.


Если   бы  это   что-то    давало,
Но  дама-статистика,   стерва такая,
Сколько не бей её, что во врага,
Падла,  живуча, во  все, мать,   века.


Ну, а кому  это надо,  всегда было ясно,
Как день, наступивший с утра
И закатившийся к вечеру дня.
Задан вопрос,  как  будто тот спрос,
Что ни за что не ударит вам   в нос,
Тем, что спросили, ответ получили,
Бабки подбили,  и  всё, как всегда.
Ведь соцопрос помогает им выжить,
Деньги им  платят за то, что б смогли,
Всё подсчитать, опросив изначально,
Будто бы, что-то  это дало.


Read more...Collapse )

Oct. 15th, 2018

Слепец


Марина Леванте


Ему сказали —   прочитай,
Он только глянул и давай:
То не моё, читать не буду,
Но высказаться не забуду.


Слепец от гордости своей не умер.
Не смог прочесть, но слово чести,
Как приговор  цены и мести,
Он вынесть не забыл, сказав поэту,
Как тот  бездарен и как   износился,
Что графоман, что слово — тоже не его.


То слово, что слепец не видел даже,
Но с высоты своей гордыни он  судить горазд
Любого, просто потому, что мнение его,
Ему же самому  так дорого  и так бесценно,
Что просто он не в состоянии молчать.
И должен был сказать, сказать, что не читал,
Но высказаться был обязан.


Ведь  он  слепец, глупец  с гордыней, что  не обуздать,
Лишь для того,  чтобы сказать,  признаться, что не видит,
Иль больше,  видеть он не хочет ничего вокруг себя,
Того, что не  один в миру, что не  один он  гений,
Что гении рождаются раз в сто лет.
Он не успел родиться, но смог  взгордиться.
Тому, что не читал, но высказаться смог.


Read more...Collapse )

Oct. 11th, 2018

Докажи, что ты не баран...


Марина Леванте


«Мужчина структурно больше уязвим,
Чем из его ребра ответвление.
Боли боится, обидчив, раним,
Без денег теряет к себе уважение.


Жизнь мужчины нестабильна, опасна,
Твёрдое уступает место пластичному.
Только для окружающих ему всё ясно,
В мире хаоса дисгармонично логичному…


Днём активно горят фонари,
А ночью ни одного зажжённого…
Что у мужчины — внутри!?»
  ( Молочников Владислав)


        Читая эти строки, означающие, что мужчина никогда не был тем, за кого его   веками   принимали,    думаешь о том,   как же не комфортно жить в обществе, обременённом кучей стереотипов, когда кто-то,  дабы доказать не себе,  а обществу, что хорош  для него, для социума, вынужден наступать  себе на горло, и делать так, как велят придуманные каким-то умником  шаблоны и подхваченные массами, любителями жить  по учебнику  и написанным в нём правилам.  А таких, увы,  в нашем  мире людей  большинство.


Read more...Collapse )

Oct. 6th, 2018

Глупое про счастье


Марина Леванте


Душа твоя упала на пол
И разбилась на осколки,
Что чашка,  брошенная в стену,
От безысходности судьбы.

А говорят, посуда бьётся к счастью,
Но не душа, что разорвалась в клочья
И без надежды на воссоединение  судьбы,
Которую не соберёшь,   что  капли в море.

Так,  где же счастье, что разбилось на кусочки,
В той чашке, которая была,  и нет?
Ведь то былая моя последняя посуда,
А денег нет и я без чашки той.

Как душу новую не купишь,
Что разорвали по частям,
Ударив  молотом по наковальне,
Так и  посуду новую не соберёшь.

Разбита чаша, счастья – нету,
Всё то слова про бьющееся к счастью.
Когда за деньги счастье не купить,
Тогда уж лучше и не бить посуду.

Чтобы не мучилась душа,
От понимания того, что больше нету,
Той чашки, что досталась от отца,
Той памяти, что вы разбили на кусочки,
Сказав, что это к счастью,то, что бьётся иногда.

06.10.2018 г.
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218100601050 

http://www.proza.ru/2018/10/06/1050

Oct. 5th, 2018

Тишина


Марина Леванте


      Весь многоэтажный дом пронизан насквозь каким-то звуками, которые плотным кольцом обступают одно-единственное пространство, создавая звуковой вакуум из которого нет возможности вырваться, чтобы услышать тишину. Ту тишину, в которую хочется погрузиться полностью, до конца  и с головой, зарывшись в неё лицом,   послушать её звенящую тишь, узнать, как она звучит, та тишина, которая,  где-то всё же ещё  есть, в той  первозданной  природе, где она была всегда, когда слышно, как молчит зелёный лист,  наполненный каплями  утренней росы, что  стекает с него прозрачным  журчащим ручейком, который  наполняет  своим безмолвным шелестом весь могучий лес, когда эта тишина не мёртвая, а живая, животрепещущая тишина, берущая за душу, от  чего становится радостно и хочется жить. Жить долго и   всегда,  и наслаждаться каждой минутой тишины.


Read more...Collapse )

Oct. 4th, 2018

Неравная борьба


Марина Леванте


"За каплю крови, за поступок, мысль,
И Ангелы, и Демоны дрались.
Сей поединок длится до сих пор,
За душу человеческую спор
Отчаянно продолжится в веках.
Чей меч свершит последний взмах?"
( Лариса Рогулева)


     Говорят в исламе слово «джихад» означает  не войну отмщённых  или  священную  войну,  а борьбу между Дьяволом и Ангелом, что живут внутри каждого из нас. Как сидящий на правом плече человека  Ангел постоянно воюет с Дьяволом, расположившимся на его  левом плече,  за ту душу, что находится где-то  между ними, между тёмной  и светлой стороной  человеческой натуры. Но по обычаю, побеждает в неравной борьбе за душу человека  разум.  Он и только он, охлаждённый трезвостью мысли, умудрённый опытом прожитых лет,  становится на правильный путь, не давая погибнуть душе.


Read more...Collapse )

Sep. 28th, 2018

Алло, что вы хотели?


Марина Леванте



 Звонок  телефона. На будильнике 6 часов   утра. Сонный голос в трубку:


    — Алло!


    — Вы звонили?


    — Я?


   — Да, вы. Что вы хотели?


   — Я вам не звонил, с чего вы взяли?


   — Нет, вы звонили, вот у меня неотвеченный звонок.  Так что вы хотели?


   — Я ничего не хотел.  Я хочу спать, потому что ещё только…


Рука, покрытая тёмными волосками, нехотя и нервно одновременно,    потянулась  к часам, мирно  стоящим на прикроватной  тумбочке.


     — Шесть  часов и тридцать  минут. Вы зачем мне звоните в такую рань и ещё о чём-то спрашиваете?


    — Но это вы мне звонили. — Снова раздался до жути нудный голос на другом конце провода.


Продолжить начатый монолог на тему, что ему надо,  звонивший   не смог, потому что мужчина резко оборвал его, у него в телефоне раздавались ещё какие-то длинные гудки помимо нудного голоса незнакомца и это-то в шесть тридцать утра.


     — Обождите, у меня идёт параллельный вызов. Алло!


     — Это Иван Петрович?


     — А вы кто?


     —  Это сбербанк и нам нужен Иван Петрович Иванов. — На этот раз звонко, но по-прежнему нудно, оттарабанил  другой голос с параллельной линии.


    — В 6. 30 утра?


    — Да, мы из отдела заботы о клиентах.  Иван Петрович,  можете   сейчас говорить?  Вам удобно?


  — В 6 утра? Нет, мне не  удобно, и мне не нужна ничья забота, я сам могу о себе позаботиться.


Read more...Collapse )

Sep. 24th, 2018

Умение прощать


Марина Леванте    

                             ***

Я вас задел, сказав, что между верой
И учебником Христа  есть разница одна,
То вера в Бога, а это в божий храм,
Чем ваши чувства верящего свято  не задел.
Но вы обиделись убого, и я,  не веря в Бога,
Прощения у   вас же испросил.

И что услышал?  Бог простит!
При том, что знали, что атеист,
Что верю в свои силы,
Но уважаю веру во Христа,
Прекрасно зная, что без веры,
Мы все потонем,  раз и навсегда.

Без веры жить и без надежды,
Пустое время проводить,
Тот смысл теряешь безвозвратно,
Которого и так, по сути, не было и  нет.
И потому я   верю  в свои силы,
Вы полагаетесь на Бога и Христа.

Я почему-то не чураюсь правды,
Готовый  извинения спросить,
За то, что тронул  не  веру в Бога,
А   ту обитель, что призвана,
Заставить вас  поверить безвозвратно.
В те  чудеса, что названы от Бога.
А вы в ответ, мне,  без совести и чести
Бездушное —   вас  Бог   простит!

А вас простит, за то, что не простили?
За то, что сразу душу отпустили,
Ту душу, о которой говорят,
Что полнится она людским страданьем,
И состраданьем, и не способна никого простить.
И даже тут всё уповая, веря в Бога,
Она тебе в ответ —  вас Бог простит!

Read more...Collapse )

Судорога


   Он лежал, укрывшись с головой одеялом, в серых смятых простынях, в цветочек, и пытался закрыть ноздри от штурмующего его холодного ветра, гуляющего по квартире между тонкими регипсовыми стенами. А на самом деле, старался отгородиться от внешнего мира, уйти в себя, плотнее закутавшись в одеяло, будто, что-то это меняло. Будто жизнь его станет другой, из неё выпадут все воспоминания, когда вот так же, ещё, будучи мальчишкой, защищался не от солнечного света, что больно вонзался по утрам в глаза, а чтобы не видеть горькую картину своей жизни – мать, что хотела быть птицей, стоя на подоконнике девятого этажа, и даже махающая уже руками, как крыльями, делающая шаги в неизвестность воздушного пространства. И он, Николай, Колюшка, из последних сил, с громкими криками, цепляющийся ручонками за подол её сатиновой юбки, желая удержать от полёта эту гордую птицу, с мутным взглядом, что та жидкость, которой она нахлебалась до того, вообразив себя буревестником.


Read more...Collapse )

Sep. 21st, 2018

Слова


Марина Леванте

Слова, слова, кругом  одни слова,
В которых нет ни капли правды.
О том, что мы друзья, о том, что мы любимы,
О том, что дружба — это всё,
Без капельки предательства и гнили.

Всегда всего слова,
Лишь потому, что в принципах морали
Во многом  друг от  друга мы отстали.
Ты хочешь верить во Христа, я — нет.
Но это поводом послужит к той лицемерной лжи,
Которая  запечатлит слова о правде, о печали.

Ведь нет печальнее тех слов,
Что оказались лицемерной ложью,
О том,  что дружим мы, что мы любимы.
Когда бы та терпимость не стала вехой,
Что разделила небеса и рай,
Где тоже есть любовь и дружба,
Но нету ханжества и нет предательства любви.

Тех чувств, что названы, простою человеческой моралью,
Где нету места ни предательству, ни лжи,
Где есть терпимость ко Христу и к атеисту,
Где важно лишь одно, какой ты человек,
А атеист ты  или верующий во  святость Бога,
Это такие мелочи, которые не дОлжны послужить
Раздором между простыми, не святыми,
Теми, что, когда-то были названы   людьми.

Но как же правящий-то класс, не промахнулся,
Когда одна беда, всеобщая та нищета,
Что создана была верхами,
Не поделила бы  людей на атеистов
И  на  поклонников Христа,
Когда вражда  не даст вовеки им объединиться,
Чтобы сразиться, за право просто называться человек.
Без слов и без печали, когда одних назвали —  
Верующими в бога,  другого — отрицателем всего,
Объединив удачно всех  в то  низшее подворье,
Создав иллюзию  добра.

Read more...Collapse )

Проверка на вшивость


Марина Леванте   

        В помещении было сумеречно,  сыро, почти темно, почти ночь, что не отменяло того, что в нём собрался народ. Приступов клаустрофобии и нехватки кислорода никто  не испытывал, тем более, что сквозь периодически открывающуюся дверь проникал в душное, тёмное помещение свет и воздух,  хоть и    в виде никотиновых паров.  Это собравшиеся внутри  по очереди выходили на улицу, доставали из смятой пачки очередную сигарету, шумно затягивались, выпускали дым в лицо своему соратнику по табако -курению, потом с сочувствием  спрашивали,  не болит ли  у того сердце,  а то, вон вишь, ментоловые- то он  курит. Узнав, что нет, ещё не болит, но может, но пока ещё  нет, разворачивались, напоследок, почти на бегу, пыхнув уже в  приоткрытую дверь, обдав теперь всех  сидящих сизым не ментоловым  дымом, возвращались  внутрь и присоединялись к остальным,  не страдающим приступами клаустрофобии и вообще никакими приступами.

Потому, они продолжали сидеть на твёрдых неуютных стульях, как  в театре на дешёвой галерке, дружно молчать и сопеть. Периодически сквозь скрежет металла, издаваемого передвигаемыми  стульями, доносились их вздохи, говорить не хотелось, да и было не о чем.
 

Read more...Collapse )

Sep. 15th, 2018

Осколки


Марина Леванте


Осколки моей жизни,
Осколки моей памяти,
Осколки моей совести
И больше ничего.
Печальные осколки
От грусти и любви,
От понимания бессонницы,
Осколочки судьбы.


Все сотканы из грусти
Из смеха иногда,
Разбившегося  в  мелкие
Кусочки из  меня.
Когда и боль это осколки,
Фрагменты из стекла,
Но ставшие осколками,
И вот уж навсегда.


Которые не склеить,
Не соединить в ту жизнь,
Что на века разбилась
О кремень той судьбы,
Которую уже не склеишь,
А только соберешь
По трещинкам, по боли,
Что названа тобой.


Когда однажды ты рассыплешься
На части самого себя,
Ты  даже не почувствуешь,
Что то твоя судьба -
Собраться вновь по трещинкам,
По капелькам любви
В единое, несокрушимое,
Чем вечно ты и был.


И потому совсем не надо
Так сокрушаться от того,
Что жизнь твоя осколочки,
Что совесть пополам,
Что весь ты из осколков,
Ведь такова твоя  судьба.


Будто кувшин из трещинок,
Наполненный водой,
Дающий жизнь и счастье,
Что названа судьбой,
Пусть даже из осколков,
Той памяти   твоей,
Что даст живительную влагу,
Что названа тобой.


15.09.2018
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218091501119


https://www.proza.ru/2018/09/15/1119

Sep. 13th, 2018

Капитан Очевидность


«Я мзду не беру- за державу обидно…»


Верещагин  к/ф « Белое солнце пустыни»


      В минувшую пятницу Диму  занесло в греческий город Керкира, что на острове Корфу. Прогуливаясь по набережной, он   увидел роскошную гигантскую яхту...


Постоял, посмотрел, ещё раз обогнул со всех сторон, как мог, судно, задумался, мелькнула мысль, что это российская яхта.


Спустя два дня      руки его, наконец,    дошли  погуглить. И точно! Оказалось, что это яхта одного из  российских  миллиардеров,  у  нас с некоторых пор их было  немало. На этот раз,  это был некий   А. М.


Проект его судна  разрабатывал   французский   дизайнер  Филип  Старк,  и строилась яхта  на германской верфи Нобискруг. Поговаривали, что за 143- метровую яхту с парусным оснащением, изготовленную из  тика незаконного происхождения,закупленного  у Бирманского лесопильного предприятия, государственной лесоторговой компании, которая недавно попала под санкции в Дании за поставки материалов сомнительного происхождения,  россиянин, и  не просто россиянин, а миллиардер  выложил порядка 400 миллионов долларов.


     Дима, будучи голым и босым не испытывал зависти. Наоборот, он был горд. Горд за своего соотечественника, что тот не лыком шит, что может позволить себе построить такой водоплавающий агрегат и за такие бабки, которых у Димки не было отродясь.


Хотя в другой ситуации, он ругнулся бы матом, но не от злости, а тоже от восторга, что не все  наши люди лаптем щи хлебают, вон, какие сыны Отечества имеются.


 С некоторых пор журналист Димон   матом не ругался,  считая, что не может  уподобляться Родине, которая  его  самого обложила по десятое число, да, так, что год и девять месяцев он пахал   на это Отечество, находясь   в колонии.  Так что, с того времени, он никого не крыл, он только присвистывая, восхищался тем, что  было ему  недоступно. Он этого не имел, такой яхты,  но гордился, правда,  не понятно чем больше, самой яхтой от французского проектировщика или её владельцем, что вызывало сомнения на счёт его гражданской позиции и на счёт  него самого.


Когда он сказал:  я горжусь, не уточняя до конца, чем конкретно, кто-то   задал   ему встречный вопрос:


              —   Это хорошо, то-то «ваши» все в гольф-клубах собираются.
                     Так, глядишь, и вырастите.


              —  Не мои. — Лаконично бросил Димон.


Он вообще, не смотря на свои профессиональные навыки писаки-журналиста,  изъяснялся всё больше на пальцах или предложениями,  состоящими   их трёх слов и  со словами из  трёх букв, но не матерными.


               —  Стыдно,  что ли? Вот,  какой ты,  армеец,  коли  от «своих»
                   отказываешься?


Последовал следующий  вопрос  Димону, который на рубеже 90—х  служил в Вооруженных Силах СССР, и  в том числе в ГРУ, и  во время службы   окончил ещё   высшее танковое командное училище. В запас вышел он  в звании капитана. В общем, был Димка  воякой   по всем статьям.


        —   А,  чего мне стыдится, если не «мои»? - Опять коротко буркнул не любитель много говорить, но много восхищаться.


        —  Я бы сам стыдился. Иногда,  невозможно переделать «своих»,  но никуда от них не денешься. Свои    же.


       —  А,  если не   «свои»? Есть смыл их переделывать?— Всё отнекивался от «своих» Дима, почти отрекался.


               — Ты работал на них искренне. Я за деньги. Я не предоставлял услуг,  настолько наносящих ущерб обществу. Я с этими людьми взаимопонимания не мог найти. Они дикари. А ты нашёл и работал. Не свои ли?


Тот, что работал  добровольно,   молчал, думая про себя, что нет, «не свои», хотя был у них,  у этих  «не своих»  даже пресс-секретарём. Он же к тому времени ещё и звание  юриста получил, закончив ещё один вуз, потому и был интересен для «не своих» — вояка, служивший в ГРУ,  ещё и  юрист. Что ещё надо для  полноты понимания  счастья таким «не своим» ?


      —   Ещё бы научиться,  тебе,  гордиться их  семьёй, их кланом,  на который ты  работал, чувствуя себя героем и патриотом одновременно. Вот это было бы что надо — не зря жизнь прожил.


       —  Я   не горжусь кем-то персонально, горжусь Россией,— снова вспомнив, что речь идёт о дорогостоящей яхте, и,   желая уйти от щекотливой темы, прогундосил капитан запаса.—  Горжусь,   что её  сыновья— не лаптем щи хлебают, вон какие яхты возводят...


       —  И это мне говорит организатор   пропагандистской машины? —  Снова поступил утверждающий вопрос от того, кто работал   за деньги, но не продался дикарям.


       — Знаешь,   чем отличается американская пропаганда от советской?


Но Димка этого не знал, хоть и жил при советской власти, он, вообще, казалось, ничего не знал, он был наивным человеком, почти ребёнком,  радеющим за Отечество и не понимающим,  что делает, потому позже и присел, попав впросак и юр образование ему  не помогло.


         — Не организатор...   Я  всё это  придумал   совершенно  с  другими функциями. —   Оправдываясь, всё пытался доказать  он, что сражался за  правду, но не победил.


         —  И что   сделал для исправления ситуации?


  А так как  ситуация какая была, такая и осталась,  что значит, функции пресс-секретаря и журналиста   не сработали,  то на этот раз он промолчал.


       —  Мы разговариваем как серьёзные люди. Я,  безусловно,   понимаю, что ты пострадал от режима, при условии, что мы верим, что это не инсценировка и не коммерческие тёрки.


       —   Ты о чём?

Read more...Collapse )

                                                             

Sep. 11th, 2018

Я - еретик!

Марина Леванте


      — Мы все заслуживаем то, что имеем. —   Всегда, как мантру,   повторял  будущий депутат, а пока ещё   только  кандидат на государственный  пост Владимир Юрьевич Невесёлов.


                   А позже  сам же   задавался    вопросом, на который не знал ответа, но искал, искал и спрашивал себя:


     —   А заслуживают ли россияне власти лучшей, чем сейчас?


Ведь  прошло уже почти тридцать лет с тех пор, как из   советских  граждан   они стали российскими  —   россиянами,  а никто так и не решил, достойны ли эти граждане такой жизни, которую получили, когда советской страны не стало.


   И потому, чтобы понять и ответить   себе на свой же   вопрос, Владимир Юрьевич баллотировался.


Баллотировался в депутаты местного самоуправления, идя на собственные выборы с лозунгом-эгидой  —   « Всё по- честному!»    И проиграл.  Просто, по-честному   никто не захотел. Потому что все привыкли к бесчестию и лжи. Ведь  прошло уже почти 30 лет, как врали и не стыдились, и не краснели, хотя и тогда, когда была страна Советов тоже врали,  и до того, когда был царь-батюшка привычно без  этого,  безо  лжи не обходились. А когда же не врали? Хороший вопрос.  И поэтому, для разнообразия, чтобы разбавить привычную рутину лжи,  господин Невесёлов предложил, чтобы  всё было   по-честному.  Но привычка, на то она и привычка, а злостная, так тем более, чтобы  от неё  не хотелось   избавляться,  как от старой,  сварливой, но такой привычной жены,  когда та уже стала для мужа    разношенными  домашними  тапочками, в которых не просто  приятно, а комфортно до боли в паху.


   И потому, конечно же, никто не захотел, как-то по новому,  по-честному, все были готовы продолжать по–старому, привычно и комфортно  во лжи, пусть и в горькой.


   И потому,  конечно же, Владимир Юрьевич проиграл, не успев и глазом моргнуть, как выбрали того, кто не предлагал всякой чепухи,  а сказал, что как жили, так и будем жить, хорошо ли, плохо ли, но как привыкли за столько лет и даже  веков вранья,  когда пусть и плохо, но комфортно, потому что привычно, потому так и будем.


   А  Невесёлов только вздохнул и снова задался тем вопросом : «А заслуживают ли россияне  власти лучшей, чем сейчас?»  А так как депутатом он не  стал, то и ответ его остался прежним  —  « Мы все  заслуживаем   того, что имеет ».  Правда,   кто это «мы» не уточнил, наверное, имел ввиду всех россиян, которые всё же  не считали, что  они заслужили той жизни, которую имели почти все поголовно, за исключением того правительства, которое,  почему-то они, как им сказали, заслужили,  и имеют, хотя на самом деле, это правительство  имело их всех, и не только тех, кто называл  себя «мы».


  Вообще-то, это была какая-то странноватая парадигма жизни, в которой  президент этой страны, его подельники по бизнесу и все остальные, кто был ещё жив и здоров, и кто в ус не дул, хотя дружно  обокрал весь  народ,    при этом  заслужил     всё то, что имел.    А, почему тогда с  таким положением  дел,  мало кто захотел  согласиться?


Возможно тот, кто причислял себя к «мы»,  обладал  заниженной самооценкой,  а те,   кто был теми,  что обокрали «мы» и «всех остальных»,   наоборот, завышенной? Но иначе же не выходило, сколько не задавайся одним и  тем же  вопросом, кто достоин и чего. Тем не менее, Владимир Юрьевич всё  равно считал, что  «мы» и «все остальные»   заслуживают, но как-то  по-своему.  А нежелание  это признать  ведёт только  к их усилению. Тут говоря «их»,  он имел ввиду тех, кто заслужил и имел   лучшее в этой стране.


       —  А, если б те   «мы» и «все остальные», —  говорил он,  —   были бы   не согласны, то  активно бы противостояли, и  на выборах  тоже,   и выбрали бы  его, и всё было бы  по-честному, и  со всех сторон, и сами выборы, и вся жизнь после выборов.


      А то, что по-честному не было никогда,  а главное, практически  нигде,  господин Невесёлов вспоминать не хотел, он же думал исключительно  о россиянах,   поэтому-то  и   депутатом заделаться хотел,  и потому  негры, находясь в рабстве у янки,   заслужили такого положения, потому что чёрного цвета были,  и  индейцы   там же,  подвергшиеся геноциду —   тоже, и тоже, только  потому,  что индейцы,  как и все те, кто на разных исторических  отрезках  пребывал   в состоянии угнетения, получали по заслугам, потом   евреи,  потому что евреи, и   их тоже решили смести с лица земли, ну и всем остальным всё по-марксовски, всё по  потребностям и  всё по заслугам.


Правда, за какие  такие заслуги умирают даже не порою,  а очень часто     младенцы,  как и тяжело  болеют люди, ничего плохого не совершившие в жизни, не совсем понятно,  как  у Ницше отец, который  служил Богу и церкви, а  умер страшно  рано от рака мозга, без каких-либо совершённых при жизни  прегрешений,  но умер же, —   тоже,   по каким-то,  таким заслугам получил.


Но нет, не хотел думать о таком господин Невесёлов, потому что  не весело  это было, думать о том,  как живут и наслаждаются  жизнью   преступники,   и они ведь   тоже заслужили, убив человека, а то и не одного.  Вот такая   интересная концепция  нарисовалась у Владимира Юрьевича в его голове,   в  думах о судьбе всех россиян, не только  о  тех, что  были названы им  «мы», но и  «все остальные», на счёт того, как все имеют то, что заслужили.


    Впрочем, не знал  одного   несостоявшийся депутат, когда говорил о том, что, если бы были не согласны, то противостояли,   что человек-то,  существо, на самом деле,  слабое и сильно уязвимое, и что  сломать его, что тот сук на дереве,  многого   для этого  не надо, как и то, что   понимание безысходности приводит однажды  к инфантильности поведения.    И хотя, он продолжал всему этому удивляться, тому,  что не протестуют его сограждане- россияне,  но сам под   дубинки карающие, тем временем,    голову свою подставлять не хотел, знал   вот тут, кандидат в депутаты,  что на каждого протестующего  по два,  а то и  по  три омоновца обычно  приходится.


      Ну, а так как на рожон не лез,  но   размышлять на означенную тему  продолжал,  то полез уже за ответом  к Богу,  думал, что тот ему даст правильный ответ на поставленный ребром вопрос  —  «А заслуживают ли россияне власти лучшей, чем сейчас?»,  при том,  что был всегда твёрдо  убеждён,  что да, все,  опять те, что   «мы» и те  «остальные»,   что не «мы»,   имеют то, что заслужили, как и те, что не к «мы» и не к «остальным» отношения не имеют, тем не менее, получили заслуженное    наворованное  народное добро.


И потому, как-то  раз  в нескончаемой   полемике с одним из   несогласных   присоединится к «мы» заявил:


     — Всё сложней.   Вы ещё не забывайте телеологию,  заслуживают для чего? Надо делать что-то,  чтобы улучшать участь - или сдаться и смириться с тем,  что есть.


    — А то и уйти из этого мира, —  решив, что сдаться и смириться, это как-то маловато будет,  присовокупил   он.  Потом   секунду ещё   подумал,  каким бы таким образом уйти, и  добавил:


     — Скажем, через  болезнь.


Опять,  через какую конкретно, уточнять не стал, да, это было и не важно, главное, по его мнению, было уйти, сначала сдавшись, потом смирившись, ну и уже, как бы в качестве, жизнеутверждающего финала, уйти совсем.


А так как  речь всё же шла   не о том,  не о том   почему не митингуют его сограждане-россияне, которые не выбрали его, господина Невесёлова     депутатом  в органы местного самоуправления   и не захотевшие жить по-честному,  а о том, что именно  и за что  получил  глава этого государства с его подельниками, ограбив народ,  то есть, называя вещи  своими  именами, преступным путём нажил   своё богатство, ну,   или капиталы, что было одно и то же,   то Владимиру Юрьевичу и  напомнили об этом, что разговор-то не о том, а о его парадигме,  где все имеют то, что заслужили.


На что  он,  ничуть не смущаясь, сказал,  что  надо было россиянам иначе действовать ещё в 70-х. А сейчас все жнут, что сеяли. И чубайсы с сечиными тоже. Просто они в 70-х сеяли иное.


Любопытно, сам-то он понял, что сказал об иных  сеятелях 70-х.

Read more...Collapse )


Sep. 7th, 2018

Опять бобик сдох


Марина Леванте

   Он круто подкатил к месту встречи на  шведском «Саабе» чёрного цвета, больше напоминающего цинковый  гроб, вышел, оглянулся   по сторонам, сделал привычный жест рукой, пригладив свой ещё чёрный чуб,   и целеустремлённо  двинулся вперёд,  навстречу  своему  счастью, будучи романтиком до кончиков своих ухоженных  ногтей.

Его ждала новая встреча,  новая  любовь, чувства, встречи и расставания, в общем,  всё было,  на самом деле,  как всегда, до банальности обыденно и пошло.

И Эдди привычно вручил своей будущей любови цветок, называющийся розой, вялый бутон которого   сидел на короткой игольчатой ножке, словно гриб-боровик, выросший и скисший по осени, так никем и не сорванный.

А Алиса не заметила ни второсортности,    несвежести вручённого ей букета, ни пошарпанности костюма, надетого на мужчине, весело и озорно взирающего на неё, который к тому же,  успел сделать   ей пару комплиментов, как и полагалось в таких ситуациях, глянув в огромные синие глаза девушки, в которых светилась надежда на  светлое будущее, вера в людей, в настоящую любовь и преданность, и в которых не было ни толики разочарования жизнью, и,  увидев весь этот набор, означающий наивность и неопытность, разлился   соловьём, назвав  её глаза синими озёрами.

     Собственно,  с этого момента всё и началось.

Read more...Collapse )

Sep. 4th, 2018

Неизменности

Марина Леванте

                        ***
Всё в жизни людей неизменно,
Не склонны  меняться они,
Им время  не служит  помехой,
Их качествам  мерзким души.

Когда с   детства был он подонком,
Тогда и умрёт он таким,
И время не скрасит могилы,
В которую  сляжет он сам.

Хотя, может кто-то напишет,
На камне, что рядом стоит,
Что жил он и умер достойно.
Затем, что б   не портить могил,
Где лягут воистину люди,
Из тех, что были людьми,
Которым,   так и не вышло,
Сказать, что был он подлец,
Ибо таким никогда не являлся,
И время не стало его  щадить,
Склоняя к изменам своих  же моралей,
Что нравственности его же  души.

У них неизменность всё та же,
Всё та же, что и того, кто подлец,
Ведь время,  кладя отпечаток на лица,
Не трогает внутренних скреп.
Тех скреп и скрижалей,
Что держат  тот мир, что зовётся тобою,
Который меняется только взрослея,
При этом   ты остаёшься собой.

Ты так и останешься тем,  во что вырос.
Был   подлецом,  и   останешься им.
Если случилось, побыть   человеком,
В этом обличье закончишь  ты жизнь.

То неизменности нашей  натуры,
Что не готова меняться, ну,просто,никак.
Будто привычка  дурная в скрижалях,
Будто болезнь, коей ты заражён,
Сросся на веки с такою   душой.

И время не властно нарушить покой.
Той неизменности, где ты живой.
Даже подонок, иначе ты мёртвый,
Попросту сам  ты  не свой.

Read more...Collapse )

Sep. 1st, 2018

Мухи и кентаврики


Марина Леванте


    Мурзик с Тузиком вели обычно размеренный образ жизни. Они целыми днями лежали на диванах одной двухкомнатной квартиры, то на одном, то на другом,  нехотя перемещаясь из одной комнаты в  другую, минуя коридор и кухню, не задерживаясь надолго в этих помещениях, потому что  там не было достаточно горизонтальных поверхностей, где можно было бы удобно пристроиться  и развалиться,  как на одном из диванов в комнате.


В коридоре по обычаю задерживался Тузик, чёрный кудлатый пёсик, небольшого росточка, где он, каждый раз,   проходя  мимо отдельно стоячей вешалки, которая напоминала ему фонарный  столб, украшающий парковые аллеи на улице, считал своим долгом задрать одну из своих задних лап и как-когда, когда обильно, а когда чуть-чуть,  но оросить этот столбик, что служил для него  имитацией  уличного   столба. Эту процедуру он проделывал регулярно, потому что  горизонтальная  станина и сам металлический стержень, идущий вверх и заканчивающийся  витыми железными рогами, на которые предполагалось  вешать верхнюю  одежду,  уже источал приятный,  заманчивый аромат для него самого, что и не  давало возможности  миновать коридор просто так. Короче, он целенаправленно  шёл к столбу, как мухи слетались на запах навоза, оставленного коровами на полях.


Read more...Collapse )

Та, правда, что не было, и нет...


Марина Леванте  

                                ***

Ложь, ложь, кругом одна лишь ложь,
Нам врут всегда, везде и много,
Предвзятость, это тоже, та же ложь,
Как люди стали человеком,
Историк врёт, да, ещё как.
Поп ну, куда же без него,
Когда про Бога своего,
И он и иже с ним лгуны,
Про то, как на Луну слетали,
И даже, если это так,
Где же теперь тот человек,
Что на Луну взошёл и  вышел,
Породы  с Марса  даже прихватив,
И там он был, тот человек бывалый,
И где он  не был, этот человек.

Тебе готов он ложь  поведать,
Про то, что  хорошо в Стране Советов было жить.
И что виновен в том развале,
Был нехороший,  номенклатурный люд.
А что же те, которые  с прилавков всё тащили,
Потом виня во всём врага,
На самом деле,  из- под  подноса,  увёл окорока,
Тот самый бармен, или повар,
Тот самый ловкий инженер,
Которому хотелось кушать, но он не бармен,
Ну, так что ж,  он тот  же человек,
Что коррумпирован,   по сути,
Что хочет, больше, лучше  хочет  жить.

Верхи свои дела творили,
Низы — не лучше тех верхов,
Тянули, лгали, завалили,
Всё как  у всех.
Там, где буржуй народом правит,
Всё та  же ложь и воровство,
Буржуй,  насилуя героя,
Что беднотой зовётся им,
Ворует из его кармана так же,
Как бомж сворует у него.

Чего хотеть от человека,
Что,  по сути, был коррумпирован всегда,
Хотел всего то, чтоб  было лучше,
И  хуже б  не было,  он же  человек.
Мозги, доставшиеся не от Бога,
Велят  так делать, как всегда.
Изобретать, ломать и строить,
Свой быт налаживать, вот так.

Read more...Collapse )

Aug. 28th, 2018

Мужик-Олень


Марина Леванте


    Записка мужу: «Ушла туда, куда ты меня послал. Веду себя так, как ты меня назвал. И чего я раньше, дура, тебя не слушала…»


      Вместе с последним ударом кремлёвских курантов отгремели   и   новогодние салюты,   но зимние праздники продолжались,  ознаменованные   походами в магазины   за недопитым шампанским, детскими ёлками с Дедом морозом и Снегурочкой, зайчиками и лисичками, катаниями на коньках и санках, гуляниями по празднично-украшенному городу, укутанному по-зимнему белым пушистым снегом, напоминающим   сотканный ковёр из блестящей,  металлической нити, настолько ослепительно- ярким    казался снежный наст, украсивший парковые дорожки и  тротуары улиц. В общем, всё было, как обычно, наступивший  Новый год в жизни людей этого города и  жителей   всей огромной    страны.


И потому,   по обычаю светились яркими огнями витрины магазинов, прохожие кто быстро, а кто нехотя,  передвигались   вдоль заснеженных  улиц, а кто-то  стоял на месте, в ожидании друга или подруги,  щурясь от сильного мороза, который был настолько крепким, что  казалось,  будто  сковал даже заиндевевшие веки   на радостных лицах людей.


Вот и молоденькая  девушка, почти ещё девочка,  в надетой  меховой дубленке и такой же шапочке,   уже минут пятнадцать  находясь    в  гастрономе,  всё  в нетерпении переминалась  с ноги на ногу,   и  всё  ждала приближения  своей     очереди на пути к прилавку.


Read more...Collapse )

Aug. 26th, 2018

Я учусь ненавидеть людей...


Марина Леванте   

               ***
Я учусь ненавидеть людей,
Что казалось порою так сложно,
Проще быть ведь    любимым
И любить всех  тех, что названы - люди.

На поверку же  всё оказалось иным,
Потому что естественность стала унылой,
Болью, скрежетом отдалась в той  душе,
Когда встал вдруг вопрос -  ненавидеть.
Будто  сахар с заваркой в стакане смешать,
И не выпить.

И не выпив   до дна, ненавидеть, любя,
Это что-то  из разряда садизма себя.
Ощутив горечь сладости и любви,
Вылить чашу добра на помойку, туда,
Где   любовь -  это дружба,
Это та категория чувств,
Когда любишь других, всё прощая.

Но прощать всех подряд,
Не выходит   вот так.
Потому и невыпитый чай,
Что без сладости дружбы,
И без привкуса сладкой любви,
Остаётся на донышке чашки.

И тогда непроглоченный чай,
Не стоящий тем колом в гортани,
Тебе даст пониманье того,
Что не всё в этом мире,
Что тот сахар, нерастаявший,
И осевший  на дне твоей чаши.

Просто лучше не знать всех подряд,   
Что б уйти от греха, не поправ
Все законы добра, гласа совести,чести.
Чтоб потом  не  пришлось нам всем вместе
Вечно,   муторно презирать  всех  подряд,
И  себя заодно, и законы добра,
И людей, что вдруг стали без  чести.

И ещё, их  за  то, что жестоки,
Что  глупы и порою бессильны.
И   себя,  но за то,   что посмел
Чувства разума перенаправить
В русло ненависти, а не любви.

Ведь любить, это так же нормально,
Как с утра пожелать всем добра,
Когда солнце сменилось закатом,
А ты помнишь все прелести дня.

Read more...Collapse )

Aug. 23rd, 2018

Всё дело в рукколе


Марина Леванте


  «Занудство - это не порок, а жуткое несчастье,
     Для тех, кто вынужден  занудству  этому   внимать…»
                                                     ( М. Леванте)


  Юра был натурой увлечённой,  и увлекающийся  всем-чем.  Ещё с  самого детства  много читал, всем интересовался,  и потому ему было, что рассказать людям, а  им  было, что   послушать, узнать  из его уст   то,  что   знал он сам.   Говорил  Юрий   много и  долго,   на разные темы, подкрепляя сказанное цитатами от великих, которых он,  к тому же, сам и   читал, на темы политики и истории,  философии и психологии, это были   особенно  излюбленные   темы для его бесконечных разговоров    -   политика и остальное.   Короче, был Юра человеком всесторонне развитым и   самообразованным, отличающийся, при этом,  отменной памятью,   он  даже сам называл себя ходячей энциклопедией,  которую  каждому дозволялось полистать, что впрочем, было почти правдой, если бы не  одно «но».


Read more...Collapse )

Aug. 21st, 2018

Человек, что esum от Бога


Марина Леванте  


 «Always at war with other gods»

Быть негодяем в этой жизни - не вопрос,
И оставаться человеком.
Ведь, что такое человек?
Тот негодяй, убийца человека,
Идущий с поднятой рукой на брата,
На брата человека.

Тому история людей примером служит,
Когда полна она сплошной войной,
Когда убийца в чести, в благородстве,
Лишь потому,  что поразил врага,
На самом деле,   изничтожив человека,
Того, что братом  человеку был,
Украсив его  телом убожество чужих  могил.

А тот, что поразил его мечом,
Назвав врагом заклятым, умылся кровью,
Надел венок, тот, что  от брата принял,
Того, что тоже был врагом, того, что умер.
И загремел литавр во славу тех,
Кто только что,  был  подлецом и  негодяем.

Так что, чего    хотеть от всех людей,
Что убивают,  не стесняясь,
Ссылаясь на указку  Бога, во имя Бога и детей,
Во имя Родины своей,  но убивают!

И  чем же лучше тот, что на кол,
Удачно брата посадил, назвав его же виноватым,
Чем лучше он того, что нягодяем назван был,
Лишь потому что ни того убил?
За что презреньем  окатил  его  весь мир,
Назвав подонком, а  не  человеком,
Что действует,  как Бог велит, как совесть скажет,
Вооружённый званьем человек, что очень много значит.

А значит это и всегда,
Что человек родился негодяем,
Готовым на убийство брата,
Что тоже,  между прочим,  человек,
Пусть и из другого клана.

Read more...Collapse )

Aug. 20th, 2018

Незнакомец


Марина Леванте

Кто, ты, что ты,  друг сердешный,
Я ведь знаю о тебе  лишь то,
Что  ты  жив, и где-то рядом,
Но  на  этом, в общем-то, и   всё.

И на фото, кто-то незнакомый,
Где не смею я  в  глаза  взглянуть,
Заглянуть в них, и спросить, ну,  кто  ты?
Потому что ты в ответ  мне просто  промолчишь.

Зато знаю, вижу твои мысли  на бумаге.
Даже голос слышу  твой в   шуршании  листов,  
Где ты,  в общем,  о себе сказал немного,
Говоря о чём-то, о   другом,
Ну, и   вроде, о себе   самом.

Ну, а мне хватает то, что  знаю,
Что  ты есть, и что при этом,   жив.  
Пусть и в мире  одиночества и бед,
Мне хватает осознанья, что однажды,  
Я услышу  вновь твой  голос  в  том шуршании листов.

Чтобы знать, что вновь я слышу,
Тот шуршащий одиноко   лист,
Где ты говоришь  о главном,
Ну, и,  в общем, о себе самом.

Жаль, конечно, что при этом,
Твои очи будут мёртвы,
Но я даже знаю,
Что в них ближний  свет.
Что привлёк моё  вниманье,
К  тому тембру незнакомых лет.

Когда вновь  с тобой мы  подружились,
Вновь сошлись и снова  разошлись,  
Чтобы я сумел   сказать тебе  чуть позже,
Что  на  фото  образ прошлых лет
Больше  не тревожит  мои  мысли,
Я  давно к нему  привык.

Ведь твои слова, и  темы, что ты пишешь,
Мне дороже твоих ясных  век.
Просто было  понимание сквозь сети,
Что заставило тогда    сказать:

Кто ты, что ты, друг  сердешный,
А  теперь ещё: Постой, не  уходи,
Пусть бумага мне ответит,
Что ты  жив и этому  я буду  рад.

Read more...Collapse )

Aug. 19th, 2018

Про Мавра


Про Мавра

Марина Леванте    О! Кор(е)невая система  дуб дубом ещё жива!?

Так просунула свой единственный извилистый сучок глубоко  в  землю, не войдя в стадию  старческого маразма, потому что из собственного  детства младенческих лет  так  и  не  вышла, что  сил  нет оторваться  от  мамкиной юбки, будучи прикормленным  не  своим нац. достоинством, что  так и сидит дуб  дубович,  вцепившись  обеими руками в  её женскую   юбку и ждёт её смерти, чтобы уже следом  сойти на  нет, принакрывшись дубовым  веночком из остатков  волос  на глупой,  не подросшей  голове, торчащий язык изо рта  которой  способен  только бла- бла- благоглупости говорить   про свой мужской  потенциал, являясь, на самом деле,  женским   приживалой.

    Ну, и как ты,  там,  извилистый сучок,
    Что   иногда извилиной в мозгу  зовётся,
    Не  высох полностью?    А то полить пора,
    Потом спилить под самый  корень.
    Но больше ты на Мавра стал похож,
    Чем на сучок  дубовый, и видно,  потому.

Так  грустен Мавр,  тот, что  в очках, на фото.
Видать, жена, что  звал  он Дездемона,
Ночной  горшок попутала с  его  дубовой кадкой.
И на ночь не туда сходила.

Вот  потому и грустен Мавр,
Упившийся мочой, сказав, что мало.
Хотелось большего  ему.
К примеру, того   дерьма,
Что вечно  людям  делал.
Вот потому и грустен,  
Тот очкастый Мавр,
Что не откушал вдоволь
Собственных испоражнений.

Read more...Collapse )

Верблюд


Марина Леванте


Верблюд гордясь, несёт своё презренное начало,
С чванливым видом глядя на людей,
Ступая медленно и важно,  горбун решил, что он король,
Король по жизни,  отвергая мысли страстно о том,
Что не наездник он, ступая горделиво,  важно,
Всё  наступая на мозоли страстно, он нёс свою чванливость
В угоду собственной   гордыни, когда бы ни было горба.


Но два горба всегда свидетельствовали ясно,
Что он презренно соотнёс с собой, являясь лишь слугой.
Слугой господ, что  снарядив в поход сей караван  верблюжий,
Погнали стадо из чванливого начала, в пустыню Гоби за водой.


Верблюд всё думал, что он тут главный,
Забыв о том, что он носитель двух горбов.
И наступая на мозоли  гордо, важно, не опасаясь чрезвычайности путей,
По- прежнему,   плевал на окружающих людей.
Тех, что погоняли это стадо, являясь  их вершителем судеб,
Чего животное не знало, и не  могло понять  того,
Что он  верблюд,  верблюд о двух горбах и при мозолях.
Привычно губы трубочкой  свернув,
Решив на время быть чванливой тварью, заместо тех, кто оседлал его.


                                           ***


Однако,  сколько  же природа  в  этом мире
Таких верблюдов породила и  среди   людей,
С такими же замашками, чванливого отродья,
Что не простительно  тому, кто   назвался из рода  человеков,
И что простительно ему, тому,  чванливому  двугорбому орлу.


19/08/2018 г.


Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218081900965


http://www.proza.ru/2018/08/19/965

Aug. 18th, 2018

Нетерпимоман


Марина Леванте



     «Люди не умеют  полемизировать, они, как правило,  агонизируют на собственном  мнении…»


  (М.Леванте)


 Я не терплю графоманов, не терплю людей с собственным мнением, я не терплю гомосексуалистов и лесбиянок,  мне не нравится манная каша, я её не терплю ещё с детства, и булочки с маком, это не ко мне, а только  с изюмом,  но я так люблю коньяк, и просто ненавижу водку,  не терплю при этом трезвенников,  они мне кажутся ханжами, не терплю моралистов и обжор, худых и толстых, а нормальных просто не бывает, все люди подонки,   и я их тоже не терплю, а кого же я терплю?


Я очень даже выношу себя, я себе нравлюсь, ещё и по той причине, что вот, у меня над головой нарисовался святой нимб, а за спиной выросли огромные крылья ангела.  Я -  ангелоподобное существо, правда,  я  не понял, что это крылья тщеславия, вознёсшие меня над всем миром и всеми  людьми, но я вправе выносить суждения, называть вещи не своими именами, такими, как  графоман и обжора, толстый и худой, показывать пальцем на то, что я не терплю, и мне не нравятся,  в первую очередь,  те, кто обременён   маниакальным синдромом, не важно в какой форме, но он маньяк и всё!


Read more...Collapse )

Aug. 17th, 2018

ВСЕ-НЕ-ЗНАЙКА


Марина Леванте


 Коленька, когда только появился на этот свет и только глянул, ещё не проклюнувшимся взором своих небесно-голубых глаз на тот путь, который ему предстояло пройти,   что называется дорогой жизни,  и сходу понял, что идти он по нему не будет, так, маленькой ножкой в перевязочках  только пощупает край этой  дорожки  и всё, он же родился всезнайкой, нарёкшим сам себя непревзойдённым гением, а то, что так и останется непризнанным, этого он тогда даже не знал, и потому, он  радостно, от понимания, что сделал правильные   выводы на счёт себя и предстоящей  ему жизни, потёр пухлой ручкой светлую, не умудрённую опытом, совершенно гладкую,  лишённую тогда ещё волос  голову, и вышел в этот свет, снабжённый мнением о том, что всегда и во всём прав, и что  иного в этой жизни и   не бывает.


И вот так и рос, так и шёл Коленька,  по тому краю пути,  становясь  жёстко непреклонным, не меняясь ни в чём, не только в том,  своём мнении, оставаясь по- прежнему непризнанным гением  в собственных глазах, но всё  больше начиная походить в глазах  других людей не на доброго Незнайку, а  на полного  Всенезнайку.


Read more...Collapse )

Aug. 16th, 2018

Надо мечтать правильно

Марина Леванте


  - Кем ты хочешь быть? –   Спросил ОН,    мечтательно подперев голову  пухлым  кулаком и  лежа в застегнутом наглухо пальто,   на ней,  на заднем сидении автомобиля, придавливая её всем своим немалым весом.


   - Писательницей.  – Недолго думая,  ответила ОНА.


Ночь закончилась, звёзды не переставали светить,   ярко освещая млечный путь, солнце грело, заставляя радоваться первому тёплому  дню,  мечты оставались  мечтами, молодость не стояла на  месте.


Прошло время, ОНА  подросла, окрепла,  не прекращая,  продолжала мечтать. Мечтала по-прежнему, быть писательницей. Знала, что иногда мечты сбываются. Ведь для чего-то же светят на небе звёзды?


    - Помнишь, ты хотела писать? – Спросило всё то же наглухо застёгнутое пальто, которое так и не удалось тогда даже распахнуть, а пришлось ограничиться  давлением своим весом на её почти детские тогда ещё размеры, и хрупкость  души. Не знал ОН, что та душа, умеет не только петь, но и яростно сопротивляться, и потому:
       - Подкину тебе   тему, никому ненужная улица,  хочешь?  Пиши!


Конечно же, ОНА хотела, и ещё, как хотела, у неё же была мечта  - стать писательницей. И не просто писательницей,  а известной всем миру.  ОНА уже и так сочиняла, и   ваяла, но никто об этом ещё  не знал.


Read more...Collapse )

Aug. 14th, 2018

Подражатель


Марина Леванте


Он вцепился в гитару, словно в мусорный бак,
И завыл и заплакал,  был то   явный  бардак,
Огроменными лапами, дёргал струны души,
Говоря, что он гений, и поёт  от души.


Но душа, что гитара,  воспротивилась в миг,
Заскрипела, заохала, это был всем кирдык,
Тем, кто  должен был слушать, слушать и  петь,
Песни Вовы Высоцкого,  от контуженных в  век.


Он сказал, что контужен, теми песнями лет,
Когда пел их   Высоцкий,   и  которого нет.
Но он  стал гениален, хоть и сам не  певал.
Тот, что тронул   гитару, что был полный обвал.


Гитарист, что  бездарен, но контужен  навек,
Что вцепился в гитару,   в лихоимство тех лет.
И сказал, что Высоцкий ему в душу запал,
Вот ему и сказалося, будто это он сам.


Но ударив по струнам, он попал по душе,
Не мелодией Вовы, не словами  в  душе,
А огромной стамеской, будто полог сорвал,
И всем стало понятно, кто Высоцкому подражал.


                       ***


Белой чёлкою  по ветру он махал,
Хрипло матом он  огонь изрыгал,
Он казался себе, в те минуты судьбы,
Музой, гением… Но не суди!


Он хотел, чтобы слушали только его,
Позабыв про Высоцкого,  это было,  самое то.
Он  вцепился в гитару, словно в мусорный бак.
И завыл и заплакал, был то полный бардак.


Лучше б занялся делом, сей  менестрель,
Не позорил  б  седины, белой чёлкой своей,
Не смотрел сквозь морщины,
Не  губил этот мир.


Read more...Collapse )

Aug. 11th, 2018

ДЕПОРТАЦИЯ



Марина Леванте


 Катя была журналистом со стажем.   Ещё,   будучи подростком, впрочем,  как и все дети её  возраста, пробовала себя на литературном поприще. Сначала создавала сказочные страны, потом перешла к написанию мистики, граничащей с реальностью. Писала много и плодовито,  оформляя свои замысловатые, витиеватые,    фантастические   сюжеты на любой работе, куда устраивалась  -   будь -то консалтинговая фирма, где она исполняла обязанности секретаря, будь- то школа, где она  потом   работала учителем, когда   на переменке  Катерина  присаживалась на  подоконник в учительской комнате  и  сочиняла, и записывала,  а главное, что и потом,  чуть позже,  уже,   когда давала   интервью на презентации    своей  первой книжки,  то не косвенно, а напрямую,  выразила  своё пожелание,  снова  найти такую должность, уже на всю оставшуюся жизнь,  которую можно будет совмещать с написанием следующих её   творений. Что журналист, конечно же, записала и потом об этой Катиной мечте  узнали все те, кто прочитал в газете  интервью  с молодой писательницей.


Read more...Collapse )

Aug. 9th, 2018

Пощёчина



Марина Леванте


  Первый раз Лика получила пощёчину, когда ей было 18…


Тогда, вернувшись под утро  домой, бодрая и весёлая, будучи встреченная своей матерью с опухшим от слёз и бессонной ночи лицом,  и  словами,  ураганом страстей вылетевшими  из её уст « Я тебя  родила, я тебя и убью» она и получила  увесистый  удар по лицу,  нанесённый родной тяжёлой рукой.


Отец Лики в тот день, тоже не спавший всю ночь,  то проваливаясь  куда-то глубоко в пропасть, то снова всплывая на поверхность бодрствования, слышал громкие и приглушённые, но не на минуту непрекращающиеся,   рыдания жены, доносившиеся из комнаты дочери, где  на диване  пристроилась расстроенная, встревоженная  мать и мечущаяся там из стороны  в сторону, периодически сильно  ударяясь головой с растрёпанными волосами о мягкую мебельную  стенку.


В девять вечера Лика позвонила, сказала, что она на базе, что ей весело,  чтобы не волновались. Потом, ещё через какое-то время, когда разговор оборвался в тот  момент, когда мать только  успела  задать вопрос:


    - В каком домике?!  Где ты будешь ночевать?!


Read more...Collapse )

Aug. 4th, 2018

Мразь


Марина Леванте


/Лучше быть хорошим человеком, ругающимся матом, чем тихой, воспитанной тварью/                                                             


(Ф.Раневская)


Антон был из разряда людей, полностью уверенных в своей непогрешимости,  из тех,   которые считали себя всегда, в любой ситуации,   такими    белыми и пушистыми, и,   так сказать,  не замаранными абсолютно   ни в чём.   Им   всегда не хватало только сзади,  на спине,  приделанных   ангельских крыльев, которыми они могли  бы  при случае размахивать,   подтверждая свой статус   святости, и той самой упомянутой  непогрешимости, а   на самом деле, вовсе не являясь не то, чтобы святыми, а даже мало напоминающими человекообразное   существо.


Тем не менее, это устойчивое мнение о себе, как о самом хорошем, самом добром и порядочном   человеке   в этом мире,  позволяло Антону, задавать другим,  окружающим его людям   вопросы, выливающиеся каждый раз  в одну и ту же  жизнеутверждающую фразу, звучащую, как:


         -  Вот, интересно, кому это я так насолил? Никому же в жизни не сделал
    ничего плохого.


Но такие, как этот Антон, ваятель третьесортных картин, которые успешно едут на славе своих знаменитых  родителей, получая по дороге совсем незаслуженные награды,  потому что на таких,  по обычаю,  природа отдыхает, и вот они-то и    хотят так, думать, думать,  что никому и ничего плохого в  этой   жизни  не сделали, никого не обидели и не оскорбили.  «Да, как и  могли-то?»


Read more...Collapse )

Aug. 2nd, 2018

Советский буржуа

Марина Леванте


  Эта смешная и несмешная одновременно,  история произошла в далёкие и не очень  далёкие, но незабвенные времена социалистического счастья, для кого-то,   оказавшегося настолько несчастьем, что он решил всё изменить в лучшую сторону, но не надо забывать, что для себя лично, а не для всей страны в целом, потому что многие уже потом, провернув эту авантюру в сторону желаемых    улучшений, оказывались далеко от того места, где, вроде, сначала им чего-то не хватало,  а потом  -   опять не было.  Но ведь и счастье не бывает для всех одинаковым, как и неумение наслаждаться тем,  что имеешь, или извлекать из негатива позитив, часто приводит таких людей к личному краху, когда порою, этот крах охватывает и тех, кто этого даже не желал, наслаждаясь тем, что уже   имел.


А ведь  говорят,  что умение найти позитив в любой ситуации это удел сильных.  Значит, исходя из этого умозаключения,  все недовольные той жизнью были просто слабыми людьми, такими вот,  вечно недовольными нытиками.


Read more...Collapse )

Jul. 31st, 2018

Рыцарь-импотент



Марина Леванте


У нас в стране, куда не кинь свой взор,
Что ни мужик, то благородный рыцарь- импотент,
Готовый женщину и на три буквы отослать,
И предложить минет ей сделать другу,
И даже руку помощи подать,
Узнав, что ей нужна поддержка,
Что означает,  дать  совет,
Где взять, чтоб перебиться, что б не сдохнуть,
Ну, на худой конец, предложит ей,
Чуть поработать поварихой,
Не на него, на друга своего,
На сто  процентов   зная,
Что и тот, как  все у нас  в стране,
Что не мужик, то рыцарь-импотент.


Мужик давно тут канул в лету,
Забыв, где этот  член,
Что на три  буковки зовётся,
Он только член всего-чего,
Член партии какой-то,
Член клуба сильных  мужиков,
Пропивших силу на арене жизни.
И тот свой член, оставив на дне рюмки.
Где резво плещется от градусов вода.


И тем ни  менее, у нас теперь
Ни  старикам почёт,
А мужикам, особенно, когда
Они одной дружиной,
Схватившись за руки, что те друзья,
Идут тараном на рутину,
Где нету места слабаку,
В   обличье женской юбки,
Где сила есть, ума совсем не надо,
И можно матом обложить,
Ту,  что помехой стала,
Не вовремя пришла домой,
Не села в нужном  реверансе,
Когда тот благородный импотент
Рассказывал ей басни - про силу,
Про уменье взять любой барьер,
Не только выпить литр водки,
Не только матом обложить,
Ту, что тащила еле ноги
После недели  трудодней,
А ты сидел на кресле вяло
И  молча пялился в глаза,
Заранье  зная,   что вот,
Сейчас, только скажи.
И будет   благородно
Отослана   она  туда,
Где даже  не бывала.


Read more...Collapse )

Jul. 30th, 2018

Игра в одни ворота


Марина Леванте



Игра в одни ворота никогда меня не возбуждала,
Когда на слово, фразу: "А давай,  поговорим"
Тебе в ответ -  гнетущее молчанье,
Когда  мне  хочется молчать  в ответ, но всё ж я говорю.


Я говорю о том, что это хамство,
Ведь каждая игра рассчитана не на одного,
Но, почему-то каждый раз бью по воротам,
Где нет ни вратаря, ни игрока.


Игрок покинул поле боя,
Ещё когда завидел диалог,
Назвав его игрой  в одни ворота,
На самом деле, просто условия игры вдруг изменив.


Ведь хам играть вполне себе он может,
Один и сам с собой,  поговорив,
Ему не нужен не собеседник умный,
Ему  не нужен даже друг.


Рождённый хамом,  остаётся эгоистом,
Не видя окружающих вокруг себя,
Что смотрят  на него и крутят пальцем
В височной доле, в которой у него болит.


Ведь то, что у кого вдруг заболело.
О том он и горазд,  поговорить.
Но только те, что поневоле,
Стали участником его игры,
Навряд ли скажут,
Что та  игра в одни ворота,
Для тех, кто  неизменно хам.


Всегда ведь можно и сказаться
Тем, что ты   выбыл ещё  из не начатой игры,
Чтобы потом же кто-то,
Не покрутил  у   той височной доли,
Где у кого-то, что-то иногда  болит.


И не назвал тебя бы идиотом,
Сказав, что сам же  напросился,
Когда молчал на фразу из игры.
Тем самым спровоцировав кого-то,
На то же хамство, хоть он и  выбыл  из игры.


                      ***


Read more...Collapse )

Jul. 29th, 2018

Суть едина

Марина Леванте



Сейчас весь интернет заполнен соцсетями,
Но разницы нет никакой,
Сидишь ли ты в фейсбуке,
Иль в одноклассниках засел,
Ведёшь, журнал, который, вроде, личный.
Успех самопиара везде один.


Ты не умнее, если на фейсбуке,
И, если в одноклассниках засел,
Лишь потому,  что, как котлеты жарить
С успехом можешь  рассказать и там, и тут.


Ты там, кто тут, что неизменен,
Два слова воедино не готов связать,
Крыть матом тоже можешь, будучи в фейсбуке,
Потом в журнал свой перейти.


Везде ты остаёшься тем, кем прибыл,
Уже не важно,  даже, хоть куда,
Котлеты, суп твои вкуснее не будут от того,
Что ты назвался вдруг с фейсбука.


Ведь суть твоих стенаний по котлетам,
Останется одна-
Что на жж,  что в одноклассниках,
Та, что в реальной жизни,
Хоть сильно отличается она,
Сластотерпиво приукрашенная  в виртуале,
Где умный,  может стать и дураком.


Зачем соревноваться в подлости,
В умении красиво матом обложить,
Жежист того, кто из фейсбука,
За то, что мало за политику сказал,
А больше про котлеты и про соус,
Что называется, каким он был,
Таким он и остался.
И  даже небольшой намёк на то,
Что, как-то,  он слегка не умный,
От жаренья котлет   его   не уберёг.


Read more...Collapse )

Jul. 25th, 2018

Россияне-страстотерпцы



     Для того, чтобы стать известным, и может быть потом знаменитым -     здесь, в России, надо находиться  - там, на Западе.


       Или, чтобы о тебе заговорили – здесь, снова в России,  надо сначала, чтобы тебя услышали там, опять на Западе.


    А лучше тебе, русскому человеку и вовсе не покидать чужеземных территорий, и писать-писать-писать оттуда, а  главное, с местом не ошибиться, которое тебе нужно будет зачётно лизнуть оттуда, попасть сюда, и стать своим на все сто, потому что оказавшись в реальности у себя и став полноправным своим,  о тебе, если уже до того знали, забудут сразу  - свой же.


Как веками нашего шпиона  –  там, холили и лелеяли отсюда, чествуя и награждая и ещё обещая… А,  когда тот возвращался с победой оттуда сюда, то зачастую не просто предавали забвению его   ещё  живое    тело, а подвергали остракизму, как предателя родины, на благо которой он только что работал и рисковал  собственной  жизнью,  и  это в лучшем случае, потому что в худшем, его казнили, забыв на прощание перед расстрелом,  назвать   хотя бы  героем невидимого фронта, и тут  же хоронили, как неизвестного солдата,  что называется, сразу придавали земле и забытию.


Read more...Collapse )

Jul. 24th, 2018

Высокомерие



 Как   часто люди говорят:


Вы так  умны, но я   умнее вас.

Ну вот, сейчас, и в этот час.

Умнее вас.


Что значит,  глупость дозволима,

Что ей простимо, тому, кто так умён,

Что даже вознесён

На пьедестал своей гордыни,

Высокомерием  обременён.

Мозгами обделён, но  так умён,

Когда не ровен час,

Сорвётся со скалы,

Упав в канаву.



Но даже лёжа на земле, и в грЯзи,

Он будет верещать о том, что так умён.

Что бог позволит,

Усевшись  на вершине славы.

И с завистью взглянув на мир,

Себя провозгласить  умнее,

Всех  тех, кого, к тому ж,  не знает.



Ведь только глупость маленького человека

Способна на такое, сказать, как он силён,

Являясь слабым, тем самым закрепившись

В статусе ущербности своей,

Сказав, как он велик,

И положив величие  своё на плаху собственных страданий.

Когда подняв себя, он опустил другого,

И тут же  оказался у подножия  тщеславности своей,

Завидуя другому.

Но  это же, какое   горе.


Так может быть,  не стоит,

Искать в других того, что нет.

Им,  говоря, что, как умны, но я умнее,

Чтобы потом не мучиться  от горя,

Которое  настигнет весь твой лик,

И пожирая  пламенем нутро,

Закроет  твой тщеславный   рот,
  И ты не сможешь даже,

Сказать, что и гордыни-то и нет,

Так,  глупость только,

Что бывает несусветною порой.


И не узнаешь, что был прощён  ещё вначале,

Лишь потому,  что  глупость это тот порок,

Что дан тебе с рожденья,

Являющийся  не пороком,

А   минусом твоим  огромным.


Read more...Collapse )

Jul. 22nd, 2018

Выжить, чтобы выживать




 Интересно, в какой момент человек начинает гнить изнутри. Сначала, уютно свернувшись калачиком внутри под сердцем своей матери, он чувствует себя полностью защищённым. Червяк, попавший в середину яблока, точит его изнутри, и плод портится, но не всегда снаружи. Его невозможно съесть, он имеет не лучший  вид, не так вкусен, как ожидал, взяв в руку красивый фрукт, который весь в червоточинах изнутри. Надкусив и увидев всю неприглядность содержания, ты выбрасываешь его на помойку.

А почему с человеком порою поступают точно так же, выбрасывают за ненужностью. Ту семечку можно ведь вновь опустить в недра, и вырастет новое красивое дерево, которое будет плодоносить и пусть даже через год, но  этот урожай будет наиболее богатым. И это будут спелые и наливные, красивые и сочные, правда,  потом опять  с червоточиной яблочки. Необратимый процесс гниения в природе, касающийся  и людей.

                                              ***

Read more...Collapse )

Jul. 18th, 2018

Вопрос на засыпку


Марина Леванте


  А почему вы,  не женаты,
   Не замужем вы,  почему?
   Ах, нет, как нет? Это ужасно!
   И нет детей, вот это да!
   Да и откуда, коли природа вас не одарила,
   Сначала мужем, а потом  женой,
   Чтобы один из них потом спросил бы:
   И всё же,  почему вы, не женаты,
   Не замужем вы,  почему?


  В конце-концов, зачем вы ещё живы,
   Не умерли ещё, ну, как-то так.
   Зачем вы пили, потом бузили?
   Вопрос, вообще-то невпопад, ну, как-то так…


  Вам бес смотрел зелёным глазом
   В ту рюмку, что налита была запросто так?
       - Ну, как-то так.
   Но это  факт,  что вы свиньёю были.
   И потому вопрос и вовсе невпопад.
   И это  тоже тот же факт.
     - Ну, как-то, так.


    - Нет, я так не могу и потому:


  Вопрос я задал, отвечайте,
   Вот почему вы здесь, не там, а тут?
   Я гений задавать ненужные  вопросы,
   Ответы,  на которые не знаю сам.
   Ведь всё так просто, почему вы, не женаты?
   А вы,  зачем не замужем ещё?


  Ну, почему же ваша жизнь такая?
   Моя не лучше, но я об этом помолчу.
   И вновь спрошу, чтобы казаться интересным,
   И разговор нескучный поддержать,
   Чтобы в глазах других не дураком сказаться.
   Задав вопрос, а что не так?


                                        ***


 На самом деле, нет тупее
  В жизни этого  вопроса,  
  А почему, вот так?
  А   почему не так?
  Того вопроса,
  На который ты и сам
  Не можешь дать ответа,
  Лишь потому,  что жизнь твоя
  Сложилась так.


Read more...Collapse )

Previous 40