?

Log in

No account? Create an account

Previous 40

Mar. 19th, 2019

Клоун в колпаке и с бубенцами


Марина Леванте


  Потухшая сигарета, дрябло мерцающая красноватым кончиком,  раздражала. Но больше понимание, что только что покурил, а привычка не вынимать изо рта свернутую  и набитую табаком  трубочку не давала покоя. Тяжко вздохнув, продолжив  нервно крутить между пальцев новую, только что вынутую из пачки, Давид Михайлович,  грустно приподняв коротенькие  брови, всё же щелкнул зажигалкой… Глубоко затянулся и выпустил сизое колечко дыма прямо в направленную на него камеру со словами:


           —   Кучки пьяных в хлам,  на тот момент,  может быть уже полицаев, но  они именовали себя айзсаргами,  окружили хоральную синагогу,  согнали туда  вместе с находившимися  уже там людьми,  окрестных евреев   и тех, кто пришел туда на молитву, заколотили досками окна и двери и подожгли…. тех,  кто пытался вырваться, расстреливали… немецких солдат  там не было…


Огонёк камеры продолжал мигать, кончик сигареты тоже, брови домиком  продолжали живо перемещаться по низкому  лбу, дым валил изо рта,  неспешная речь лилась рекой дальше:


Read more...Collapse )

Прощание


Марина Леванте


Я помнила тебя все эти годы,
Ты оказался самым худшим среди всех,
И это ведь нормальное явленье,
Когда мы помним негатив, не помня позитив,
И концентрируясь   лишь только на    плохом и мрачном.


Вот так и я, среди плохого, всё помнила тебя,
Твою натуру, которую  не поняла я  до конца,
Тот айсберг, чья вершина белым снегом,
Накрыла душу ледяным огнём,
Где места не было любви, и  меры счастья,
И даже так желанной всеми  теплоты.


В тебе я не узрела этих качеств,
Ты навсегда остался для меня
Тем айсбергом, что вечно мрачно тонет в океане,
Скрывая всю личину,  самоё себя,
Ту сторону одной медали,
Что глыбой айсберга ушла на дно,
Не всплыв, не выплыв, что б признаться,
Что был другой, а   не такой,
Как тот последний айсберг, потонувший  в океане.


Ну, что ж, мне всё равно,пришла пора прощаться,
С тобой, с той суетой, что мегаполис навсегда накрыла,
Что потонул в завесе дымовой,
Что  смрадом, будто  градом мир  побила,
Где люди толпами спешат, где будто камнепадом,
Жизнь всё бежит, бежит, бежит,
И  ты средь ней  песчинка в океане,


В том самом океане, где белый айсберг потонул,
Что был тобой, твоей вершиной,
Которую узнала я, познав весь негатив,
Что холод ледяной с собой, утратив чувства,
Принёс мороз, сковавший  всё вокруг,
Не радуя ни глаз, ни душу,
И будто бы  мороз в своих  объятиях,
Словно в клещи, зажал  ту  речку,
В которую я так и не вошла,
Надеясь, всё же, что однажды
Твой холод ледяной забуду,  навсегда.


Read more...Collapse )

Баран

Марина Леванте


   Сказать, что он  был полностью бараном, нельзя было, ну, таким тупым, вечно что-то  жующим и всё время   безрадостно  смотрящим на старые ворота, думая, что они новые.  Да, нет, в чём-то он был даже похож на человека.


А местами, или теми моментами, когда надевал свой самый лучший выходной костюм, коричневого цвета в узкую чёрную  полоску и начинал, что –то вещать в микрофон на камеру, так и вовсе он походил на снеговика, которому в центр его упитанной круглой физиономии воткнули не целую морковь, а её   обрубок и по бокам туловища вставили две ветки, но не с  зелёными листьями, а совсем голые,  которыми он даже не пытался размахивать, а как воткнули, так и стоял смиренно, всё напоминая доброго  снеговика, вылепленного детворой, и всё заученно, что-то наговаривая в микрофон.


Read more...Collapse )

Mar. 18th, 2019

Московский улей


Марина Леванте


Москва, знакомая деревня,
Где толпы не воспитанных людей,
Жужжат,  гудят, что пчёлы в улье,
Стараясь выпихнуть тебя,
Из массы полосатых бестий,
Что вечно злобно смотрят на тебя.


Культура  масс им не доступна,
Пчелиный отпрыск -  что герой,
Он,  хоботок  засунув гордо,
В карман чужой, совсем не свой,
Готов с усмешкой той же  злобной,
Дать той толпе  освоенный отпор,


Достав язык, что жало  пчёлки,
Толкнув соперника не в полосатый бок,
В упор не видя человека,
То ведь столичный коленкор,
Где хамство с неприличьем стало нормой,
Совсем не так, как принято считать,


Что,  то столичный град, ну, а на деле,
Знакомая деревня, будто бы пчелиный дом,
Наполненный не сладким мёдом,
А пчёлами, слетевшимися на него,
Что  свой характер злобный, готовы, будто  жало,
Достать, и в миг,  стать  из столичного пижона,
Тем кирпичом, что вечно украшает
Московский ряд, у старого кремля.


Где раньше было много грязи,
Но современность не добавила добра,
Оставив уровень деревни,
Где пчёлы в улье собрались,
Что б пожужжать и потолкаться,
Забыв, что в этом мире люди есть.


1.03.2019 г.
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219031801396

Память в сердце


Марина Леванте


А я, живя теперь  в России,
Домой, в Прибалтику хочу,
Где уголок я каждый знаю,
Но знаю, больше там меня никто не ждёт.


Нет больше той природы,  что бывало,
Украшенной моей прозрачною  слезой,
Слезой от счастья, что пускала,
Спускаясь с  дюн к брегам родным,


Где берег море омывало,
Где я играла на песке,
Где нету больше  тех желаний,
Что я рождала в голове,
Строя свой план  и совмещая
Его с тем местом,  где жила.


Убили всё,  мои желанья,
Мои стенанья по любви,
Оставив в сердце только память,
Что говорит теперь во мне,
А иногда и горько плачет
О том,  что больше не вернуть,
Ни тех песков,  ни дюн  песчаных,
А главное,  тех лет уж не вернуть,
Где юность с молодостью вместе
Шагали вдоль морских брегов.


Их нет,  как нет моих желаний,
Прожить всю жизнь там,  где жила.
Там нету больше того духа,
Которым думала, жила,
Там больше нет  друзей, знакомых,
Там прах родных рассеян над рекой,
Ушедший в ил, затянутый водоворотом.


Порушена не только мать-природа,
Те сосны,  те песчаные   брега,
Порушена сама моя надежда
На возвращенье прошлых лет,
Осталась только  память и воспоминанья
О тех годах,  что больше уже нет,


В которой я храню  те сосны,
Те синие морские берега,
Что омывала набежавшая волна,
Ту родину,  что я любила,
До слёз  щемящих в глубине души,
Которую    храню я в  самом сердце,
Которое живет,  пока жива и я.


17.03.2019 г.
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219031701272

Mar. 14th, 2019

Позор

Марина Леванте


Просто сижу я, смотрю в интернет,
Вдруг понимаю, что утро настало,
А на прогулку идти не досуг,
Можно сходить в коридор и не дальше.


Лишь потому что:


Проснулся, ласково потянулся,
Глянул с любовью мне прямо в глаза,
В душу нагадил, сходив в коридор,
Там облегчился, вот это позор.


Только не думайте, что был это я,
Это собака была и моя,
Та, что я вывел вчера на прогулку,
Ну, а сегодня  прошла та  пора.


Лишь потому,  что:


Проснулся, ласково потянулся,
Глянул с любовью мне прямо в глаза,
В душу нагадил, сходив в коридор,
Там облегчился, вот это позор.


Нет не позор, а всего лишь укор,
Мне, не ему, просто не нужно нести ерунду,
Сидя с утра на своём  же диване,
Глядя в экран своего же компа,
Где, разумеется, нет того нежного пса,
Думая,  время ещё не настало,
И  вместе гулять  ещё  не пристало,
В час, когда птицы проснулись давно,
Пёс хоть и  спал, не проспал всё же всё,
Молча сходив, обмочив коридор,
Я  же проспал  и вот это позор.


14.03.2019 г.
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219031400515

Mar. 12th, 2019

Задворки американизма


Марина Леванте
  Америка:   ковбои   — джинсы —  бомжы в этих джинсах и не в прериях, а где попало   — на улицах городов и на магистралях, а на магистралях, и на тех же улицах городов  —   рекламные щиты и снова:


Read more...Collapse )

Mar. 11th, 2019

Трактат о молчании


Марина Леванте



        Кто сказал, что молчание – это золото, а  следом, что не всё то золото, что блестит?


    Ну, положим, со вторым он не ошибся, и то, смотря о чём речь идёт, если не о ювелирных украшениях, а о живых  существах, то и тут весьма сомнительно, ибо иногда человек может блеснуть умом, добропорядочностью, что вовсе не означает, что на нём костюм из чистого золота или платье парчовое, расшитое тоже золотом,  а вот, с первым явно сильно промахнулся.


Потому что,  когда,  в каких случаях обычно молчат люди?  Ну, наверное, когда им нечего сказать, то есть сходу напрашивается вывод, что нет у них ни особого  словарного запаса, ни своего  мнения, ни тем более тогда  багажа знаний, которым он мог бы блеснуть, ежели ещё и ум отсутствует. Затем, когда он/она онемел от ужаса, удивления и  страха.  Так и остался стоять  с открытым ртом, ну хоть ни для того, чтобы пересчитать  всех пролетающих мимо ворон. А  ещё, когда он просто хам, потому что,  проходя мимо, толкнул кого-то плечом, не извинился и пошёл дальше.  И только очень в редких случаях ваше молчание могут  расценить,   как дипломатический маневр…


Read more...Collapse )

Человечьи души


Марина Леванте


Как странно, но  спустя года,
Я продолжаю слушать человечьи души,
Уже без той надежды, что тогда,
Услышать звон души щемящий.


Всё больше пустота звенит внутри,
И тишина не будоражит больше мысли,
Когда твоя душа полна той теплоты,
Что ранила,   как прежде.


Той, что чуть не сладкой болью,
Отдавалася во  мне,
Так редко это было,
Когда та человечья оторопь брала
При виде слёз в душе и криков боли.


Ведь та душа порой   молчала,
От горя зубьями скрепя,
И  скрип тот слышали скрижали,
И отдавалися   во мне,
Тем   тихим звоном,
Будто бы душа всё  говорила,
Будто бы  баюкая   сама  себя.


Но говорила, хоть молчала,
Или кричала, но не звенела пустотой!
Так было прежде, после,  всё сменяя
Те крики боли на молчаливый фарс,
Всё меньше даже говорили,
Те человечьи души, что я слушаю сейчас.


Не дав войти в тот древний  штопор,
Что навсегда обрёк молчать,
Черствея молча и в печали,
И всё не слыша отголоска душ.


Тогда, когда ты видел спины,
Что гордо поворачивались  вспять,
Желая дать тебе   понять,
Что их лицо гораздо жёстче.


И понимание пришло,
Так долго,  нудно объясняли,
Пиная грудь, живот и рот,
Не оставляя даже зуба,
Чтобы вкусить потом ты смог,
Плоть, кровь, что называлась человеком.


И ты завыл однажды дико,
От пониманья, что жестоко,
Те спины били по плечам,
Пытаясь выбить землю, волю,
А лишь убили теплоту.


Read more...Collapse )

Mar. 9th, 2019

" Не разбивающиеся стереотипы"


Марина Леванте  


    Как  легче жить и справляться с  какими-то проблемами в жизни  —   думая или всё же  не думая, анализируя происходящее или полагаясь на чей-то опыт,  чтобы свой не оказался таким же горьким,  и   придерживаться каких-то правил, основанных на этом опыте, без учёта своих личностных качеств, лишая себя,  таким образом,   личного отношения ко всему происходящему, и   ориентируясь на выработанные человечеством уже вековые   догмы, называемые стереотипами? Так,  как проще ? И что такое вообще, эти стереотипы,  как  рождаются,  так называемые,  общественные стереотипы?


       Наверное, всё же  путём выведения каких-то закономерностей на личном опыте чьих-то наблюдений.


Но,  кто-то, услышав данную версию появления стереотипов в жизни людей,    возразит, сказав, что  общественные стереотипы,  это   результат опыта выживания в предложенных конкретных условиях.


Да, разумеется,    это  опыт,   который не возникает ни   вне и не  помимо самой жизни, но речь всё ж ни  о том,   а   откуда они берутся, шаблоны, с которыми удобно жить, не выдумывая чего-то своего собственного, как поставить на конвейерный поток производство одной вещи.


Read more...Collapse )

Mar. 5th, 2019

" Природный катаклизм"


Марина Леванте


Сегодня утро, что вчера,
С одним отличьем, что весна,
Зима успешно миновала,
Даже не оставив нам следа,
Весна, капель, или дождь противный,
Стучит с утра в окно столь заунывно,
Что хочется спросить: так в чём дела?
Что стук сей водяной сегодня означает?


Нет солнца, значит это не капель,
А дождь, что заунывно, громко лая,
Будто соседский пёс в угаре,
Стучит по окнам, залетая в рот,
Всем  тем, кто продвигается вперед,
Считая сапогами лужи,
Куда накапал этот ветроград.


Совсем он не  похож на новое весны цветенье,
Всё больше напоминая осень и потоп,
Когда и впрямь ты сапогами месишь лужи,
И даже не считая, сколько раз
Ты утонул, потом ты выплыл,
Из осени попав в весну.


Весну-красну, что больше осени подобна,
Когда и  голову хватаешь ты рукой,
Она болит, от осени, от слякоти, от жизни,
Что вечно осень, а весна -  порой,
И хорошо ещё, что зимы столь же редки,
Что наша смерть, которая проходит стороной,
Коль ты весну за осень не имеешь.


Хотя, она что осень, что зима,
Стучит, гудит, и в окна старой веткой машет,
Но то природы катаклизм очередной,
Не дай ему  залезть себе же  в душу,
Просто всегда ты помни, март всегда весной,
Пусть даже вьюга вдруг окутает дороги,
Пусть в лужах ты потонешь навсегда,
И солнце спрячется, уйдёт с дороги,
То происки природы, мать её возьми!


Read more...Collapse )

Mar. 4th, 2019

Поэт и покемоны


Марина Леванте


   Жил на свете поэт, не Саша Пушкин и не Миша Лермонтов, потому что был это давно  не 19-й и не   20-й,   а 21-й век, но,  тем не менее, сочинял он,  этот поэт современности, таковым себя,  правда,  не считая, неплохие стихи, часто наполненные смыслом и правдой   жизни, говоря в них о том, что  память всю свою убить нельзя, хотя  почему же,   изволь,  и  с ней умрёт не только боль! И это потому, что есть в жизни  то, чем память дорожит, тем, от чего светлее жить!


Его  слова находили отклик в сердцах многих, кто-то, правда, не соглашался полностью, и оказывался прав, но возможно, потому что считал, что время вовсе не лечит, а становится только больнее по прошествии лет, а  кто-то думал, что  время  всё же может излечить,  и хоть  память есть, но  боли нет, наверное, забывая о том, что кроме физической, человек способен испытывать и душевную боль. Но один почитатель этого поэта довольно резко заявил автору, сказав тому,   напрямую:


           —  Ни черта оно не лечит, как бы ни старался, во всех смыслах оно калечит, причём, всех без исключения, и тех, кому память и совесть не мешает жить тоже.


Он не знал,  этот почитатель поэтических опусов, написанных  в  21-м столетии,   о том, что все слова этого автора  шли вовсе не от  его сердца, он просто придерживался библейских постулатов,  зная одно и наверняка, что:


Read more...Collapse )

" Свобода-урода"


Марина Леванте


Свобода, свобода, - сказала урода,
Свободы вам мало, её я вам дам,
Вы сможете выбрать меж смертью за кадром,
Иль спину согнув на меня и всех тех,
Кто дал вам свободу, сказав, что урода
И есть та   свобода, где вы молодца.


Урода для тех, кто как будто,свободно не пожил,
Свободно от власти  и  от  сладострасти,
Не мог он свободно оценку всем дать,
Всем тем, кто свободы не видел в природе.
Ему так сказали, что он человек,
Надев при рожденье  ярмо от урода,
Назвав то свободой  от рабских  кандал,
А он и поверил,  кому так сказали,
Ведь той он  свободы нигде не видал.


Как может народ быть свободен от тех же уродов,
Что правят страной, называя  такое, правленьем страной,
Свободной страной от угрозы смиренья пред флагом,
Что кровью залил всем глаза,
Сменив серп и молот на птицу в полёте,
Сложившей неверно свои же крыла.


На этом свобода от  тех, что могучи,
Закончилась в раз и уже  навсегда.
Сначала  свободны от красной угрозы
Мы не были вечно, но жили же, как!
Теперь не свободны от собственной правды,
Той правды, что нету  свободы,
Сколь долго её ты вокруг  не ищи.


Ты, словно моллюск в мировом океане,
Где не свободен от водных пучин,
Не станет воды, ты в ракушке издохнешь,
Иссохнешь, как тот мировой  океан.
Испортят тебе же среду обитанья,
Хоть ты такого явно же не просил,
Ты тоже издохнешь, пусть медленной смертью,
И  тоже ты этого не выбирал.


Read more...Collapse )

Mar. 2nd, 2019

Смерть, что не напрасно


Марина Леванте


Смерть не приходит к нам напрасно,
Смерть, это  тоже наша жизнь,
Её конец, её начало,
Просто мы  всегда желаем жить,
Когда ничто ещё не начиналось,
Нам говорить о том, что вот, пора,
Пора закончить, и не начиная,
Продолжить  жить, как смерть пришла.


Но смерть приходит   не напрасно,
Ведь это тоже наша жизнь,
Просто всегда она ни  кстати,
Когда бы к нам она пришла,
Её не ждешь, ни при рожденье,
Ни при своём перерожденье,
Не смотришь на нее, как на продолженье,
Той жизни, что началась с неё.


Ведь  просто ты,  рождаясь вечно,
Не знаешь, что столько раз еще умрёшь,
Что не успеешь вновь родиться,
Когда она к тебе придёт.
Придёт, протянет молча руки,
Сказав, что это не конец,
Что смерть приходит не напрасно,
А для того что б смог понять,
Что это жизнь с её  началом,
Где есть всегда один конец.


Но, если ты посмотришь смело,
Той правде, что всегда есть жизнь,
То ты поймёшь, что не напрасно,
Сначала жил, когда родился,
Потом не умер, просто смерть пришла.
То было новое начало,
Той жизни,  где  ещё  не умирал.
Возможно, всё  что было, было не напрасно,
И жизнь,  и смерть, что зиждилась всегда,
За тем окном, где утро просыпалось,
Потом его сменял закат.


То тоже было жизни возрожденье,
После заката солнечного дня,
Когда на утро солнце ярко слепило спящие глаза,
Но ты не думал, что ты снова умер,
Лишь потому,  что день настал,
Забыл, что следом ночь прибудет,
На смену пройденного дня.


Read more...Collapse )

Feb. 28th, 2019

Жуткая правда о золотом ключике


Марина Леванте


    Во все времена писателями создавались вымышленные истории, но основанные на реальных событиях, герои этих и других рассказов и повестей  имели своих прототипов, реальных людей из реальной жизни. И часто придумывались сказки, которые не всегда предназначались только для детей, но и служили неким напоминанием взрослым людям, что в любой сказочной истории заложена иная подоплёка, намного серьёзнее и глубже, чем может разглядеть ребёнок.


И то, что из года в год, из века  в век порою переходила такая правда жизни, описанная в сказке, но отразившая горькую реальность наших будней, не было каким-то из ряда вон выходящим явлением.


Read more...Collapse )

Feb. 26th, 2019

Чуждая удача


Марина Леванте


Ложь и обман, две спутницы удачи,
Но кто-то вам пытается соврать,
Ваш горб тому подача.
Не подставляйтеся ему,
Ведь может тот взобраться быстро,
А скинуть трудно седока,
Он прочно сядет с вами рядом
И поведет вас в никуда,
А вы почувствуете силу,
Но не   свою,  а ездока,
И горб ему ваш не опора,
Он лишь уселся на него.


Пройдет пора, и вы согнетесь
Под тяжестью не вашего добра,
Ведь,  потому что, пока ты на коне,
И  я  сижу с тобой в седле,
Но как только конь упал,
Я не то, что седло взял,
Я тебе руки не дал,
Чтобы ты хоть как-то встал.


Кинул, бросил и пошёл,
По дороге встретил,
Обернулся и ушёл,
Больше не заметил,
Время вышло, карта бита,
Разворот к тебе пошёл
Вдруг ты вспомнил, что ушёл,
Когда козырь крытый.


Ты,  побыв  тем седоком,
На минуту  понял, что не стоит быть конём,
Что тебя невольно сбросит,
Лучше просто помни, что всегда,
Можешь быть покинут,
Той рукой, что  тянула стремена,
В образе обмана, когда удача предала тебя,
А ты того и не заметил,


Вот, потому   ваш горб тому подача.
Не подставляйтеся ему,
Ведь может тот взобраться быстро,
А скинуть трудно седока,
Он прочно сядет с вами рядом
И поведет вас в никуда.


Read more...Collapse )

Музыка


Марина Леванте


Шарманка. Музыка играет.
Скрипичный ключ в ночи повис.
Я думал, это всё  святое,
А  это просто мой сиди.
Но мрак ночной всё перепортил,
Я стал всё  видеть и не так,
А чем он хуже, мой приёмник.


Всё тот же звук в ночной тиши.
Лишь нет смычка летящего, как ветер,
Нет пианиста, исполняющего ряд,
Шарманщик те же звуки исполняет,
Но всё  это видение на взгляд.


И вновь: Розы, музыка, аккорды,
Ваза, лист,  опять аккорд.
Всё  несётся в круге первом,
Возвращаясь на свои.
Рядом пегая лошадка,
Разноцветная дуга,
И звенит тот колокольчик,
Что так бьётся по душе.


Вновь аккорд,  и вновь лошадка,
Звон,  заливистая трель,
Как же может быть так сладко
От понятия   души. И не важно, что играет,
То ль шарманка, то ль душа,
То ли мой,  ночной сидюшник,
То ведь музыка одна, благоговейная она.


25.02.209 г.
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219022501449

Кокотка


Марина Леванте


В 60 годков он был кокеткой,
Кокеткой сильно возрастной,
Но больше был он все ж кокоткой,
Все думая,  что всё такой же  молодой,
Когда жеманно строил рожи,
Пытаясь выглядеть юно,
Но больше походил на кожу
Которой был обтянут старый стул.


Но всё    равно он что кокотка
Пытался завоевать весь мир,
Забыв о том,  что и не молод,
И что в душе таки раним.
Ведь мир не очень милосердно
Смотрит на тех,   кто  перешёл барьер.


Тот возрастной барьер,  что позволяет
Держаться с особой статью мудреца.
Когда ты помнишь,  что  уж, не кокетка,
Что то  удел того глупца,  что позабыл,
Что возрасту присуще масса качеств,
Которыми не обладает молодой.


То молодости дозволимо
Кокетничать, играть с  судьбой,
Не зная,  что   жизнь, которой наделила
Тебя природа от души,
Столь быстротечна,  быстро проходима,
Что на кокетство времени и нет.


Пока ты будешь изображать кокотку,
Кокетничая будто не мужик,
Пройдут года, и станешь ты совсем уж тряпкой,
В которую лишь с уваженьем
Можно будет  сунуть свой сопливый нос,
Сказав,   простите,   вы ж кокетка,
Сморкнуться смачно и забыть.


Про возраст,  что из уваженья
Достоин   многих поклоненья,
За ум,  за мудрость без прикрас,
А не за имидж из кокетства,
Что ты надел на свой же лик.
Не будучи давно младенцем,
А стариком для поклоненья.


24.02.2019 г.
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219022401755

Feb. 19th, 2019

Самонадеянность


Марина Леванте


Она была настолько уверена в себе, а правильнее, самонадеянна, уверена в своих чарах, будучи обладательницей смазливой внешности, такой милой мордашки очаровательной кошечки, с мягкой грациозной фигуркой, что считала, что все двери в этой жизни открыты исключительно для неё одной, и даже стучаться не надо, её внешность была таким пропускным талоном ко всем прелестям и удовольствиям этого мира. Оставалось только найти проводника, экскурсовода, который согласиться показать ей висячие сады Семирамиды, отведёт к пирамиде Хеопса, познакомит с Колоссом Родосским и статуей Зевса в Олимпии, и, положив все семь чудес света к её ногам, зажжёт Александрийский маяк, который осветит ей дорогу к её заветным мечтам.


Чтобы всё произошло сады, статуи, пирамиды, она переименовалась из просто Жени, в Дженни, и с этого момента уже полностью обрела уверенность в себе, называемую самонадеянностью.


Не зная, к чему приводит обычно такой статус непогрешимости, продолжала уверенно идти вперёд, в поисках своего экскурсовода, твёрдой рукой отметая по дороге не достойные её самонадеянности варианты, не способные одарить её семью чудесами света.


Read more...Collapse )

Feb. 16th, 2019

Унитаз под потолком


Марина Леванте  


           Уже давно высоко к облакам взлетело веселое солнышко. Ласково помахав лучами, согрело землю. Лёгкий ветерок, словно морской бриз, разогнал набежавшие случайно облачка. А они только попугали своей синевой, а дождём даже и не собирались разливаться. Конечно же, это было жаркое лето, про которое столько было  спето и написано,  про то, как  откуда-то сверху смотрело вниз солнце, жаркое солнце,  а внизу зеленела  сочная трава, а потом  искрилась и блестела река, несущая свои  тёплые воды,  куда-то вперёд, в неведомую даль,   где  резвились ребятишки, деревенские мальчишки, которые   бегали и смеялись, окатывая друг друга волнами радости и смеха.   Короче,  всё было, как всегда,  природа вошла  в свои законные  права, означив наступивший новый период, а люди подчинились ему   и согласились.


Read more...Collapse )

Feb. 14th, 2019

Мужик-многочлен


Марина Леванте


     Схватился за первую попавшуюся тёлку, потому что терять уже было нечего, нужно было срочно  повышать статус мужика-многочлена, да и просто мужика,  потому что мужчиной никогда и не был,  тем более, что подкатывать к тёлочкам никогда не умел, тут не хватало смелости, так что, если дадут, так дадут, и потому было уже всё равно, кто даст. Хотя раньше, вот даже на примере собственной жены-красавицы, не всё равно же было, к кому под юбку залезу, впрочем, тут руководствовался будущей витриной своего благополучия, как состоявшегося мужика. И посему, чтобы заполучить витрину, матом не крыл, ни-ни, что вы-что вы, был интеллигентно  образован и культурен, и даже уже после того, как всё состоялось, и я её захомутал, просто феерически повезло, то ли всё же дурой была, как и все красивые  женщины, то ли слишком наивной оказалась, поверив в мои чувства к ней и потому пришлось поддерживать созданный имидж, такого  интеллигентишки, являясь на самом,  деле кобелём-дворняжкой.


        А кобелём-дворняжкой я был потому, что, как говорил, всё равно было какую бабу оприходовать, лишь бы статус свой поддержать, многочлена, да и оставаться в глазах окружающих образованным, отстаивающим права других людей, сидя на различных заседаниях, и крича громче всех, потому что за это же ещё и платили, о том,  как обидели евреев, сам,  будучи евреем, потому и обидели, ясное дело, зачем от общего стада отбиваться.


Read more...Collapse )

Feb. 12th, 2019

БОЛЬ


Марина Леванте


Я устала бороться, сражаться с тем миром,
Где жила и встречала закат и рассвет,
Где познала не только любовь и признанье,
Но и ненависть  самых мне  близких   людей,
Тех людей, что отрыли мне двери и окна,
В мир, в котором пока я живу,
Не давая возможности видеть всё  это,
Как  я   вижу,  и как я  хочу.


Потому всё мне это потом обернулось
Болью, тягостью  в грустной моей душе,
Тем каскадом, не чувств, что ударил по мне,
По рукам и ногам, по всем точкам во тьме.
Что болели во мне много дней,
Длинных, долгих бездонных ночей,
В каждой точке, в каждой  клеточке, в каждой фибре моей,
Отдаваясь   в  душе, что кричала во мне,
От того что и в   теле было больно везде.


Было больно рукам, было больно ногам,
Невозможно стоять, невозможно  кричать,
Только смерть призывать, воплем зверя орать,
Семь кругов, и чертей, что от Данте пришли,
Вглубь  души, уж,  настолько они   вошли,
Что давно нет тех лет, ровно семь раз рассвет,
Возникал, угасал, семь годков вспоминал,
Что уж   лет эдак,  пять, будто время всё вспять,
И нигде не болит, а фантом всё кричит,
И  во мне всё болит, ни о том говорит,
Но  не хочется  мне  верить в то, что та боль,
Не прошла стороной, стала снова со мной.


Read more...Collapse )

Feb. 8th, 2019

Это нормально?


Марина Леванте



«Мы не сделали скандала, нам вождя недоставало,
Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков,
Но на происки и вредни сети есть у нас и бредни,
И не испортят нам обедни злые происки врагов.»


( «Письмо в редакцию телевизионной передачи «Очевидное – невероятное»
            В.С. Высоцкий)


   Давно Яшка Плинер хотел высказаться по поводу человеческой нормальности, он  много думал над этой темой, и хоть не являлся психологом, наконец, решил  сказать всё, как есть...


     «А что же это такое,  эта  нормальность?» —   начал он с вопроса, который сам себе постоянно задавал и не на пустом месте, общаясь постоянно с разными  людьми, и всё время,  не понимая их поведения. Сам-то он, был  глубоко-порядочным человеком и совсем не глупым, а иначе, зачем всё спрашивал себя и спрашивал, а,  что же это такое, человеческая нормальность.   И всё   так и  не находил   ответа,  и потому решил начать со своих друзей и знакомых, благо  их у него было много, и среди них был даже один психиатр, но все они, по его мнению, были не нормальны, ну, за исключением того, психиатра, этот сам определял, кто нормален, а кто нет.


Read more...Collapse )

Feb. 5th, 2019

Люди и людишки


Марина Леванте


  Уже очень давно в мире людей произошла подмена понятий, и добро стало называться злом, и наоборот, злые поступки стали именоваться добрыми.  Но мир не перевернулся. Он остался прежним.  Только  люди стали из людей людишками, из человека человечишками. Но они этого не замечали,  произошедшего диссонанса, ведь  солнце по-прежнему продолжало светить, луна,  как и прежде, занимала  своё место на небосводе в положенное  ей время, и даже те самые люди,  продолжали двигаться, дышать  и жить, им не стало хуже от того, что теперь зло они принимали за добро, а добром называли зло.  Они просто стали лицемерами, не захотев признаться в этом даже самим себе.


Порою,  оставаясь вроде  добрыми, они ещё помнили, что это когда-то было хорошо, а  не наоборот, они фальшивили, желая и даже,  может быть,  пытаясь делать добро, но только лично для себя, чтобы знать, что они хорошие, раз ещё умеют делать добро.


        А что такое доброта, что характеризует добрые или хорошие поступки? Ведь каждый понимает это по-своему, потому и с такой лёгкостью произошла подмена понятий,  и зло стало называться добром.


Read more...Collapse )

Feb. 4th, 2019

Пустые слова


Марина Леванте


Когда вам говорят, поможем,
Не верьте в искренности слов.
Слова бывают лицемерны
И ложь тому всегда  виной.


Ведь помогают не сократы,
А те, кто рядом должен быть,
Но жаль, что этот, кто лукавит
Затягивает песнь о том, о сём,
А по большому счёту ни о чём.


Его презренное начало
Ушло корнями в ложь и бред.
Не надо верить слову рядом,
Идущему тебе порой  во вред.


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219020301656

Распоясался!


Марина Леванте


  Он сидел на возвышении и молча,  с укором наблюдал за тем,  как по кухонному столу передвигались  чашки и блюдца, насаживался на кончик вилки очередной лакомый аппетитный кусочек и потом плавно перекочевывал в чей-то  жующий рот.
Периодически Василий опускал взгляд своих жёлто-зелёных глаз в  тарелку, стоящую рядом с ним,    и   не наблюдая в ней того же, что было на столе напротив, шевелил белесыми бровями, но продолжал всё  так же спокойно, правда,  уже с наполняющим  всё  его существо праведным гневом,  наблюдать дальше.


Мысленно он прикидывал, как ещё  долго, вот так, вот,    нагло,  будут не затихать звуки, напоминающие какой-то шелест или даже лёгкое грохотание, раздражающие не его тонкий слух, а напоминающие ему  о недополученном им  утреннем удовлетворении.


    «Так нельзя, день не задался!»   —    говорил  он  себе.


Поэтому он  ещё   пристальнее   уставился в покачивающийся перед ним   затылок и подумал:


     —   Вот, если бы всё  происходило именно так, в таком режиме ожидания, лет  эдак,    пять,   назад, то он  прибывал бы  и дальше  в состоянии константы.
Но годы идут и теперь он уже не тот, а умудрённый не только жизненным  опытом, но и отягощённый    своими внушительными размерами и  шуточки с ним  плохи, «не проханже» такие варианты, невнимание  к его особе,  можно и схлопотать,  и  не мало.


Read more...Collapse )

Feb. 2nd, 2019

Схоластика во имя себя


Марина Леванте


   Мила с серьёзным видом подпёрла сухой рукой морщинистую щёку, поправила очки с сильными  диоптриями, за которыми   скрывались её круглые светлые глаза, увеличенные минусом шесть,  всегда жаждущие новых познаний,  и, задумалась.


По комнате разносились  звуки,  знакомого до боли,   голоса, сопровождающего передачу про здоровье,  что   вошла  в каждый дом советского человека,   а потом плавно перетекла  в квартиры  российских  граждан  нового государства, которую и  возглавила  уважаемый  доктор со многими степенями и званиями Елена Васильевна Малашева,  чьё симпатичное доброе лицо стало символом-панацеей для болящих и жаждущих  быть здоровее, чем уже есть, а иногда и  для тех, кто хотел бы  жить вечно. Она, вещала с экрана,  словно батюшка в церкви во время службы или  на исповеди,  такими же интонациями, наполненными благочестием, когда тот   обещал, что всё сбудется, надо только потерпеть, а пока, ну, что поделать,   ступай с богом сын или дочь моя.  И  они,  эти сыновья и дочери шли, крепко зажимая подмышкой Библию, учебник, из которого было ясно, что всё у них будет, но только, как сказал священник, чуть позже, не важно, что у его брата, свата, у соседа уже всё есть и прямо   сейчас.


Read more...Collapse )

Feb. 1st, 2019

Индюк


Марина Леванте


Как долго бы индюк, рядившийся пингвином,
Не говорил, что он пингвин,
Пингвином он не станет, это правда,
Та  истина, что не доступна индюку.
Индюк ведь что? Когда подумал,
Взмахнул  крылом и в суп попал,
Сварился там в бульон отличный,
Так и оставшись индюком,
Который думать не привык,
А лишь мечтать, как стать пингвином,
Такой же важности в быту,
Будто бы  во фрак оделся
И в белую  манишку нарядился,
И с хохолком на голове,
Считая то своей короной.


Но будучи тем индюком,
Который лишь по собственной вине в супу варился,
Потом опять не в свой наряд рядился,
Всё так и думая о том, что не индюк,
Что  птицей важного полёта  уродился,
Своими же делами вовсе не сгодился,
Вечно доказывая факт, что сам дурак,
Хоть и  в манишке, и при котелке,
И даже при короне на своей  дурацкой голове,
В которой, сколько бы пингвином не рядился,
Мозг индюшачий, что нигде не пригодился,
Ну, если только для того, что бы  взяв старт,
Взмахнуть пером, и стать тем блюдом для того,
Кого нещадно повторял, не будучи героем,
Не обладая качествами тех,
Что даже не пингвин, а человек.


Read more...Collapse )

Jan. 30th, 2019

Заброшенный флюгер


Марина Леванте


       Каждый раз  ранним утром маленькая девочка, выходя во двор, высоко запрокидывала голову, прищуривала глаза от слепившего яркого,  солнечного   света и пыталась увидеть,   в каком направлении повернулся сегодня флюгер, находящийся на железном шпиле невысокой двухэтажной дачной постройки, чтобы точно знать какого дуновения ветра сегодня ожидать.


Получив точную информацию об    ожидающихся погодных условиях,  она  в радостном  предвкушении  вбегала обратно на веранду,  украшенную   окнами со стёклами  из    мелких   красочных   витражей, синих и зелёных, жёлтых и красных,  будто разноцветные солнечные зайчики  расположились между деревянными  рамами, и  где внутри,  за длинным  дубовым  столом уже сидели все члены её  многочисленного семейства, а     вокруг  всё  дымилось, искрилось, бурлило  и булькало,   наполняя     вытянутое    узкое    помещение    многообразными     запахами, которые   источал приготовленный  заботливой рукой пожилой женщины,  завтрак.


Read more...Collapse )

Jan. 27th, 2019

Сплошные разочарования


Марина Леванте


   Стояла посреди небольшой  опушки леса огромная сосна, стояла и никому не мешала, качая из стороны в сторону своими мохнатыми игольчатыми ветками в такт лёгкому ветерку, затерявшемуся в её кроне,   стараясь сильно не сгибаться под порывами сильного  ветра, когда порою  настигали ураганы и просто  непогода с ненастьем накрывала не только эту опушку, а и   весь этот бесконечный, непроходимый   лес.  Но однажды откуда не возьмись,   пришёл в этот лес  дровосек и молча, не спросясь, срубил могучее, старое,  но полное ещё  сил  дерево, и опушка сразу опустела и осиротела, лишившись своего главного украшения, огромной сосны, которая,   оказывается, своими ветками с сосновой хвоей   и висящими на них   буровато-коричневыми шишками,   создавала в том месте   тенистый рай, куда в жаркую погоду приходили  люди,  чтобы полюбоваться на само дерево и посидеть в его тени,  укрывшись от зноя и  солнца. Но произошли такие вот изменения, когда до того была на опушке леса  сосна, а потом её не стало, как и   всё в этой жизни меняется и не стоит на месте, принося с собой массу разочарований. Вот и могучее дерево,  которое сначала    одному мешало, доставляя ему кучу разочарований с неудобствами, а другому нет, а  даже больше, оно,  это сосновое чудо приносило  пользу, создавая уют и приятную атмосферу среди лесной природной  первозданности, а следом тоже привнесло  разочарование своим отсутствием на привычном месте.


Read more...Collapse )

Jan. 25th, 2019

Люди-обезьяны


Марина Леванте


Как люди всё ж на обезьян похожи,
И в качествах своих, и в жизни, и в любви,
А  в жадности своей они
Приматов так и вовсе  превзошли.


Что делает с людьми мартышья жадность,
Когда они палатой номер шесть,
Готовы  в суд  явиться,
Чтобы  качать свои права,
Которые  давно попрали  сами.


Они готовы от несчастья,
Уж  хуже жадности нет ничего,
Себя и заодно  других подставить,
Чтобы смотреться хуже дурака.


Как та мартышка, что от жадности великой,
Забралась на верхушку пальмы,
Желая с дуру съесть банан,
А  съела только кожуру от этого плода.


Но, как известно, жадность до добра
Не доводила  никогда,
До преступления и до исступленья только,
Когда нет сил уже и  поступиться чем-то,
Ведь совести как таковой давно там нет.


Вот и готовы они  все вместе, дружно,
Словно бы  больные, из палаты номер шесть,
Прийти на суд, кусая локти,
И  волосы на заднем месте  рвя,
От безысходности своих несчастий.


Когда ведь знал,  что ты совсем не прав,
Пойдя  сначала  на обман, потом  на кражу,
Хотел последнее сберечь,
Из тех запасов, что припрятал,
А оказался вовсе ты дурак.


Ещё какой, дурак,  что неспособен,
На преступленье не пойти,
Ты лучше будешь той мартышкой,
Что сидючи верхом  на пальме,
Пыталась съесть чужой обед.


А коли обезьяны на людей похожи,
То и сам бог велел им там сидеть,
Сидеть на дереве высоком,
И всё считать  себя честнее всех.


Read more...Collapse )

Jan. 23rd, 2019

В Москве, но вне России





«Равнодушие верующих — вещь гораздо более ужасная, чем тот факт, что


существуют неверующие…»


            (Священник Александр Ельч)


   Алёна, живя вдали от  отца, с матерью, как говорил сам Игорь Владимирович, во всём  походила на него, была такая же неприхотливая  в быту, многого ей от жизни не надо было, короче, полностью была папиной дочкой, а   тот тоже вёл почти спартанский образ жизни, и в 22,  так как ничего  не видела до того   в жизни,  не успела просто, не только не хотела, как папа-спартанец, с подачи своей матери  отправилась   в Египет по туристической путёвке, в то время, как  отец поехал  отдыхать всего лишь  на дачу в Подмосковье.


Там, на южном курорте  совсем ещё юная   девушка,   познакомилась с молодым человеком, каким-то местным,  во всяком случае, с  парнем южных кровей, который, как потом стало известно, был  родом из Иордании,  влюбилась, и дело молодое,  не хитрое, вернувшись обратно  на Родину, через какое-то время вступила  в законный    брак с иностранным гражданином, по имени Мохаммед.


Пышной свадьбы не было, она же была папиной дочкой, потому молодые   только без какой-либо помпы  расписались в местном ЗАГСе, и все  гости и родители  поехали в Измайловский парк на шашлыки.


Read more...Collapse )

Jan. 22nd, 2019

Лицемерность


Марина Леванте



Когда  общаешься с людьми,
Не ради дружбы и любви,
А  ради  дел и не насущных,
Ты будь готов к той лести и не из-за любви,
И к зависти, что не  по чести.
Когда тот лицемер тебе в лицо
Заявит о любви и дружбе,
А  сам кулак сожмёт в руке,
Что значит,  удостоишься  ты  лжи,
Не чести и полусогнутой спины.


Но лишь позицию ты сменишь,
И из довольного   судьбой,
Ты превратишься в низшего из низших,
Как тот кулак разверзнется рукой,
Но не  готовой к помощи убогой,
А к развороту полностью спиной,
Когда клинок вставляют молча в спину,
Только в поклоне гня её перед  тобой.


Возможно, путать нам не надо друзей,
И тех, кто затесался к ним, назвавшись другом,
Ища лишь выгоду себе, тот лицемер,
Что другом быть не может, а поклоняться будет,
Даже ты не смей, подумать неожиданно иначе,
Когда он руку, что зажав в кулак,
Как руку помощи и дружбы,
Протянет, а ты  возьмёшь  её  в свою,
Когда обжегшись на мякине, он проведёт тебя,
А ты никак, не сможешь снова, выбрать
Между другом и тем, кто кулаками метко бьёт,
Порою,   попадая прямо в сердце,
Откуда брызжет кровь и жилы рвутся,
От осознания, что вновь попал,
В капкан безудержного счастья,
Когда решил, что это друг.


Read more...Collapse )

Докопался!


Марина Леванте

  Как только я устроился на новую работу, имея горький опыт с прошлой, когда был просто нагло уволен по доносительству одного из своих тогдашних коллег, а, учитывая всю не лучшую сегодняшнюю   ситуацию в стране, и почти стопроцентную безработицу, я не хотел повторения,  то  есть попросту не желал вновь остаться без работы  и снова  искать новую, и потому, зная, что раз вооружён, значит,   опасен, только вот для кого опасен,  тоже хороший вопрос, но тогда я этим вопросом не задавался, я    начал свою бурную деятельность по копанию. Нет, я не устроился в эту организацию копателем, я просто хотел знать, с кем общаюсь и что от них можно ждать,   если что, какой подлости, какой подножки.


Единственно, что я для себя уже уяснил, накопив горький опыт общения с коллегами с других рабочих мест, что на работу ходят для того, чтобы работать, а не  для того, чтобы  дружить, как и то, что коллег по работе, как и собственных родителей и   своих же детей,   не выбирают, а   какие уже  есть, с такими и общаются.
Но этих трезвых выводов лично для меня оказалось явно недостаточно, чтобы тихо сидеть, работать, отвечать  по   своим должностным    обязанностям   и не рыпаться без дела, и потому я всё же   начал копать.


Read more...Collapse )

Jan. 19th, 2019

ПРО ТАРАКАНОВ


Марина Леванте


Захожу я в туалет,
Вижу таракана
И  хватаюсь  за штиблет,
Но тут  я  вспоминаю,
Сколько долгих зимних лет
Прожили мы вместе,
Тот усатый, что сосед,
И мой золотоглазка.
Съеден вместе не один обед
По совести и чести,
Кров делили пополам,
В  стужу, в непогоду,
Даже мраморный клозет,
Стал  одним из лучших,
Где сидели мы вдвоём,
Словно на насесте.
У него же дети есть,
Им же кушать надо.
Всё продумал, взвесил я,
Жаль мне стало паучка,
Что служил мне верой, правдой
Охранял мою еду,
Действуя на нервы,
Но я выработал в себе,
Чувства гуманиста,
Не мочить же всех живых,
От того что жили вместе.
Столько долгих, длинных лет
Мы делили кров и хлеб,
Что устал я замечать тех, что тараканы.
Стали мы теперь дружить,
Пусть живёт, скотина,
Грех я на душу не взял,
И в этом вся картина.


18.01.2019 г.


Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219011800518

Jan. 18th, 2019

Порядочный


Марина Леванте  


 Эх, до чего ж ему хотелось быть порядочным. Так же  ж,    хотелось, чтобы все считали его хорошим, пусть даже и  не очень умным, но порядочным.


Просто Валерка Прокофьев знал ещё с самого детства, что к таким людям все хорошо относятся, с почтением, с уважением, на работе сослуживцы  и коллеги уже даже почти любят, даже начальник может уважать тебя за твою честность, дети, семья, эти просто на руках носить будут, ежели ты добропорядочный муж, отец  сын, даже потом, после твоей смерти,  на твоих похоронах одно только хорошее о тебе скажут, и ни слова о том, каким ты  был на самом деле.


     А на самом деле больше всего на свете Валерка боялся, чтобы кто-то плохо о нём не подумал, потом не сказал, не передал  другому,  и не пошла молва о нём, как о плохом человеке, ведь потом же похороны,  а там, как же? Что же о нём, как о покойном –то  скажут? Вот, незадача.


И потому он о плохом ни с кем не говорил, особенно, когда это плохое других касалось, о том,  что  плохого  у них в жизни происходит, и о хорошем тоже, потому что, если у кого-то хорошо, но не из-за   него, Валерки, а   благодаря кому-то  другому,  то получается что он,  Валерка плохой, потому что ни он сделал это  хорошее  другому человеку.  Вот и выходило, что ни о   плохом у других,   и ни о  хорошем, тоже у других,  он говорить не желал.


Read more...Collapse )

Jan. 16th, 2019

ИГРА


Марина Леванте


Что есть такое жизнь?
Игра со сменой, и не одного актёра,
Где разум не  заменяет гнев,
Где игроки рискуют телом,
Желая взять реванш перед собой,
И перед жизнью, перед смертью,
Что соревнуются   всегда,
За право быть почти  бессмертным,
Чтобы так думал человек.


Чтобы он думал,что  бессмертен,
Здесь и сейчас и, в общем-то навек,
И потому, не забывая, он играет,
Себя, его, впрочем, не важно, кто, кого,
Меняя декорации и в костюмерной,
Припудривая свой парик и лик,
Он остаётся неизменным,
Лишь декорации сменив.


То есть та жизнь, где все актёры,
Играя каждый свою роль,
Спектакль, что назван жизнью и игрою,
В которой платит каждый свою дань,
Сменив парик на  череп голый,
Камзол на тройку и пиджак,
Остался он тем человеком,
Что декорации сменил,
Оставив всё без изменений,
Себя в той жизни, в том костюме,
Соседа, брата своего,
Тут  же у каждого и всё без изменений,
Меняются лишь годы и века,
Эпохи, эры и столетья,
Названия   всех этих вех,
А человек в них остаётся человеком,
Как ты его не назови.


Как и актёр он неизменный,
Кто лучше, а кто совсем никак,
И потому расплата наступает
За плохо сыгранную роль,
За не разученный сценарий,
За не отглаженный сюртук,
Когда нет шанса на не исправленье,
Ты платишь кровью, отдавая дань,
Всем тем, кто лучше справился и с ролью
И с жизнью, хоть и не своей,
Просто актером он  оказался лучшим,
Чем тот, кто не понЯл, что такое жизнь.


Read more...Collapse )

Jan. 15th, 2019

Всё плохо!


Марина Леванте


 У него в жизни было всё плохо: семья, потеря жены и детей, одна ушла, другие давно выросли и тоже покинули, потеря работы и служебного статуса, он не замечал, что вся страна, вернее, народ этой страны находится почти в таком же бедственном положении, как и он сам. Плохо было ему одному. И однажды, когда чувство безысходности  впритык подкатило к самому его  горлу, он, не видя выхода, решил на последние деньги напиться. Купил шампанского, потому что помнил, как ещё недавно жил и что мог себе позволить, а так как не ел уже дня три, а то и больше,  то бутылки с пузырчатой искрящейся  жидкостью ему хватило.


 Проснувшись наутро, отойдя от тяжёлого похмелья, пост алкогольный синдром снять было нечем, на дне бутыли не виднелось даже капли так нужного сейчас напитка в качестве лекарства, понял, что ситуация не изменилась, всё плохо, как и прежде. Пошарил по карманам старого пальто, в котором в последний раз  в непогоду выходил в магазин за покупками, ничего там не обнаружив, догадался, что на мыло с верёвкой не оставил, накануне думая только о том, как бы заглушить понимание и ощущение  полной безысходности.


Что делать теперь не знал, но покончить с этим надо было и незамедлительно,  иначе грозила долгая и мучительная смерть от голода, да и холода тоже, учитывая, что на дворе стоял январь, а батареи в его квартире были полностью холодными, счета жкх он тоже давно не оплачивал.


Read more...Collapse )

Беспринципный Махмут


Марина Леванте


    Его звали Махмут,   хотя на самом деле он был Юсуп  Махмутович, но почему-то окружающие его люди, знакомые и  друзья предпочитали обращаться к нему по имени его покойного отца, и не потому, что его пращур заслуживал какого-то отдельного уважения, а потому что Махмут, на самом деле, это  была   кличка   этого   маленького росточком  человечка,   уже располневшего и не слегка, а  дошёл он до  шарообразного состояния, напоминая при этом газообразную   сферу, наполненную всем-чем, не только воздухом.  У этого шара была   такая же круглая голова,  а огромная лысина   венчала  макушку, не предусматривая на  ней  ни  шапки Мономаха, и просто никакой шапки,  и чуть ли не заканчивалась на этом. Правда, при ближайшем рассмотрении, видно было, что  лысая макушка    плавно переходит   в  высокий лоб,  на котором фиксировались     чёрные в разлёт  брови -стрекозы, а уже из-под  них на мир взирали   детски-наивные глаза  небесно-голубого цвета. Не хватало в них только весенней после дождевой разноцветной радуги, которая висела бы дугой над  прямым, как у  римского философа, носом.   Всё это уже потрёпанное первозданное  творение, потому что был Махмут давно не молод и потому не первой свежести,  завершали красные сочные, вечно чмокающие губы, под которыми почти нарисована была чёрным  карандашом небольшая  благообразная бородка клинышком.


Read more...Collapse )

Jan. 13th, 2019

Хочу к себе, обратно!


Марина Леванте


       —  Вот, сажи мне, Билл, я тут недавно анекдот услышал, про то, что эмиграция сильно отличается от туристической загранпоездки. Но, что-то меня мучают сомнения, что-то мне кажется, что это моя страна не хочет отпускать меня, такого умного и образованного, но сильно нищего, вот и рассказывают тут, некоторые такие  скабрезные, на мой взгляд, анекдоты. Но в то же время, ведь все анекдоты, они же из народа. Потому и хотел из первых уст услышать, что тут правда, а что ложь.


  Вот, потому,  скажи мне Билл, ты же коренной житель Америки, ну, твоих предков сюда завезли, сам ты мне рассказывал, как местный  царёк того племени, где твой предок жил, с хлеба на воду перебиваясь, продал  тебя белым янки, и потом ты, почти, как  в анекдоте  про Хижину  дяди Тома, отвоевывал себе   свободу и звание коренного  жителя.  Ну, я не тебя лично, имею ввиду, конечно же, а   твоих прапрадедушек и прапрабабушек. Впрочем, какая разница, ты теперь даже и не чёрный,  вон выглядишь, словно сапог,  до  того намазанный чёрной ваксой, который  за все эти века взяли  и отмыли, и теперь ты не просто равноправный американский гражданин, ты ассимилянт   и почти не отличаешься  от тех, кто на плантациях  с плёткой  стоял и чернокожие  спины   ею охаживал.


Read more...Collapse )

Previous 40